О резком обострении политической ситуации в Судане

Столица Судана Хартум в утренние часы понедельника полностью блокирована армией. Как передает телеканал «Аш-Шарк», все въезды в город перекрыты, закрыты мосты и центральные улицы. Автомобильное движение полностью прекратилось. Кроме того, военные окружили столичный аэропорт, запретив доступ к нему. Между тем, по информации телеканала «Аль-Арабия», крупные авиакомпании приостановили свои полеты в Хартум еще два дня назад.
Тем временем поступает информация, что на улицы начали выходить люди, которые откликнулись на призывы гражданских сил «противостоять попыткам военных узурпировать власть в стране». Протестующие жгут на улицах покрышки. Несколько часов назад после встречи главы правящего Суверенного совета Абдель Фаттаха аль-Бурхана и премьер-министра Абдаллы Хамдока в столице начались массовые аресты. Были задержаны несколько министров, член Суверенного совета из числа гражданских представителей и губернатор Хартума. Позднее под домашний арест поместили главы правительства и его ближайшего советника. Поступает также информация об аресте многих лидеров политических партий. В ближайшие часы ожидается заявление А.Ф.аль-Бурхана. По данным источников «Аль-Арабии», он объявит о введении в Судане чрезвычайного положения и приостановке действия конституционной декларации. Она была подписана 17 августа 2019 года Военным советом и оппозиционным альянсом «За свободу и перемены» и считается основной законодательной базой на переходный период в три года и три месяца. В документе прописаны структура основных органов власти в стране и принципы взаимодействия между ними. Таким образом, можно констатировать, что борьба за власть между военными и гражданскими сегментами политической власти страны вступили в решающую стадию. При этом рискнем предположить, что это далеко не конец всей этой истории, но кульминация безусловно. После этого шага военных, который был сделан однозначно в силу самых  серьезных претензий премьера Хамдока  на кардинальную военную реформу, которая положила бы конец любому серьезному влиянию силового блока на политику и экономику страны с ясной перспективой для его представителей в скором времени оказаться под арестом МУС в Гааге, наступает некая «точка невозврата», после чего говорить о каком-то совместном переходном правлении военных и гражданских в прежнем форма уже не приходится.  При этом повторим, что победа военных в этом споре далеко не безусловна. В чем суть нынешнего этапа конфликта и почему суданская армия пошла на очень непопулярный и чреватый самыми  негативными последствиями со стороны Запада шаг? именно потому, что ее прижали к стенке.    Суданская армия при поддержке военизированных формирований сейчас решительно выступает за роспуск гражданского крыла правительства, возглавляемого премьер-министром Абдаллой Хамдоком, что ознаменовало собой крупнейший политический кризис в процессе перехода страны к гражданскому правлению. Ситуация накалилась с 16 октября, когда тысячи военных и их сторонников начали сидячую забастовку возле президентского дворца, вызвав спорадические столкновения между сторонниками армии и гражданскими властями на фоне острой нехватки хлеба и топлива по всей стране. Все это происходило на фоне напряженных переговоров между военными и гражданскими по поводу роспуска — или, по крайней мере, значительных перестановок — нынешнего кабинета министров. Нынешние действия военных означают по факту, что Хамдок на уступки не пошел и в отставку не подал. А это было основное требование силовиков. Напомним, что  с августа 2019 года — через четыре месяца после того, как президент Омар аль-Башир был свергнут массовым движением протеста против его почти 30-летнего правления — Судан возглавляет переходный Суверенный совет, состоящий из пяти гражданских лиц, выбранных ведущими организациями движения против аль-Башира, пяти военных представителей и председателя, чередующегося между двумя фракциями. Однако две ветви власти с самого начала враждовали, и неудавшийся переворот в сентябре, в котором обвиняют сторонников аль-Башира, поддерживаемых вооруженными силами, усилил опасения, что военные стремятся свести на нет усилия по установлению демократии в Судане. Командующий суданской армией и нынешний председатель Суверенного совета Абдель Фаттах аль-Бурхан на прошлой неделе призвал к роспуску гражданского правительства во главе с Хамдоком, утверждая, что этот шаг разрешит