Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (29 декабря 2008 года — 11 января 2009 года)

Наиболее важные события в регионе в период с 29 декабря 2008 г. по 11 января 2009 г. происходили в зоне палестино-израильского конфликта и в афгано-пакистанских отношениях. Вооруженные силы Израиля проводили в секторе Газа операцию «Литой свинец» против сил палестинского радикального движения ХАМАС, начав 3 января ее наземную фазу. В начале января президент Пакистана А. А. Зардари посетил с визитом Афганистан – впервые в истории отношений между двумя соседними государствами.

Ситуация в зоне палестино-израильского конфликта продолжает оставаться в центре внимания международного сообщества. Вместе с тем, все попытки ООН, европейских и региональных политиков остановить вооруженный конфликт в секторе Газа оказались безрезультатными. Единственно, о чем удалось договориться – это о ежедневной приостановке боевых действий на три часа для предоставления возможности доставки жителям анклава (ок. 1,5 млн чел.) гуманитарной помощи – продовольствия, питьевой воды, медикаментов. Обе стороны в основном соблюдают эту договоренность.

Израильские военные усилия также не привели пока к разгрому (уничтожению) боевых сил исламистов, которые, хотя и с меньшей интенсивностью, продолжают ракетные обстрелы территории Израиля. Растет число человеческих жертв. Так, по состоянию на вечер 11 января число погибших палестинцев оценивается в 890 человек, а раненых – 3800 человек. Потери Израиля составили убитыми – 14 человек, в т. ч. 10 военнослужащих, ранеными – около 100 человек.

Начав вечером 3 января вторжение в сектора Газа, части Армии обороны Израиля (АОИ) к утру 7 января рассекли территорию анклава на три части, заняв позиции вокруг его главных городов. Основные бои происходили в северной части сектора, где, как сообщается, находятся основные силы боевиков и откуда наиболее часто ведутся обстрелы израильской территории. Ожесточенные бои шли также на юге сектора, где части АОИ стремятся отрезать силы боевиков от границы с Египтом. Вместе с тем, израильское командование до последнего времени не направляло войска вглубь густонаселенных городских районов, отдавая предпочтение огневому воздействию на противника силами авиации, артиллерии и ВМС, а также действиям спецназа. 11 января части ЦАХАЛа начали углубляться в южные и восточные районы центра анклава г. Газа (750 тыс. жителей), где идут ожесточенные бои. Ежедневно по различным целям на территории анклава израильтяне наносят не менее 60-70 огневых ударов, поражая пусковые установки ракет, минометные расчеты, туннели на границе с Египтом, по которым боевики контрабандно получают оружие, опорные пункты и живую силу исламистов, средства связи, правительственные здания ХАМАСа и структур сил безопасности. Несколько ударов нанесено по мечетям, где, как утверждают израильские военные, скрываются боевики, или находятся склады с оружием. Ведется «охота» на руководящий состав боевиков. Так, по заявлениям командования АОИ, удалось уничтожить 15 их наиболее активных командиров. Вооруженные силы Израиля в значительной степени смогли нарушить систему управления боевыми силами противника, разрушить большое число туннелей и др. Число убитых боевиков ХАМАСа оценивается израильтянами (на 10.01) в 550 человек, в т. ч. не менее 300 в ходе наземной операции.

И хотя руководство Израиля постоянно подчеркивает, что «не намерено наказывать население Газы» и не воюет с мирным населением, целый ряд ударов пришелся по различным зданиям и объектам, в которых находились мирные жители, что привело к значительным жертвам. Очень тяжелой остается гуманитарная ситуация в секторе Газа, поступающей туда помощи явно не хватает для обеспечения жизни его населения. В ООН заявляют о «гуманитарном кризисе» в анклаве.

В целом, как показывает ход событий, боевые силы ХАМАСа, несмотря на понесенные значительные потери, не сломлены. ЦАХАЛ не смог пока в полной мере выполнить главную из декларированных правительством страны задач военной операции – прекращение обстрелов Израиля. Боевики продолжают пуски ракет, причем не только по приграничным районам, но и по городам Беэр-Шева и Ашдод, расположенным вдали от границы. Всего с 27.12.08 по 11.01.09 по Израилю выпущено 685 ракет.

Отвергнув резолюцию Совета Безопасности ООН № 1860, принятую 9 января и призывающую к скорейшему прекращению огня, Израиль заявляет о своем «праве на законную самооборону». Военно-политическое руководство страны намерено провести, по возможности в короткие сроки, третью фазу операции «Литой свинец», с целью полного разгрома сил ХАМАСа и ликвидации его военной и террористической инфраструктуры.

