К вопросу о выступлении президента Р.Т. Эрдогана на Генеральной Ассамблее ООН. Часть 1

21 сентября 2021 года президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган выступил в ходе общеполитической дискуссии 76-й сессии Генассамблеи ООН. Выступление получилось достаточно широким и резонансным в России в том, что касается, в первую очередь, слов, произнесенных турецким лидером касательно Крыма.

Отметим, что тема Крыма в эти дни была поднята турецкими официальными лицами далеко не впервые. Вообще говоря, следует отметить следующее: турецкие официальные лица, включая президента Реджепа Тайипа Эрдогана и министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу, поднимают вопрос «незаконной оккупации Крыма со стороны Российской Федерации» как с завидным постоянством, так и при первой возможности. Впрочем, говоря о последнем, разумеется, сообразуясь с текущей политической конъюнктурой.

Как можно заметить, Турция, очевидным образом, стремится к тому, чтобы стать лидером в мире по числу упоминаний «незаконности оккупации России Крыма» и не дать, таким образом, России «спустить вопрос Крыма на тормозах».

При этом, и это тоже заметно, Турцию не слишком смущают возможные издержки для своих отношений с Россией.

Возможно потому, что, вплоть до настоящего времени, турецкие «эскапады» со стороны России не находили ответа. Во всяком случае такого, чтобы о нем туркам стоило бы, всерьез, думать и «убавлять громкость» своих заявлений.

Итак, в России, в период с 17 по 19 сентября с.г., состоялись всеобщие Думские выборы и турецкий МИД отреагировал на них следующим образом.

Уже 20 сентября, в ходе сессии «Вопрос – Ответ» пресс-секретарь МИДа Турции Танжу Бильгич прокомментировал выборы в Российской Федерации в части, касающейся Крыма, следующим образом:

«Турция, по-прежнему, поддерживает территориальную целостность Украины и не признает незаконную аннексию Крыма. Соответственно, результаты выборов в Государственную Думу России, состоявшихся 17-19 сентября 2021 года также в Крыму, применительно к Крыму, не имеют юридической силы для Турции».

Отметим ещё раз как подробность то, что это – вроде как, сессия «Вопрос – Ответ». То есть, вроде, турецкий МИД отдельного пресс-релиза по российским выборам не выпустил, а, всего лишь, ответил на «незапланированный» вопрос в ходе пресс-конференции из зала. И, при любых кулуарных разговорах, турки могут развести руками и сказать, что у них не было другого выхода, кроме как повторить свою извечную позицию перед «дотошным журналистом». Впрочем, это – так себе объяснение для российской стороны с учетом того, что все вопросы на входе проходят фильтр и ниоткуда не берутся.

Сразу следует задаться вопросом: что такого нового сказал представитель турецкого МИДа, что в России вокруг этого заявления пошли такие круги по воде, что это сразу попало в новостные блоки российских новостей и стало предметом для различных экспертных обсуждений?

Заметим, что позиция Турции по Крыму – неизменна со времени «Крымской весны», что не мешает России продолжать сотрудничать с турками во многих, в том числе, стратегических областях, включая использование мирного атома и АЭС «Аккую», проект «Турецкий поток», поставки Турции систем С-400, а также совместное производство вакцины Sputnik V. Разумеется, список этих флагманских, для двусторонних отношений, проектов может быть значительно расширен, если обратиться ко всему периметру двусторонних отношений, добавив сюда, торговлю, в том числе, критичными категориями товаров (к ним можно относить уже сельхозпродукцию, причем, именно с российской стороны – И.С.), строительно-подрядные работы и туризм.

В этом смысле, установка президента В.Путина по этому поводу на Валдайском клубе 2020 года, которая может быть выражена одной фразой «позиция Эрдогана по Крыму – неважна» — соблюдается: ни один из стратегических проектов не был ни отменен, ни скорректирован российской стороной после подобного рода выступлений турецкого МИДа. Просто идет обмен «мнениями» между МИДами двух стран без того, чтобы происходило разрастание этого вопроса на области стратегического, да даже и «нормального», торгово-экономического сотрудничества.

В этом смысле, российской стороне, прежде чем реагировать на турецкие выпады, стоило бы, до конца, определиться: Россию не устраивает позиция Турции, как таковая, по Крыму?

Тогда «успокоим», что это – позиция подавляющего большинства стран мира. Будем смотреть на это как на необходимое и достаточное условие для продолжения политического и торгово-экономического сотрудничеств – то будут все основания уйти на «полную самоизоляцию» со всеми своими зарубежными партнёрами.

Или же, как вариант, Россию не устраивает постоянство, громкость и нарочитость подобных заявлений от турок, создающих раздражающий фон в отношениях? Тем более, что по громкости своих заявлений по Крыму Турция отстает лишь от самой Украины и заметно опережает всех других в этой нише.

Тогда стоит расширить этот вопрос, спросим: действительно ли будет лучше, если, не изменив суть своей политики на постсоветском пространстве, турки, что называется «убавят громкость»?

