Ситуация в зоне Сахеля: сентябрь 2021 г.

С началом сентября в Мали несмотря на многочисленные заявления военных о передаче ими власти гражданским в начале 2022 года росли сомнения в том, что ранее установленный календарь этого процесса будет выдержан. Этот календарь предусматривал проведение референдума по конституции 31 октября, местных и региональных выборов — 26 декабря, первого тура президентских и парламентских выборов – 27 февраля 2022 г. Однако по состоянию на начало сентября проект конституции не был передан на рассмотрение Национального переходного совета – аналога парламента, учрежденного военными, хотя это должно было произойти еще в июле. Также в июле – августе предполагалось пересмотреть списки избирателей, однако это не было сделано. Эта неторопливость переходных властей говорила в пользу того, что выборы в феврале вряд ли состоятся.

7 сентября свою «озабоченность» возможным переносом выборов в Мали выразило Экономическое сообщество государств Западной Африки (ЭКОВАС).

14 сентября глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил, что у Парижа есть вопросы относительно соблюдения малийскими военными предвыборного календаря, предусматривающего передачу власти гражданским  в феврале 2022 г.

17 сентября сотни человек вышли на манифестацию в Бамако под лозунгами за продление на 3 года власти военной хунты в Мали и против «диктата» ЭКОВАС. Напомним, что после первого путча 18 августа 2020 г. ЭКОВАС ввело экономические санкции против Мали и приостановило членство этой страны в организации. Санкции были отменены после того, как военные во главе с Ассими Гойтой обязались передать власть гражданским после переходного периода продолжительностью максимум 18 месяцев. 22 сентября манифестация в поддержку хунты повторилась. На сей раз она собрала уже тысячи человек. У участников шествия кроме малийских флагов были замечены несколько российских.

1 сентября армейский пикап подорвался на самодельном взрывном устройстве в центральной части Мали на дороге Бони – Дуэнца. В результате теракта погибли 2 солдата, 6 получили ранения.

12 сентября стало известно, что два марокканца – водители грузовиков – были убиты неизвестными в Мали в нескольких сотнях километров от Бамако, куда они доставляли товары. Еще один марокканец был ранен, четвертый не пострадал. Нападавшие не тронули товары, находившиеся в грузовиках. В тот же день на той же дороге по пути из Кайеса в Бамако джихадисты остановили четверых работников юстиции, включая судью. Они не назвали себя, после чего боевики отпустили их.

Также 12 сентября в центральной части Мали в районе Масина в засаду джихадистов попал армейский патруль. В ходе завязавшегося боя погибли 5 военнослужщих. Ответным огнем были убиты 3 нападавших. Джихадисты сожгли 5 армейских машин. Военные уничтожили три внедорожника боевиков.

15 сентября президент Франции Э.Макрон сообщил об уничтожении французскими военными главаря джихадистской группировки «Исламское государство в Большой Сахаре» (ИГБС) Аднана Абу Валида ас-Сахрауи (боевой псевдоним). Министр вооруженных сил Франции Флоранс Парли добавила день спустя, что это случилось «несколько недель назад». По словам главы МИД Франции Жана-Ив Ле Дриана, «эта группа обезглавлена, сейчас важно, в частности, в Нигере, чтобы власти вернули под свой контроль территории», которые ранее контролировала ИГБС. Позднее в Париже объявили, что операция проводилась в середине августа в районе Липтако в зоне «трех границ». В результате авиаудара с беспилотника «Рипер» Ас-Сахрауи получил ранения, от которых позднее скончался. В момент удара он перемещался на мопеде в качестве пассажира.

По данным Ф.Парли, с 2013 г. боевики ИГБС убили от 2 до 3 тысяч мирных жителей. По данным аналитической группы Jihad Analytics, 2020 г. ИГБС взяло на себя ответственность за 90 атак, с начала 2021 г. – за 30 атак.

17 сентября в Уагадугу командующий французским контингентом «Бархан» генерал Лоран Мишон заявил, что несмотря на гибель ас-Сахрауи ИГБС «способно к восстановлению» и оно «не откажется от борьбы за идеи джихада». Он заверил, что несмотря на внутреннюю перестройку контингента, он продолжит борьбу с «Аль-Каидой», «Исламским государством»  (запрещены в России)и их союзниками в Сахеле.