Лидеры ХАМАСа, отказываясь от предложений по прекращению огня и размещению в Газе международных миротворцев, заявляют, что все они «посягают на право сопротивления израильской оккупации» и не ведут к немедленному прекращению блокады сектора и вывода из него войск Израиля.

С первых дней израильской военной операции в мире и регионе развернулась активная деятельность по прекращению вооруженного конфликта и недопущению гуманитарной катастрофы в секторе Газа. За прекращение огня израильтянами и ракетных обстрелов Израиля боевиками ХАМАСа выступают Евросоюз, Россия, Турция, Китай и многие другие страны. Действия Израиля резко осудили арабские страны и Иран. Вместе с тем, на официальном уровне у арабов дело не идет далее официальных протестов и организации материальной помощи населению Газы. Очевидно, что в большинстве арабских столиц прекрасно знают, что вина в развязывании нынешнего конфликта лежит не только на Израиле, но и на лидерах ХАМАСа, которые своими действиями в значительной степени спровоцировали масштабное вооруженное противостояние. Обострились отношения ХАМАСа с Египтом. Тем не менее, Каир продолжает усилия в направлении прекращения огня. Эту линию египтян поддерживает глава ПНА М. Аббас. Действия Израиля в Газе вызвали массовые протесты у населения арабских стран, где проходят многотысячные антиизраильские демонстрации. Демонстрации протеста против военной операции Израиля в Газе прошли и в странах Западной Европы. Наиболее последовательную поддержку Израилю оказывают Соединенные Штаты, хотя американцы и не стали возражать против принятия резолюции Совбеза ООН 1860, воздержавшись при голосовании. Одобрительно относится к действиям Израиля Германия.

В ходе визита в Афганистан президента Пакистана А. А. Зардари стороны договорились о расширении сотрудничества в борьбе с терроризмом. Кроме того, были обсуждены вопросы, связанные с урегулированием ситуации в районах, прилегающих к совместной границе, различные аспекты сотрудничества в сфере экономики и транспорта. В частности, была затронута тема строительства газопровода из Туркменистана через афганскую территорию в Пакистан и далее в Индию. В целом визит главы пакистанского государства в Кабул стал еще одним свидетельством постепенной нормализации отношений между двумя соседними государствами.

Между тем обстановка в самом Афганистане остается очень сложной. В различных районах страны продолжают активно действовать боевики радикального исламистского движения «Талибан». По оценке главы Объединенного центрального командования ВС США генерала Д. Петрэуса, для улучшения афганских дел необходимо более активное и тесное сотрудничество всех стран-соседей Афганистана, т. к. афганские проблемы оказывают непосредственное воздействие на ситуации в окружающих государствах. При этом генерал считает, что к усилиям по стабилизации положения в Афганистане может присоединиться Иран. Д. Петрэус также признал необходимым всемерно укреплять афганскую национальную армию с тем, чтобы она как можно скорее могла более активно и успешно противостоять талибским боевикам.

Сложная обстановка сохранятся и в соседнем Пакистане, особенно на северо-западе страны вблизи границы с Афганистаном. З0 декабря правительственные силы начали крупную операцию против боевиков, поддерживающих афганских талибов, в районе Хайберского прохода, который является главным путем снабжения войск США и их союзников, действующих в Афганистане. Сообщается, что в ходе операции захвачено более 200 боевиков, обнаружены крупные запасы взрывчатки и снаряжение для террористов-смертников. Большой отряд боевиков совершил на севере в районе Махманд нападение на позиции правительственной армии. Американские беспилотные летательные аппараты продолжают наносить удары по объектам боевиков на пакистанской территории. Всего в 2008 г. было нанесено до 30 ударов, в результате которых погибли 220 человек. Вашингтон рассматривает эти удары в качестве необходимой меры пересечения действий боевиков, тогда как Исламабад считает их нарушением пакистанского суверенитета.

Отмечается некоторое снижение напряженности в индийско-пакистанских отношениях. 5 января Индия передала Пакистану свидетельства причастности его граждан к террористическому нападению на индийский г. Мумбай 26 ноября 2008 г., а 9 января Межведомственная разведка Пакистана передала индийской стороне свой ответ и дополнительную информацию по этому делу. Премьер-министр Пакистана Ю. Р. Гилани заявил: «Если потребуется, другие материалы, мы готовы к сотрудничеству». Ранее, 1 января Индия и Пакистан на основании договора 1988 г. обменялись списками своих ядерных объектов.

29 декабря 2008 г. свой пост оставил президент Сомали А. Юсуф. В начале января Эфиопия приступила к выводу своих войск (до 3 тыс. чел.) из Сомали. В Аддис-Абебе заявляют, что процесс возвращения войск на родину займет длительное время. Между тем боевые отряды оппозиционного временному правительству страны Союза исламских судов приступили к занятию районов и баз, оставляемых эфиопской армией. Так, исламисты, мотивируя свои действия «необходимостью поддержания безопасности», уже установили контроль над несколькими бывшими эфиопскими базами в столице страны Могадишо.

