О египетско-иранских отношениях. Часть 2

После войны в Персидском заливе 1991 г. встал вопрос о новой структуре безопасности в регионе. Иран был выведен за рамки этого процесса.  Египет стал частью плана создания системы безопасности в Персидском заливе. Египет стремился привлечь капиталы аравийских монархий для укрепления своей экономики. Каир заявил, что не восстановит отношений с Ираном до тех пор, пока ИРИ не решит вопрос о трех спорных островах в Персидском заливе. В случае нормализации отношений Ирана с арабскими монархиями Персидского залива Египет мог лишиться их финансовой поддержки. Несмотря на сложившуюся в регионе обстановку, Иран упорно стремился сохранять контакты с Египтом. Так, в 1994 г. в Каире на встрече министров иностранных дел стран-участниц движения неприсоединения, министр иностранных дел ИРИ А.Велаяти встретился с президентом АРЕ Х.Мубараком.  Однако никакого прогресса в отношениях достигнуто не было. Египет обвинил Иран в отказе переименовать улицу в Тегеране, названную в честь убийцы А.Садата. Тегеран отказался официально признать Кемп-Дэвидские договоренности. В итоге, уровень отношений был понижен до культурного обмена. После победы на президентских выборах М.Хатами в 1997 г. в Иране возродились надежды на продолжение  умеренного курса во внешней политике. М.Хатами удалось нормализовать отношения с рядом арабских стран, в том числе, с Королевством Саудовской Аравии (КСА). Так, впервые в Тегеране прошла встреча ОИК, в которой принял участие наследный принц КСА Абдалла бен Абдель Азиз. Несмотря на то, что Х.Мубарак не приехал в Тегеран, Иран продолжил попытки наладить отношения с Каиром. В 2001 г. Х.Мубарак позвонил М.Хатами и поздравил его с переизбранием на второй президентский срок. В 2003 г. Х.Мубарак и М.Хатами встретились на полях саммита по информационным технологиям в Женеве. Х.Мубарак с недоверием относился к попыткам Ирана наладить связи с Каиром. Как бывший военный он считал, что Иран  в действительности стремится установить контакты с египетскими исламистами и шиитской общиной Египта. После избрания президентом ИРИ в 2005 г. М.Ахмадинежада региональная и международная ситуация вокруг Ирана осложнилась. В этой связи, Иран стремился упрочить свои связи на региональном уровне. В том числе и с Египтом. Иран  переименовал улицу в Тегеране, названную в честь убийцы А.Садата.  В ответ Египет переименовал улицу Пехлеви в улицу Мосаддыка. Изменение структуры власти в Ираке и приход к управлению правительства шиитского большинства, создали у арабских стран устойчивое убеждение в том, что Иран оказался в выигрыше от американской агрессии. Одновременно  в регионе обострились шиито-суннитские разногласия. Эти процессы вызвали обеспокоенность в Каире. Х.Мубарак рассматривал эти перемены как укрепление позиций Ирана в регионе. Он считал, что шиитские общины в арабских странах более лояльны Ирану, чем собственным властям. Х.Мубарак полагал, что Иран активно вмешивается во внутренние дела Египта. Несмотря на это контакты между Каиром и Тегераном продолжались и несколько официальных лиц Ирана посетили Каир. Среди них был секретарь СНБ  Али Лариджани, который побывал в Египте в декабре 2007 г. и январе 2008 г.  С другой стороны, сторонники жесткой линии в Иране утверждали, что  Х.Мубарак использует отношения с Ираном в своих интересах и играх с США. Они полагали, что службы безопасности Египта работают против Ирана. Действительно, Х.Мубарак больше доверял военным, чем дипломатам. Возможно, поэтому проблема урегулирования ирано-египетских отношений решалась с таким трудом. События «арабской весны» привели к отставке Х.Мубарака и приходу на пост президента АРЕ М.Мурси. Избрание представителя «Братьев-мусульман» на высший пост в Египте воодушевило иранцев. Поскольку Турция также поддержала М.Мурси, заговорили о возможности создания тройственного союза с участием Турции, Египта и Ирана. В ирано-египетских отношениях наметились некоторые позитивные сдвиги. В августе 2012 г. М.Мурси участвовал в саммите Движения неприсоединения в Тегеране, а в 2013 г. М.Ахмадинежад посетил Каир, где принял участие в саммите ОИК. Впервые после 1979 г. Каир разрешил двум иранским военным судам пройти через Суэцкий канал. Однако очень скоро прежние проблемы в двусторонних отношениях заявили о себе. Речь шла о конфессиональных различиях, которые обе стороны педалировали, вместо того, чтобы сглаживать. Одним из таких вопросов стала поддержка Ираном режима Б.Асада в условиях кризиса в Сирии. С учетом позиции сирийского режима в отношении «Братьев-мусульман» правительство М.Мурси выступало за смену режима в САР и установление власти суннитского большинства. К тому же М.Мурси не хотел обострять отношения с США и КСА, которые были не в восторге от нормализации отношений Каира и Тегерана. Поэтому свой первый зарубежный визит в качестве президента М.Мурси совершил в КСА. М.Мурси не разорвал мирного договора с Израилем, как ожидали некоторые. Более того, в позиции Египта по палестинскому вопросу также не произошло каких-либо значимых подвижек.  На деле внешняя политика Египта при М.Мурси была во многом продолжением политики Х.Мубарака. Новая власть в Египте сохранила подавляющую часть египетского аппарата безопасности и особые позиции военных в стране. Как известно, египетские военные и сотрудники служб безопасности настороженно относились к Ирану. На межарабском уровне многие страны скептически относились к М.Мурси. Особую обеспокоенность проявила Саудовская Аравия. Короткое президентство М.Мурси окончилось в июле 2013 года. Процесс налаживания ирано-египетских отношений был опять отложен. Пришедший на смену М.Мурси генерал Абдель Фаттах ас-Сиси восстановил отчасти прежние порядки. Он установил с  КСА и ОАЭ весьма тесные и дружеские связи. Экономические проблемы Египта послужили хорошим стимулом такой политики ас-Сиси. Он передал два острова в Красном море КСА. Египет поддержал Эр-Рияд в войне с Йеменом в 2015 г. АРЕ направила около 8 тысяч военных в Йемен. Несмотря на то, что Каир не стремился к нормализации отношений с Тегераном, позиции двух стран совпадали по ряду вопросов региональной политики.  Египет был недоволен тем, что КСА играет в сирийском вопросе более значимую роль. В этой связи, некоторые египетские политики полагали, что необходимо сблизиться с Ираном, чтобы несколько скорректировать региональную систему сдержек и противовесов. Сегодня, в условиях изменения баланса сил в регионе Египет может вернуться к мысли о сближении с Ираном в поисках противовеса в отношениях с Израилем и арабскими монархиями Персидского залива. Действительно, египетские источники утверждают, что Иран постоянно демонстрирует свое желание возобновить отношения с Египтом. Несмотря на то, что Каир внешне никак не реагирует на иранские призывы к нормализации отношений, в сентябре-октябре 2021 произошло несколько встреч иранских и египетских экспертов, в ходе которых в основном обсуждались вопросы, связанные с развитием отношений между Каиром и Анкарой. Характерно, что вышеупомянутым высказываниям С.Хатибзаде предшествовало заявление генерального директора МИД АРЕ  Мир Масуда Хосейнейи о том, что Тегеран постоянно работает над укреплением отношений с Египтом. В августе 2021 в Багдаде на полях саммита стран-соседей прошла встреча министров иностранных дел Египта и Ирана.

55.55MB | MySQL:105 | 0,544sec