20 сентября 4 малийских военных погибли в центральной части Мали в результате подрыва их автомашины, входившей в состав медицинского конвоя.

24 сентября в ходе разведывательной миссии в Мали в районе Госси близ границы с Буркина-Фасо погиб французский военнослужащий старший капрал Максим Бласко. Кавалер трех Крестов за военные заслуги стал 52-м французским военным, погибшим в Сахеле с 2013 года в ходе операций «Сервал» и «Бархан».

28 сентября джихадисты на западе Мали атаковали автоколонну, перевозившую грузы для одной из горнорудных компаний. При отражении нападения погибли 5 жандармов, эскортировавших колонну. Жандармы потеряли две машины – одна сгорела, другую угнали нападавшие.

Между тем 3 сентября на несколько часов был арестован дивизионный комиссар Умар Самаке, возглавляющий специальные антитеррористические силы полиции. Его арестовали в рамках расследования кровавого подавления массовой манифестации в Бамако в июле 2020 г., когда страну возглавлял президент Ибрагим Бубакар Кейта, свергнутый позднее военными. Арест У.Самаке вызвал бунт вооруженных полицейских, которые тут же направились к тюрьме. В итоге он оказался на свободе. Согласно одной из версий, его освободили сослуживцы, согласно другой – это сделали власти, чтобы не накалять ситуацию. Согласно полицейским, при подавлении манифестации У.Самаке был простым исполнителем приказа. Его освобождение вызвало возмущение правозащитников и подтвердило хрупкость ситуации в Мали.

4 сентября временное правительство Мали осудило действия полицейских, приведшие к освобождению У.Самаке. Одновременно оно заверило, что борьба против безнаказанности продолжится.

6 сентября состоялась встреча между министром безопасности полковником Даудом Али Мохамеддином и У.Самаке, в ходе которой последнему было предписано добровольно вернуться в тюрьму. На сей раз он оказался в лагере №1 жандармерии.

8 сентября находящиеся у власти в Мали военные фактически реабилитировали свергнутого ими в мае бывшего переходного президента страны Ба Ндау, выделив специальным декретом в его распоряжение «кабинет» из шести человек. С мая по конец августа Ба Ндау и бывший переходный премьер-министр Моктар Уан находились под домашним арестом в охраняемых резиденциях.

14 сентября Франция на высоком уровне озаботилась сообщениями о переговорах между Бамако и российской ЧВК «Вагнер», согласно которым речь шла о развертывании в Мали тысячи бойцов из России с задачами подготовки малийских военных и охраны высших должностных лиц. В Париже сразу же дали понять, что если это произойдет, Франция пересмотрит свои обязательства в Мали, где французские военные участвуют в борьбе с джихадистами уже 8 лет, поскольку президент Э.Макрон считает «несовместимым» присутствие в Мали французских военных и ЧВК «Вагнер». Там же предупредили, что если бойцы ЧВК «Вагнер» появятся в Мали, Франция выведет своих военных из этой страны в соседний Нигер.

Понятно, что официальная Москва опровергла какую-либо свою причастность к возможному привлечению ЧВК «Вагнер» к событиям в Мали, но это вряд ли кого-либо убедило. Да, формально это так, но это никак не мешает ЧВК «Вагнер» зарабатывать деньги на службе у российских корпораций, в первую очередь – нефтяных, хотя существование подобных ЧВК никак не легализовано в России. Чему удивляться —  формально движение «Талибан» и движение «Братья-мусульмане» также запрещены в России.

15 сентября о намерении уйти из Мали в случае появления там бойцов ЧВК «Вагнер» предупредила Германия. К тому времени в Мали находились 1500 военных из ФРГ в составе Миссии по подготовке Евросоюза и Миссии ООН в Мали.

16 сентября «Координация движений Азавада» (КДА), объединившая различные структуры бывших повстанцев – туарегов и подписавшая в 2015 г. мирное соглашение с Бамако, предупредила находящихся у власти в Мали военных против возможного подписания соглашения с ЧВК «Вагнер». КДА призвала военных восстановить боеспособность армии путем реализации алжирского Соглашения о мире и примирении, а не опираться на «милиции». Это соглашение, многие положения которого до сих пор не реализовано, предусматривало, в частности, интеграцию в состав малийской армии бойцов из отрядов повстанцев и проправительственных формирований.