Международное сообщество наращивает усилия по борьбе с сомалийскими пиратами, действующими в Аденском заливе и Индийском океане. В начале января в Аденский залив прибыл и начал действовать отряд кораблей ВМС Китая (2 эсминца и вспомогательное судно). 8 января объявлено, что для борьбы с пиратами в составе 5-го флота ВМС США создано специальное 151-е оперативное соединение, которое начнет действовать в самое ближайшее время. 9 января сомалийские пираты отпустили за выкуп в 3 млн долларов свою крупнейшую добычу – саудовский супертанкер «Сириус Стар».

1 января 2009 г. правительство Ирака приняло на себя ответственность за обеспечение безопасности на всей территории страны после прекращения 31 декабря 2008 г. действия мандата Совбеза ООН на пребывание на иракской территории коалиционных сил. В этот же день командование ВС США передало иракским силам безопасности контроль над т. н. «зеленой зоной» в центре Багдада, где расположены основные правительственные учреждения, штаб американских войск и многие иностранные диппредставительства, а британские войска передали иракцам контроль над аэропортом в Басре.

Премьер-министр Ирака Н. аль-Малики 3-4 января находился с визитом в Иране. Это его четвертый визит в соседнюю страну со времени вступления в должность главы правительства в 2006 г. На переговорах в Тегеране затрагивались вопросы безопасности в регионе, двустороннего сотрудничества в сферах торговли, энергетики и транспорта. Глава ИРИ А. Хаменени заявил, что американское и британское военное присутствие является «главным источником терроризма и внутренних разногласий» в Ираке. Со своей стороны, Н. аль-Малики подчеркнул, что его правительство «не позволит Ираку стать плацдармом для нападения на любую страну».

Избранный президент США Б. Обама 11 января заявил, что его администрация будет проводить новую политику в отношении Ирана, одновременно признав, что политика Тегерана станет «серьезнейшей проблемой» его президентства. Б. Обама также подчеркнул, что будет самым серьезным образом заниматься вопросами арабо-израильского урегулирования.

Приложение

Вооруженные силы Кувейта

Сложная, периодически напряженная военно-политическая обстановка в зоне Персидского залива, сохраняющаяся нестабильность в Ираке, наращивание военной мощи Ираном, территориально-пограничные проблемы, существующие между странами региона вынуждают руководство Кувейта уделять повышенное внимание вопросам укрепления обороны страны и совершенствования национальных вооруженных сил.

Вооруженные силы Кувейта (15,5 тыс. чел.) состоят из сухопутных войск, военно-воздушных и военно-морских сил. Военный бюджет в 2007 г. составил 4,002 млрд долларов (3,6 проц от ВВП). Помимо ВС имеются Национальная гвардия (6,6 тыс. чел.) и береговая охрана (500 чел.). Статья 159 конституции гласит, что «только государство может создавать вооруженные силы и органы общественной безопасности в соответствии с законом».

Верховным главнокомандующим ВС Кувейта является эмир. Имеется Совет национальной безопасности во главе с премьер-министром, который координирует действия всех государственных структур в области безопасности и обороны, вырабатывает стратегию национальной безопасности. Кроме того, при главе правительства имеется Высший совет обороны. Практическое руководство вооруженными силами осуществляет министр обороны (гражданское лицо, представитель правящей династии), которому подчинены начальник генштаба и командующие видами ВС.

Кувейтский парламент ежегодно утверждает военный бюджет. При этом депутаты тщательно проверяют все военные контракты на предмет выявления коррупции или завышенных расходов. В ряде случаев они блокировали заключение соглашений о приобретении вооружения.

Конституция страны запрещает вести захватнические войны. Доктрина обороны и безопасности Кувейта базируется на двух основных принципах: закупке высокоэффективного оружия и двусторонних соглашениях о безопасности и обороне с США и их союзниками по НАТО. Кувейтское руководство считает, что в случае внешней агрессии защитить страну смогут только США. Задачей же национальной армии является «продержаться 4-5 дней до прибытия помощи извне». В последнее время повышенное внимание уделяется борьбе с терроризмом и религиозным экстремизмом. На всем протяжении границы с Ираком создан комплекс оборонительных сооружений, которые поддерживаются в рабочем состоянии и после свержения саддамовского режима в Ираке.