Разумеется, многим в России было бы спокойнее, если таких заявлений от турок не было бы вовсе. Ведь каждое такое заявление: для кого-то в России – сразу оглядка наверх «может будет новая установка?», для кого-то – перенос переговоров и консультации с турецкими партнерами, для кого-то – задумчивость про очередной отпуск «может, все-таки, в Египет?». Любой такой камень от турок создает круги на воде, который, так или иначе, сеет зерна сомнений и добавляет темных красок в палитру российско-турецких отношений.

Но, прежде чем дальше анализировать турецкие заявления, включая и те, что прозвучали от президента Р.Т.Эрдогана на Генеральной Ассамблее ООН, выразим сугубо личную позицию, которая звучит следующим образом: «спасибо — туркам», что они такие нарочитые, громогласные, публичные и не дают российской стороне забывать про суть, цели, методы и средства своей внешней политики.

В этом смысле, возможно, России и не стоит предпринимать специально ровно никаких действий (о которых постоянно предупреждает наш МИД) — ответных или проактивных – чтобы снижать эту громкость турецких заявлений.

Зачем российской стороне меньшая громкость при неизменности процессов? Чтобы труднее было бы вслушиваться? – Напротив, пусть эти регулярные заявления служат напоминанием об особенностях и возможных сценариях российско-турецких отношений и не дают, с их учетом, российской стороне расслабиться. К чему, чего уж греха таить, российская сторона демонстрирует природную склонность.

Переходим непосредственно к тем заявлениям, который прозвучали в ООН от президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Прежде всего, рассмотрим ту часть заявлений, которая касается непосредственно вопроса «региональной нестабильности», к которой турецкий лидер отнес и «фактор Крыма». Сразу посмотрим на весь периметр вопросов, охваченных в этом смысле президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Подчеркнув, что одной из наиболее важных проблем, которые разжигают нестабильность и угрожают миру и безопасности в регионе, является израильско-палестинский конфликт, президент Р.Т.Эрдоган сказал:

«Пока преследование палестинского народа продолжается, для Ближнего Востока является невозможным достижение прочного мира и стабильности. По этой причине, необходимо немедленно положить конец политике оккупации, аннексии и незаконных поселений. Мы будем продолжать выступать против нарушений международного статуса Иерусалима на основании резолюции Организации Объединенных Наций 1947 года, неприкосновенности частной жизни Харам эш-Шерифа и прав палестинского народа. Мирный процесс и видение решения, основанного на сосуществовании двух государств, должны быть безотлагательно возрождены. Создание независимого и географически интегрированного палестинского государства на основе (границ – прим.) 1967 года со столицей в Иерусалиме остается одной из наших главных целей».

Заявив, что, в последнее время, были предприняты важные шаги для обеспечения стабильности на Кавказе, президент Эрдоган сказал:

«Азербайджан, используя свое право на самооборону, прекратил оккупацию своей собственной территории, которая была предметом резолюций Совета Безопасности, не выполняющихся годами. Это событие также позволило открыть новые возможности для установления прочного мира в регионе. Мы полны решимости поддерживать каждый позитивный шаг, сделанный сторонами».

И далее, слова президента Р.Т.Эрдогана, касательно Крыма и «поддержки Турцией территориальной целостности Украины»:

«Мы придаем большое значение защите территориальной целостности и суверенитета Украины, включая Крым, аннексию которого мы не признаем». Оттолкнувшись от Крыма, президент Р.Т.Эрдоган отметил и другие вопросы региональной повестки дня, входящие в зону современных турецких интересов:

«Мы считаем, что необходимо приложить дополнительные усилия для защиты базовых прав турок уйгуров мусульман (пунктуация сохранена – И.С.) с точки зрения территориальной целостности Китая. Мы сохраняем нашу позицию в пользу решения сохраняющейся проблемы в Кашмире на протяжении 74 лет посредством диалога между сторонами и в рамках соответствующих резолюций Организации Объединенных Наций. Мы также поддерживаем безопасное, добровольное, достойное и постоянное возвращение мусульман рохинджа, живущих в тяжелых условиях в лагерях в Бангладеш и в Мьянме».

Итак, заметим, что Крым был вписан турецким лидером в общую региональную повестку дня, которую озвучивал президент Р.Т.Эрдоган. Наряду с Крымом, в его выступлении прозвучала также важная для России тема Нагорного Карабаха. Но также прозвучали и ставшие привычными для турецкого лидера темы уйгурского населения Китая, индо-пакистанского конфликта, а также положение мусульман в Юго-Восточной Азии.

Подчеркнем, это – типичная для Турции и нынешнего турецкого руководства повестка дня последних лет, в которой есть место раздражителям её отношений с Китаем, Индией и с Россией. При том, что некоторые нюансы выступлений турецкого лидера могут чуть варьироваться, суть его, все равно, остается прежней.

Имеет смысл отвлечься от выступления турецкого лидера и обратиться к тем комментариям, что турецкие заявления, главным образом, прозвучали в контексте нынешней ситуации в Идлибе и в Сирии, в целом. — Как выражение «турецкого недовольства» действиями российской стороны.

