Американские эксперты о 4-й бронетанковой дивизии Сирийской Арабской Армии

На сайте вашингтонского Института Ближнего Восток была опубликована статья Абдаллы Альгадауи «4-я дивизия, параллельная армия Сирии», посвященная 4-й бронетанковой дивизии под командованием Махера Асада и ее роли и месте в силовых структурах страны (1). Автор описывает и анализирует это военное соединение, получившее огромное значение в период гражданской войны в САР.

Американский эксперт сравнивает 4-ю дивизию с «ротами обороны», элитными частями Сирийской Арабской Армии, созданными в 1970-е годы под командованием Рифаата Асада, брата президента САР Хафеза Асада. Между этими вооруженными формированиями есть нечто общее, но есть и существенные различия. В 1984 году между братьями Асадами произошел конфликт. По официальной версии Рифаат Асад плел заговор против президента. Гораздо убедительнее другая трактовка событий. В конце 1983 года Хафез Асад тяжело заболел. Врачи поначалу не верили, что он выживет. Политики из ближайшего окружения Хафеза Асада, а именно министр обороны Мустафа Тласс и министр иностранных дел Абдель Халим Хаддам (оба позже скончались в Париже, где и сейчас проживает Рифаат Асад) подбили Рифаата на преждевременное взятие полномочий в свои руки, а сами ввели в Дамаск военные части, чтобы блокировать «роты обороны». Затем они внушили Хафезу Асаду, что брат готовил против него переворот. Рифаат Асад был выслан из страны. Однако в случае 4-й дивизии вырисовывается другая картина. Махер Асад в политическом смысле полностью лоялен брату. Между 4-й дивизией и Республиканской гвардией, которой напрямую командует Башар Асад, наблюдается определенное соперничество, но последнее слово остается за президентом.

По мнению автора, основными вопросами являются вопрос о будущем 4-й дивизии и Сирийской Арабской Армии, а также о балансе сил между ними. Второй проблемой является иранское влияние на 4-ю дивизию и ее инфильтрованность иранскими агентами. По мнению американского эксперта, это поможет Ирану сохранять влияние на ситуацию в Сирии даже после роспуска или вывода прокси-групп. Изначально задачей 4-й дивизии была оборона Дамаска. Однако в ходе гражданской войны она распространилась по всей Сирии. Среди офицеров сирийских вооруженных сил ее принято называть «похитителем побед». Многие сирийские силовики считают, что при ведении боевых действий в Алеппо, Растане и Дераа военнослужащие этой дивизии ничего не смогли бы сделать без помощи ливанской «Хизбаллы» и проиранских милиций, но приписали себе победу.

4-я дивизия состоит из четырех бригад: 38-й, 40-й,41-й и 42-й. С ними аффилированы полки 55, 666 и 54. Все эти соединения принадлежат к бронетанковому корпусу. Туда входят также специализированные соединения, такие как «Аль-Сата» и инженерные бригады. Интересно, что в состав дивизии входит т. н. «Батальон шахидов» из 600 человек. Это бойцы, нацеленные на самопожертвование  (самоподрыв при выполнении боевых задач), но на практике этот батальон почти не применялся. Этот батальон должен был вступить в действие при полном коллапсе государства и армии, чего не произошло. В состав дивизии входит также химический батальон. Автор статьи на основании интервью с офицерами, дезертировавшими в свое время из 4-й дивизии, пришел к выводу, что на вооружении у этого соединения все еще остается химическое оружие. Оно применялось 4-й дивизий при согласовании с инструкторами из  иранского КСИР в боях в горах Ас-Сабура на границе с Ливаном.  Количество военнослужащих 4-й дивизии оценивается в 16 тысяч человек. На ее вооружении состоят 500 танков и большое количество бронетранспортеров. Дивизия включает в себя все рода войск кроме ВМФ, так что может считаться полноценной армией. В ходе войны в 4-ю дивизию поставлялось лучшее и самое современное оружие.

В ходе гражданской войны в составе дивизии произошли большие изменения. В связи с дезертирством части офицеров-суннитов и большими боевыми потерями в дивизию было включено большое количество боевиков из добровольческих вооруженных формирований. Предпочтение отдавалось алавитам и представителям других религиозных меньшинств. По данным автора, алавиты составляют 95% офицеров 4-й дивизии.  В результате на многих командных должностях в батальонах и полках оказались не кадровые военные, а гражданские лица. К ним относится, например, друз Яруб Захреддин, командующий полком в провинции Сувейда. Интеграция большого количества боевиков привела к тому, что, по мнению рядовых сирийцев, дивизия стала плохо дисциплинированной и неуправляемой. Командирами соединений, составленных из бывших боевиков проправительственных милиций, являются Гияс Даллах, Фирас Крейди и Яруб Захреддин.

4-я дивизия обладает собственными силами ПВО, в которые входят российские системы С-200, С-300 и «Панцирь». Ракеты среднего и большого радиуса действий предназначены на случай крупного внешнего конфликта, например, войны с Израилем. Они складируются в регионах Сабура и Яфур. Еще один небольшой склад находится в провинции Латакия, в «горах Асада». Командование дивизии имеет в своем распоряжении боевые и транспортные вертолеты, которые она направляет на различные участки фронта. Дивизия является единственным военным соединением в САА, которое имеет вои фабрики по пошиву военной униформы. Ей также принадлежат два пункта снабжения и ремонта военной техники: один в военной секции аэропорта Дамаска, другой на военном аэродроме Меззе в сирийской столице.

После создания в 1985 году на базе «рот обороны» дивизия оказалась единственным соединением САА, располагающим собственной службой безопасности. До войны она занималась в основном проверкой лояльности офицеров и солдат. Она также должно было поддерживать дисциплину и расследовать военные преступления. Во время конфликта к этому прибавились разведывательные действия в отношении джихадистов и вооруженной оппозиции, а также участие в комиссиях по примирению.

Абдалла Альгадауи пишет о том, что официально командиром 4-й дивизии является генерал-майор Али Махмуд, но все важные решения принимаются Махером Асадом. Командование дивизии освобождено от обязанности согласовывать свои приказы с Генштабом САА. Для выполнения боевых задач Махер Асад лично подбирал наиболее лояльных и знающих офицеров.   Махер Асад является принципиальным противником генерала Али Аслана, требующего сократить влияние и присутствие алавитов в армии. По мнению А.Альгадауи, война доказала братьям Асадам, что доминирование алавитов в вооруженных сил является необходимым, так как это самый верный элемент армии, на который может опереться президент.

Автор статьи выделяет несколько крупных недостатков 4-й дивизии, которые, по его мнению, ослабляют это военное соединение и ухудшают его имидж в глазах сирийцев.

Во-первых, значительная часть рекрутов является дезертирами из армии или лицами, разыскиваемыми за преступления. Им обещали амнистию в обмен на участие в боевых действиях на стороне правительства.

Во-вторых, по мнению автора, сирийская армия дезинтегрирована, так как регулярные части разбавлены милициями, созданными по конфессиональному признаку и ведущие боевые действия непрофессиональными методами.

В-третьих, элементы 4-й дивизии ответственны за сбор и вымогательство денег на дорогах и КПП.

В-четвертых, отмечается появление гражданских экономических бенефициаров, связанных с 4-й дивизией и наживающихся в условиях войны. К ним относится, прежде всего, предприниматель Абу Али Хадер, начавший со сбора средств в пользу дивизии и превратившийся позже в крупного бизнесмена.

  1. The Fourth Division: Syria’s parallel army | Middle East Institute (mei.edu)
55.52MB | MySQL:105 | 0,523sec