Сухопутные войска (11. тыс. чел.) имеют в боевом составе 9 бригад, в т. ч. 3 бронетанковые (бртбр). Однако полностью укомплектованы личным составом только две бртбр. На вооружении состоит 368 танков, в т. ч. 218 М1А2 «Абрамс», 113 155-мм самоходных гаубиц, 27 РСЗО «Смерч», 118 ПТРК, 450 БМП. Часть техники находится на консервации. С помощью США намечено модернизировать имеющиеся на вооружении ПТРК ТОУ-2А/В и дополнительно закупить 2016 ПТУР ТОУ-2А и 1404 ТОУ-2В. В перспективе возможно приобретение 60 танков М1А2 «Абрамс».

На вооружении ВВС (2500 чел.) состоят 53 боевых самолета (F/A-18 «Хорнет» – 39, «Мираж» F.1 — 14), 27 учебно-боевых и учебных самолетов, 4 транспортных самолета, 32 боевых вертолета АН-64D «Апач Лонгбоу» и SA-342 «Газель», 12 многоцелевых и транспортных вертолетов.

В состав ВВС входят подразделения ПВО, имеющие на вооружении 5 батарей ЗРК «Пэтриот», 4 батареи ЗРК «Усовершенствованный Хок», 6 батарей ЗРПК «Амон», 48 ПЗРК. Кувейт участвует в создании совместной сети раннего радиолокационного предупреждения, как компонента объединенной командно-управляющей системы в структуре оборонительных сил ССАГПЗ.

Предполагается модернизировать истребители F/A-18С/D до уровня модели F/A-18F/E «Супер Хорнет» и, возможно, приобрести еще 20 самолетов этого типа. Ведутся переговоры о приобретении в США 4 транспортных самолетов С-130J-30. Рассматривается вопрос о закупке 80 ракет «воздух-воздух» AIM-120 AMRAAM, самолетов ДРЛО и многоцелевых вертолетов UH-1H. В 2007-2008 гг. Пентагон сообщил о намерении продать Кувейту 80 ЗУР РАС-3 и модернизации 60 ЗУР РАС-2.

Корабельный состав ВМС (2000 чел.) представлен 29 боевыми катерами, в т. ч. 10 ракетными. В интересах флота могут действовать 4 вертолета «Супер Пума», оснащенные ПКР «Экзосет», и истребители F/A-18.

Предусмотрено создание флотилии из трех боевых эскадр, эскадры поддержки, эскадры тральщиков и вертолетной эскадрильи. Для эскадры поддержки намечено приобрести 2 судна снабжения, а для эскадры тральщиков – 3 минно-тральных корабля. Ведутся переговоры с США о приобретении 12 быстроходных патрульных катеров типа Mk.V.

Военное строительство в стране осуществляется на основе долгосрочных планов, разработанных при участии американских и британских военных специалистов. Совершенствуется система обязательной военной службы, проводятся изменения в организационно-штатной структуре частей и подразделений, осваиваются личным составом новые системы оружия и военной техники, продолжаются закупки современных вооружений за рубежом. Большое внимание уделяется развитию и модернизации системы связи и разведки, совершенствованию оперативного оборудования территории страны: сооружаются военные городки, стационарные пункты управления, прокладываются новые линии связи, модернизируются действующие военные объекты.

В Кувейте создается национальная система управления, контроля, связи и разведки, представляющая собой компьютерный центр, связанный с ИСЗ, в который поступают данные контроля за морским и воздушным движением и различного рода разведывательная информация. Кувейтская система будет связана с аналогичными американскими структурами и самолетами АВАКС в Саудовской Аравии.

Планов создания военной промышленности у руководства страны нет.

К слабым сторонам кувейтских ВС следует отнести значительный некомплект личного состава, в результате чего много техники, в т. ч. авиационной, простаивает. Ощущается нехватка полевой артиллерии и средств ПВО в сухопутных войсках, недостаточно развита ремонтная база, сильной остается зависимость от иностранных технических специалистов.

За период с 2003 по 2006 г. Кувейт приобрел за рубежом вооружение и военную технику на сумму 1,4 млрд долларов. За этот же период были подписаны новые контракты на поставки военной продукции для национальных ВС на сумму 728 млн долларов. Ведущим партнером Кувейта в военной области остаются Соединенные Штаты. Американо-кувейтское сотрудничество включает в себя регулярные встречи военных руководителей двух стран, проведение совместных учений, постоянное присутствие на территории эмирата американского военного контингента, доступ кораблям и самолетам ВС США на военные объекты страны, оказание содействия в подготовке кувейтских военных кадров, поставки вооружения и военной техники, помощь в модернизации военных объектов Кувейта. Создана и действует американо-кувейтская группа по вопросам обороны.