нынешний политический тупик в стране. При этом работа Суверенного совета была приостановлена военными в последние две недели, а на прошлой неделе службы безопасности страны ввели запрет на поездки для ряда гражданских должностных лиц. Опасения в таком сценарии только усилились с субботы 23 октября, когда тысячи бывших вооруженных боевиков и сторонников армии впервые устроили сидячую забастовку вокруг президентского дворца в столице, призывая к немедленному роспуску гражданского кабинета. При этом отметим, что бОльшую часть протестующих составляли тысячи бывших членов повстанческой группировки Суданского освободительного движения  (СОД/М), лидер которой Минни Арко Миннави также является нынешним губернатором Дарфура, и Движения за справедливость и равенство (ДСР), возглавляемого министром финансов Джибрилем Ибрагимом. В то время как обе эти группировки когда-то сражались против режима О.аль-Башира в разгар конфликта в Дарфуре в 2000-х годах, повстанцы теперь возлагают на гражданские группировки ответственность за задержки в осуществлении мирного соглашения, подписанного в 2020 году в Джубе между переходным правительством и многими враждующими группировками страны. То есть, по факту бывшие партизаны Дарфура сейчас выступают фактически на одной стороне баррикад с теми же «джанджавидами» (они составляют сейчас костяк Сил быстрой поддержки под командованием Хемити), с которыми они и воевали в свое время в Дарфуре.    По другую сторону баррикад нынешняя политическая гражданская коалиция, состоящая из альянса «За свободу и перемены» (FFC), Суданской профессиональной ассоциации (SPA), комитетов сопротивления, профсоюзов и других организаций гражданского общества, которая  призвала к «маршу миллионов» 21 октября против военных.  На фоне продолжающейся борьбы за власть в Хартуме армия добилась еще одного спеха, поскольку провоенные протестующие в Восточном Судане во главе с племенным вождем Мухаммедом аль-Амином Тириком закрыли порты и перекрыли дороги, ведущие в остальную часть страны, что повлияло на поставки и распределение продовольствия, топлива и других материалов. Заместитель председателя политической группы Конгресса беджа Шайба Дирар заявил, что закрытие портов и дорог будет продолжаться до тех пор, пока не будут удовлетворены требования этнической группы беджа, в частности отмена разделов мирного соглашения в Джубе, касающихся Восточного Судана. «Наши требования в основном направлены против Восточного Судана в мирном соглашении в Джубе, потому что оно несправедливо и не представляет реальных и подлинных лидеров Восточного Судана», — сказал Дирар, утверждая, что соглашение повлияло «на безопасность, политику и экономику всего региона». Сторонники премьер-министра Хамдока обвинили лидеров беджа в том, что ими манипулирует армия, и это утверждение вызвало гнев среди этого племени. «Восточный Судан предъявляет очень справедливые требования равенства и прекращения исторической маргинализации нашего региона и народа. Мы очень разочарованы гражданскими лицами, которые сейчас руководят страной, вот почему мы считаем, что военный компонент переходного правительства должен сыграть сейчас большую роль в защите страны и защите ее суверенитета и национального единства», — завили они. Западные дипломаты и источники, близкие к Хамдоку, тем временем сообщили, что между двумя сторонами на прошлой неделе начались переговоры по урегулированию нынешнего политического кризиса. Источники, пожелавшие остаться анонимными, поскольку они не были уполномочены общаться со средствами массовой информации, сообщили, что переговоры были направлены на заключение нового соглашения о разделе власти. «Это может быть не прямой роспуск правительства или серьезные изменения в конституционной декларации, подписанной в августе 2019 года, а своего рода широкие перестановки, которые могут предоставить больший процент квоты на распределение власти повстанцам и сторонникам военных», — сказали источники. Некоторые местные эксперты в этой связи полагают, что эта трансформация позволит также вернуть во власть ряд «умеренных» функционеров прежнего режима.  «Возможно, это и не традиционный военный переворот, как египетский и тунисский сценарии, но у него много общего, и, в конце концов, он изменит баланс сил в пользу старого режима и военных», — предсказал эксперт, попросивший не называть его имени. В нынешней борьбе за власть в Судане играют роль многие факторы, в том числе озабоченность армейских генералов призывами к ответственности за массовые убийства протестующих 3 июня 2019 года, а также их экономические и политические связи с бывшим режимом О.