Что особенно характерно, заявления турецкого президента и турецкого же МИДа прозвучали в преддверии личной встречи в Сочи между президентами В.В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом, анонсированной на 29 сентября.

Не стоит говорить о том, что подобного рода резкости не приняты в преддверии ключевых встреч, особенно, на высшем уровне. А встреча в Сочи, как можно заключить из некоторых ремарок пресс-секретаря президента России Д.Пескова обещает быть значимой и насыщенной обсуждением именно трудных моментов двусторонних российско-турецких отношений, без «сглаживания углов».

В этом смысле, стоит обратить внимание на публикацию известного турецкого политолога и обозревателя Нур Озкан Эрбай, которая вышла в главном турецком англоязычном издании, газете Daily Sabah 23 сентября с.г. под заголовком «Ожидания и выборы Эрдогана и Путина на саммите в Сочи». Нур Озкан Эрбай – весьма известная журналистка, «первого ряда».

Вот как анонсирует, со свой стороны, предстоящую встречу турецкая обозревательница:

«На следующей неделе, 29 сентября президент Реджеп Тайип Эрдоган посетит Сочи, чтобы выступить с речью на двустороннем саммите по приглашению президента России Владимира Путина.

Одна из причин, которая делает этот визит более важным, чем другие, — это сегодняшняя ситуация в сирийском Идлибе. Кремль уже подтвердил, что, по сравнению с другими визитами, этот визит будет посвящен гораздо более обширным и важным темам.

Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков заявил в понедельник, что идет подготовка к предстоящему визиту Эрдогана в Сочи, Россия.

«Это будет самая обширная повестка дня с момента начала двусторонних отношений. Эти отношения — многогранны, и лидерам всегда есть о чем поговорить в этом контексте», — сказал Песков журналистам.

Хотя все мировые столицы, особенно Анкара, похоже, сосредоточены на проблеме Афганистана, отсутствие политического решения в Сирии, с сохраняющейся террористической угрозой и миграционным кризисом, будет самой важной проблемой, обсуждаемой в Сочи.

Анкара внимательно следит за недавними нападениями на турецких военных в Идлибе. Хотя после соглашения, достигнутого 5 марта 2020 года с Россией, наступило относительное затишье, нападения на мирных жителей со стороны террористических организаций «Аль-Каида» и «Исламское государство» (здесь и далее, «Аль-Каида» и «Исламское государство» — запрещенные в России террористические организации – И.С.), а также сирийского отделения РПК – СНС — продолжаются. В последнее время, участились случаи преследования наблюдательных пунктов, созданных Турцией на шоссе M4 в Идлибе. В результате недавних нападений погибли трое турецких солдат.

С другой стороны, недавние авиаудары российских и сирийских самолетов, по целям в Идлибе, также вынуждают Анкару пересмотреть существующие договоренности. Вот почему во время встречи Эрдоган-Путин Анкара будет искать ответы на многие вопросы из Москвы».

Отсылка турецкого обозревателя к российско-турецким договоренностям:

«17 сентября 2018 года в Сочи было подписано соглашение между двумя странами, согласно которому в Идлибе будет создана зона деэскалации. Это соглашение предусматривало отход от полосы разоружения глубиной 15-20 километров (9-12 миль) и длиной 250 километров. После этого сирийская армия отложила операцию в Идлибе, которую планировала некоторое время. Однако, с тех пор, также было замечено, что Москва не выполнила требования соглашения о совместной борьбе с террористическими организациями, которые появляются на земле и нацелены на Турцию, продолжая при этом критику в адрес Турции. Кроме того, было замечено, что, с тех пор, Москва не усиливала давление на Башара Асада.

На каждом шагу, Турция посылает Москве послание: «Мы соблюдаем договоренности и ожидаем, что Москва будет выполнять те же обязанности». В то же время, Турцию беспокоит то, что сирийский режим и Россия продолжают наносить авиаудары в районе Идлиба. Будет ли Россия использовать эти атаки в качестве сдерживающего фактора против Турции и действительно ли она будет выполнять обязательства по соглашению с этого момента, будет одним из важных итогов саммита в Сочи для Анкары.

Другими словами, Эрдоган попросит Путина в Сочи дать четкий ответ о его намерениях относительно соблюдения условий соглашения. Хотя борьба Турции со всеми террористическими организациями, особенно с «Аль-Каидой», «Исламским государством» и СНС / РПК, продолжается решительно, она также будет сигнализировать о своем несогласии с активизацией нападений на турецкие войска.

Турция также принимает во внимание тот факт, что присутствие «Исламского государства» и «Аль-Каиды» в Афганистане может иметь эффект домино в Сирии. Это говорит о необходимости еще более тесной связи Москвы с ее договоренностями с Анкарой. Это также вызывает вопросы о том, насколько эффективна Москва на местах, учитывая нанесенный США авиаудар по высокопоставленному деятелю «Аль-Каиды» в Идлибе в предыдущие дни».

55.58MB | MySQL:105 | 0,492sec