В Кувейте действует английская военная миссия. В 2006 г. подписано два договора с Францией: об обмене разведывательной информацией и об условиях закупок и поставок Кувейту французской военной продукции. В 2006 г. подписано соглашение с НАТО о сотрудничестве в сфере разведки, предполагающее обмен информацией и доступ Кувейта к базе данных альянса по вопросам терроризма. ВС Кувейта принимают участие в совместных учениях армий аравийских монархий. Страна также поддерживает военно-технические связи с Австралией, Австрией, Бангладеш, Белоруссией, Бельгией, Германией, Египтом, Иорданией, Италией, КНР, Швецией, ЮАР, Южной Кореей. После 2002 г. Кувейт не производил закупок российского оружия.

Министерство обороны Кувейта испытывает большие трудности в деле набора людей для службы в армии. Собственно граждане эмирата неохотно идут на военную службу, сказывается и общая малочисленность населения. По особым межгосударственным соглашениям контракты на прохождение службы в кувейтских вооруженных силах могут заключаться с иностранными гражданами.

Офицерские кадры готовятся в военном и Объединенном командно-штабном колледжах, а также за рубежом – в США, Великобритании, Франции, Австралии, Германии, арабских странах.

Кувейтская армия не играет заметной роли в политической жизни эмирата. Высшие офицеры ВС не представляют самостоятельную группу в правящей элите Кувейта и не играют самостоятельной политической роли.

В целом вооруженные силы Кувейта по своей численности и боеспособности не в состоянии самостоятельно решать задачи по защите суверенитета и территориальной целостности страны, что обусловливает долгосрочную зависимость страны в вопросах национальной обороны от иностранной (американской) военной помощи.

Начало

 

Институт Ближнего Востока

Военно-техническое сотрудничество России с арабскими странами

А.Б. Подцероб

Начавшиеся во второй половине 50-х годов поставки вооружения Египту, Сирии, Ираку быстро привели к росту советского влияния в ближневосточном регионе. Более того, «приход советского оружия на Ближний Восток, — констатировал Г. Киссинджер, — явился нажимом на нервные окончания Европы». В целом, по его оценке, «ранние этапы проникновения на Ближний Восток принесли Советам одни лишь выгоды. За ничтожную плату со стороны Москвы демократические страны были поставлены Москвой в положение обороняющихся <…> Советское присутствие стало ощутимым в тех районах, которые до того безоговорочно принадлежали западной сфере влияния».(1) Военно-техническое сотрудничество с арабскими государствами обеспечивало к тому же Советскому Союзу стабильные поступления валютных средств, и хотя в последующем образовалась значительная и так и непогашенная задолженность, общая сумма выплат за поставлявшееся оружие намного превысила понесённые финансовые потери.

Несмотря на дезинтеграцию СССР и последовавший за этим перенос центра тяжести во внешней политике России на западное направление, ВТС со странами Ближнего Востока и Северной Африки свёрнуто не было, хотя его объёмы существенно сократились. Нашей военной техникой была оснащена сирийская армия, на вооружении которой находились, в частности, 580 истребителей МиГ-21, -23, -25, -29 и истребителей-бомбардировщиков Су-20, -22, -23, -24, 60 пусковых установок оперативно-тактических ракет «Скад», «Фрог», СС-21, а также ракеты «земля-земля» типа «Луна» и «Точка», 4 600 танков Т-54, -55, -62, -72, 20 ПУ зенитных ракетных комплексов СА-7, -9, -13, 750 ракет «земля-воздух» СА-2, -3, -5, -6, -8.(2) Хотя после введения Советом Безопасности запрета на поставки оружия Ираку военно- техническое сотрудничество с этой страной было прекращено, а иракские «Скады» демонтированы под контролем Специальной комиссии ООН, на вооружении его армии оставались, в том числе, 6 средних бомбардировщиков Ту-22, истребители и истребители-бомбардировщики МиГ-21, -23, -25, -27, -29, Су-7, -20, -29, военно-транспортные самолёты Ан-2, -12, -24, -26, Ил-76, танки Т-54, -55, -62 -72, реактивные системы залпового огня.(3) Несмотря на переориентацию в 70-е гг. Египта на ВТС с Соединёнными Штатами, его вооружённые силы по-прежнему располагали военной техникой советского производства, включая МиГи-21, 21 ПУ «Скадов» и «Фрогов», танки Т-54, -55, -62, ЗРК Са-2, -3, -6.(4) В распоряжении ливанской армии находились Т-54 и советские гаубицы, переданные ей иррегулярными вооружёнными формированиями после окончания в 1990 г. гражданской войны в этой стране. В Магрибе советским оружием были оснащены Силы вооружённого народа Ливии (ВТС с которой было свёрнуто в 1992 г. после введения СБ антиливийских санкций) и Национальная народная армия АНДР.