аль-Башира. Между тем, конституционная декларация 2019 года, которая проложила А.Ф.аль-Бурхану путь к руководству Суверенным советом в течение 21 месяца, означала, что генерал должен был передать место гражданскому представителю еще в мае — переход, который еще не состоялся. То есть, налицо сценарий, похожим на последние годы правления аль-Башира, когда он хотел обеспечить безопасный выход из-под суда МУС, что требует гибкости со стороны новых властей в рамках предоставления военным гарантий их безопасности и сохранения за ними ряда ключевых  позиций в экономике. Член Атлантического совета и бывший американский дипломат Кэмерон Хадсон также считает, что суданские силовики обеспечивают себе средства для уклонения от ответственности. «Возможен ли здесь какой-либо компромисс? У служб безопасности должна быть стратегия выхода, они загнаны в угол и боятся того, что с ними произойдет, если гражданские  в конечном итоге добьются своего. Мы также знаем, что эти лидеры не собираются добровольно идти в объятия МУС или в тюрьму Кобар. Они должны чувствовать, что если они откажутся от власти, то выживут в будущем Судане; это потребует компромиссов, которые могут быть непопулярными», — сказал он. Сулейман Бальдо, старший научный сотрудник американского проекта Enough, сказал, что египетский или тунисский сценарий в Судане маловероятен, предупредив при этом, что «нынешняя напряженность представляет серьезный риск для переходного периода». «В Судане уровень мобилизации населения остается очень высоким, и это действует как сдерживающий фактор против захвата власти авторитаристами. Те, кто выступает против изменений в FFC и в вооруженных силах, ведут безрассудную войну, поощряя блокаду Порт-Судана и бойкотирование военными заседаний Суверенного совета. Таким образом, государственные дела не осуществляются. Основные фракции FFC также проявляют безрассудство, не соглашаясь на расширение своего участия», — полагает Бальдо. Оба эти аналитика считают, что, что более широкое население Судана, а не военные или политики, определит, продолжится ли «революция». Они расценивают, что нынешние провоенные протесты являются дымовой завесой и тщательно продуманной кампанией дезинформации. Единственное, что позволяет политикам и военным быть честными на данном этапе, — это требования подавляющего большинства населения, которое хочет видеть новое политическое устройство в стране. Не вполне согласимся с этим утверждением. Военные и разочарованные племенные вожди безусловно смогут взять власть, и вопрос этот технический и никакой «народ» в данном контексте играть большой роли не будет. Но вот что делать дальше? Действия военных поддержат (да и то неявно) только ОАЭ и АРЕ, а вот коллективный Запад их безусловно осудит.  Тем более, что последний по времени раунд провалившихся внутрисуданских переговоров состоялся при прямом посредничестве американцев. 23 октября  специальный посланник США по Африканскому Рогу Джеффри Фелтман встретился совместно с Хамдоком, генералом аль-Бурханом и командиром военизированных формирований Мухаммедом Хамданом Дагло (Хемити). «Фелтман подчеркнул, что США поддерживают гражданский демократический переход в соответствии с выраженными пожеланиями народа Судана», — говорится в сообщении посольства США в Хартуме. Фелтман также призвал их «подтвердить приверженность совместной работе» в соответствии с соглашением о разделе власти 2019 года и мирным соглашением 2020 года с повстанческими группами, в котором описан переходный период. Шаг суданских военных означает по факту игнорирование этой позиции Вашингтона. Последствия могут быть для Хартума более чем негативными. Прежде всего, с точки зрения приостановки инкорпорации Хартума в международную финансовую систему  и списания ЕС госдолгов (на сегодня списано 38 млрд долларов).  Этот сценарий реален и при начале массовых протестов сторонников «революции» с соответствующими репрессиями военных против них.  Отсюда вероятнее всего попытка военных разбавить свое правление гражданскими сегментом  из числа более умеренных, нежели чем Хамдок, фигур. То есть, пока речь идет не о классической военной хунте, а удалению с шахматной доски ряда неприемлемых для военных фигур и замена их теми, кто готов на компромиссы с ними.

52.48MB | MySQL:104 | 0,343sec