Во второй половине 90-х годов, когда министром иностранных дел РФ стал Е.М. Примаков и наметился возврат нашей страны к политике «всех азимутов», стало приобретать «второе дыхание» и военное сотрудничество с арабскими странами. По данным французского исследователя М. Бунажема, в Москве тогда надеялись, что на долю России придется в 1997-2000 гг. треть поставок вооружения в страны Ближнего Востока и Северной Африки, общий объем которых, как ожидалось, должен был составить 20 млрд. долл. «Продажа оружия, — констатировал он, – представляет собою с русской точки зрения средство восстановления определенного дипломатического и политического влияния в зоне, имеющей во многих отношениях жизненно важное значение для России. Москва реализует стратегию сближения, в которой экономические императивы (продажа военной техники) полностью сопрягаются со стратегическими и политическими соображениями».(5)

В эти годы наметилась активизация ВТС с Сирией, с которой были достигнуты договорённости о продаже полутора десятков Су-27, модернизации МиГ-21 и Су-22 и поставках запчастей.(6) Возобновление сотрудничества с САР вызвало озабоченность в Израиле, а также в Соединённых Штатах, и Вашингтоном были установлены санкции в отношении некоторых российских предприятий. Начали восстанавливаться военно-технические связи с Египтом, которому было продано несколько десятков башен боевых машин пехоты БМП-2 для установки на производимые в АРЕ бронетранспортёры «Фахд-30».(7)

Одновременно Россия предприняла – оказавшуюся в какой-то мере успешной – попытку прорыва на рынки стран Персидского залива. В 1992-96 гг. было поставлено 350 БМП-3 Объединённым Арабским Эмиратам, и достигнута договорённость с Кувейтом о продаже ему 76 БМП-3.(8) По оценке М. Бунажема, выбор в пользу российских боевых машин был обусловлен как их высокими тактико-техническими данными, так и достаточно низкой ценой в 800 тыс. долл. за одну БМП.(9) Вместе с тем, РФ столкнулась с жёсткой конкуренцией западных производителей. Не удалось выиграть тендер на поставку ОАЭ 80 боевых самолётов нового поколения.(10) Американские компании сумели при поддержке Администрации США убедить Абу Даби в нецелесообразности закупки российских ЗРК С-300 «Алмаз» под тем предлогом, что они несовместимы с уже принятыми на вооружение армией Эмиратов зенитными ракетами «Хок» и в силу этого не могут быть интегрированы в систему противовоздушной обороны, создаваемую странами-членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива.(11)

В Северной Африке продолжалось ВТС с Алжиром, несмотря на переживаемые обоими государствами немалые сложности, и российский экспорт в АНДР формировался в 90-е гг., главным образом, за счёт продажи вооружения.(12) В условиях развернувшейся тогда в этой стране гражданской войны поставки оружия из России имели жизненно важное значение для Алжира и стали одним из факторов, позволивших ННА одержать победу в борьбе с вооруженными формированиями исламистов.

К настоящему времени объёмы ВТС России с арабскими государствами, похоже, так и не достигли уровня советского периода. Объясняется это не только более низким, чем у СССР, экономическим потенциалом РФ, но и тем, что в отличие от времён «холодной войны» почти все страны Ближнего Востока и Магриба строят свои военно-технические связи, исходя не из политических предпочтений, а прагматических соображений. Сыграла свою роль, естественно, и потеря РФ ещё в 90-е гг. иракского и ливийского рынков.

Тем не менее, России удалось в какой-то мере восстановить свои позиции. По словам директора ФС ВТС М.А. Дмитриева, «у нас сложились тесные партнёрские отношения с Алжиром, ОАЭ, Иорданией, Сирией, с которыми мы взаимодействуем по целому ряду военно-технических проектов. Осуществляются активные контакты с Саудовской Аравией, Египтом, Ливией, Йеменом, Марокко, Кувейтом, налаживаются связи с Катаром и другими странами региона».(13) Особенно активно развивается сотрудничество с АНДР, вошедшей наряду с Китаем, Индией и Венесуэлой в число основных партнёров РФ в данной сфере.(14) Начало восстанавливаться ВТС с Ливией, которая, как ожидается, разместит в России заказы на 2 млрд. долл.(15) Расширяются связи с АРЕ, куда осуществляются поставки ЗРК «Печора» и «Тор».(16)

Нам удалось, судя по всему, закрепиться на ранках Саудовской Аравии, ставшей в 2007 г. крупнейшим в мире импортёром вооружения (сумма заключённых ею контрактов – 10,6 млрд. долл. — в два раза превысила объём контрактов, подписанных занявшей второе место Индией).(17) Было, в частности, заключено соглашение о поставках КСА 6 вертолётов Ка-226 на сумму 25 млн. долл., ведутся переговоры о продаже Саудии за 1 млрд. долл. 150 танков Т-90, а также БМП-3, саудовцы проявляют интерес к приобретению ЗРК С-300 и С-400 «Триумф».(18) Симптоматично, что на этот раз несовместимость российских ракет с находящимися на вооружении саудовской армии американскими системами противоракетной обороны «Пэтриот» не рассматривается как препятствие к приобретению С-300 и С-400. Более того, саудовцы намереваются, похоже, с помощью российских специалистов интегрировать «Алмазы», «Триумфы» и «Пэтриоты» в единую систему ПВО.(19) О внимании, которое Эр-Рияд, стремящийся диверсифицировать свои военно-технические связи, уделяет ВТС с Россией, свидетельствует возложение обязанностей куратора данного направления на главу Совета национальной безопасности Бандара бен Султана, входящего в ближайшее окружение короля Абдаллы.

Хотя военное сотрудничество России с арабскими странами строится сейчас на коммерческой основе, исключением из общего правила стало решение Москвы о безвозмездной передаче Ливану 10 МиГ-29. Как отмечает в этой связи ближневосточный военный эксперт И. Хана, поставки истребителей потребуют создания при содействии РФ командного центра и приобретения средств противовоздушной обороны. Будет, кроме того, необходимо подготовить в российских учебных заведениях ливанских лётчиков и наземный персонал. Не исключено, что решение о передаче самолётов может открыть России путь на ливанский рынок вооружений. Во всяком случае, по сообщению газеты «Ад-Дияр», Министерство обороны Ливана запросило у российской стороны вертолёты, танки Т-90 и системы ПВО. Объём поставок, которые будут оплачены Саудовской Аравией и ОАЭ, составит, как ожидается, 1 млрд. долл.(20) Поступление 10 МиГ на вооружение ливанской армии не внесет, вместе с тем, изменений в соотношение сил на ближневосточном театре в условиях, когда израильские военно-воздушные силы располагают почти 700 боевыми самолётами, а сирийские – 470.(21) Остаётся также открытым вопрос, решится ли Бейрут использовать полученные истребители для того, чтобы противодействовать облётам ливанской территории израильской авиацией – ведь во время вторжений Армии обороны Израиля в Ливан в 1978, 1982 и 2006 гг. ливанская армия уклонялась от участия в боевых действиях, и сопротивление израильтянам оказывали палестинские формирования и «Хизбалла».

С другой стороны, нельзя исключать, что безвозмездная передача истребителей Ливану может быть болезненно воспринята в Дамаске. Дело в том, что ВТС с Сирией строится нами на коммерческой основе, в то время как сирийцы хотели бы вернуть себе роль привилегированного партнёра нашей страны и получать российское оружие на льготных условиях. К тому же Москва действует на сирийском направлении с оглядкой на Израиль и США. Так, по мнению президента Академии геополитических проблем Л.Г. Ивашова, из-за противодействия израильтян и американцев не были удовлетворены просьбы сирийцев о поставке С-300.(22)

На ближневосточном рынке, на который за последние 10 лет различными странами было поставлено оружия на 60 млрд. долл., России приходится действовать в условиях острой конкуренции по типу «борьбы всех против всех».(23) Сюда поступают, в том числе, самые современные системы вооружений. Последнее свидетельство тому – решение Вашингтона о продаже Абу Даби наряду с «Пэтриотами» новейших комплексов ПРО «ТААД» за 3,3 млрд. и 7 млрд. долл. соответственно.(24) При этом ОАЭ станут первой в мире страной, которая получит «ТААДы». Интерес к ВТС с арабскими странами начинает проявлять Китай. Представляется в этой связи симптоматичным подписание в ходе визита в Каир в конце декабря 2008 г. вице-премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна меморандума об оказании помощи в уничтожении минных полей, в соответствие с которым Египту будет поставлено 80 единиц специального оборудования и китайские специалисты станут обучать египетских сапёров.

Вместе с тем, по мнению ряда российских экспертов, перспективы ВТС России, в т. ч. с арабскими странами, далеко не безоблачны. «Мы, — отмечает заведующий Аналитическим отделом Института политического и военного анализа А. Храмчихин, — продаём в основном советское оружие, и в этом наша главная проблема. Действительно, это самое дешёвое оружие в мире, но оно безнадёжно устарело. Поэтому мы, я полагаю, будем постепенно сползать в самый «низкий» сегмент стран-покупателей <…> Мы не производим современного оружия для своей армии – вообще никакого. Соответственно и оружия для экспорта у нас скоро не останется».(25) Близкой к вышеизложенной точки зрения придерживается и Л.Г. Ивашов, полагающий, что «отсутствие новых образцов оружия в нашей собственной армии не добавляет нам престижа. Многие военные изделия мы предлагаем за рубеж в обход собственной армии, и это сдерживает покупателей».(26) Не способствует созданию условий, благоприятствующих продвижению на рынки государств Ближнего Востока и Северной Африки российской военной техники и недобросовестность при выполнении заказов, как это было с поставками Алжиру МиГ-29. Подобная в корне порочная практика подрывает доверие покупателей не только к отдельным предприятиям, но и в целом к России как к партнёру по военно-техническим связям.

В то же время можно, пожалуй, констатировать, что проблемы, на которые обращают внимание А. Храмчин и Л.Г. Ивашов, постепенно начинают решаться. Свидетельство тому – поступление, по словам сотрудника «Рособоронэкспорта» М. Демидюка, запросов от ряда арабских стран на продажу им С-400.(27) Характерна в данном контексте и готовность российской стороны экспортировать оперативно-тактический ракетный комплекс «Искандер» и другие виды высокоточного оружия.(28) Перспективным направлением выглядит, кроме того, модернизация поставленного ранее оружия, которая, как ожидается, будет активно осуществляться в предстоящие 3-5 лет.(29) Обращает на себя внимание и то, что в нашу армию начала, похоже, поступать, наконец, современная техника. Во всяком случае, в августе 2007 г. под Электросталью был поставлен на боевое дежурство полк «Триумфов», и ожидается, что ежегодно российские вооружённые силы будут получать 1-2 полка таких ракет.(30)

Особое значение ВТС с арабскими странами приобретает для нашей страны в связи с падением цен на нефть и глобальным экономическим кризисом. В этих условиях продажа вооружения становится не только существенным подспорьем в получении валютных средств, но и позволяет, благодаря военным заказам, вывести из-под удара весьма важный сегмент российской экономики, от ситуации в котором будет в немалой степени зависеть благополучие – или неблагополучие – народного хозяйства России в целом.

 

1. Г. Киссинджер. Дипломатия. М., 1997, с. 471, 474.

2. С.А. Багдасаров, А.Н. Чавушьян. Военный и военно-экономический потенциал стран Ближнего и Среднего Востока. М., 1998, с. 30-31.

3. Там же, с.25-26.

4. Там же, с. 9-10.

5. M. Bounajem. Les armes au service de la politique. // Arabies, Juillet-Aout 1997, p.26.

6. Ibidem.

7. Ibid., р. 28.

8. Ibidem.

9. Ibidem.

10. Ibidem.

11. Ibidem.

12. Е.М. Богучарский. Дипломатия и дипломатическая служба Алжира (1962-2006 гг.). М., 2007, с. 231-232.

13. М.А. Дмитриев. Россия на рынке вооружений арабских государств, 26.02.2007. // Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству. // http://www.fsvts.gov.ru/db/kvts-portal/F135B1DB212BFD14C325728E004EB8FE/d.

14. А. Вермишев, С. Зегонов. Россия внедряется в НАТО,30.10.2008. // http.//www/infox.ru/authority/defence/2008/10/30/milexport.phtml.

15. Там же.

16. Russia challenges US in the Islamic World. // http://eldib.wordpress.com/2008/04/01/russia-challanges-us-in-the-islamic-world/.

17. А. Вермишев, С. Зегонов. Россия внедряется в НАТО…

18. O. Sidorov. Moscow’s Arabic march-throw, 21.02.2007. // GAZETA.KZ // http://eng.gazeta.kz/art.asp?aid=87268.

19. Военно-техническое сотрудничество России и Саудовской Аравии, 27.03.2007. // http://musulmanochka.ucoz.ru/news/2007-03-27-2.

20. Ад-Дияр, 22.12.2007.

21. С.А. Багдасаров, А.Н. Чавушьян. Военный и военно-экономический потенциал стран Ближнего и Среднего Востока, с. 13; В.П. Юрченко. Военная политика и военное строительство в странах Арабского Востока (конец ХХ- начало XXI века), ч. 2. М., 2007, с. 204.

22. А. Вермишев, С. Зегонов. Россия внедряется в НАТО…

23. МА. Дмитриев. Россия на рынке вооружений арабских государств…

24. National, 22.12.2008.

25. А. Вермишев, С. Зегонов. Россия внедряется в НАТО…

26. Там же..

27. Veille strategique sur la Russie. // http://veille-russie.over-blog/com/.

28. М.А. Дмитриев. Россия на рынке вооружений арабских государств…

29. Там же.

30. Veille strategique sur la Russie…

 

52.85MB | MySQL:104 | 0,450sec