19 сентября огрызнулось правительство Мали, заявившее, что только ему надлежит право «решать, к каким партнерам оно может обратиться, а к каким нет». Как утверждалось в коммюнике МИД, «если говорить о приписываемых малийским властям намерениях нанять «наемников», то возглавляемое военными переходное правительство напоминает о своем «суверенитете» и необходимости вести работу по сохранению территориальной целостности» страны. Не называя стран и ЧВК «Вагнер», в коммюнике указывалось, что правительство Мали «не позволит никакому государству делать выбор вместо него, ив еще меньшей степени – решать, каких партнеров приглашать, а каких – нет». В нем осуждались «слухи и заказные статьи в прессе, вписывающиеся в кампанию по очернению нашей страны и ее руководителей».

Уже 20 сентября в Бамако прибыла Ф.Парли. «Моя цель – прояснить позицию малийских властей (относительно сотрудничества с ЧВК «Вагнер» — авт.) и повторить ранее переданные им послания», — заявила она перед встречей со своим коллегой полковником Садио Камара. Одно из этих посланий – «невозможно сосуществовать с наемниками». К тому времени уже было известно, что в рамках реорганизации контингента «Бархан» французы покинут свои базы в Кидале, Тессалите и Томбукту с тем, чтобы сосредоточить свои усилия в зоне «трех границ».

23 сентября в ООН глава МИД Чада Шериф Махамат Зен заявил, что «любое иностранное вмешательство, от кого бы оно не исходило, создает очень серьезную проблему для стабильности и безопасности моей страны». «Российские наемники присутствуют в Ливии и ЦАР. У нас есть причины озаботиться этим присутствием наемников, поскольку боевики, которые атаковали Чад в апреле и привели к гибели бывшего президента, были подготовлены ЧВК «Вагнер», — утверждал он.

Отвечая на вопрос, есть ли у Чада доказательства того, то российские наемники участвовали в апрельской атаке, министр ответил негативно. В то же время он сказал, что «30 мая Чад подвергся атаке близ границы с ЦАР, поддержанной, без сомнения, русскими, мы имеем все доказательства присутствия этих русских на стороне военных из ЦАР, и это вызывает у нас озабоченность». Он также сообщил о наличии доказательств телефонной связи между вагнеровцами, находящимися в Ливии и ЦАР.

29 сентября Ф.Парли предупредила Мали, что оно потеряет «поддержку мирового сообщества» и суверенитет в случае, если эта страна прибегнет к услугам ЧВК «Вагнер».

7 сентября находившийся с визитом в Буркина-Фасо министр обороны Мали Садио Камара сообщил, что Уагадугу и Бамако договорились провести в ближайшие месяцы в районе границы между двумя странами совместные военные операции против джихадистских групп. По его словам, главы Мали и Буркина-Фасо Ассими Гойта и Рох Марк Кристиан Каборе «имеют общее видение на проблему борьбы с терроризмом» и их цель – «найти решение этой проблемы, из-за которой очень пострадали наши народы».

12 сентября на востоке Буркина-Фасо близ границы с Нигером джихадисты атаковали автоколонну, которую эскортировали жандармы. В результате нападения погибли по меньшей мере 6 жандармов, 7 человек получили ранения.

29 сентября на севере Буркина-Фасо в районе Ментао при срабатывании самодельного взрывного устройства под одной из машин армейского патруля, выполнявшего разведывательную миссию, погибли 5 солдат.

19 сентября в Нигере в рамках турне по странам Сахеля побывала Ф.Парли. Целью ее поездки было обсуждение с нигерскими властями последствий трансформации контингента «Бархан», после которой более заметная роль будет отведена используемой французами авиабазы в Ниамее.

О грядущей реорганизации контингента «Бархан» объявил в июне Э.Макрон. Одна из целей этого шага – сокращение численности контингента с 5 до 2,5 – 3 тысяч человек. Обновленный контингент в партнерстве с европейским континентом «Такуба» продолжит решать задачи борьбы с терроризмом, боевого сопровождения операций армий стран Сахеля.

На авиабазе в Ниамее в настоящее время находятся 6 истребителей, 6 ударных БПЛА «Рипер», 700 военнослужащих. Там действует передовой командный пункт, с которого осуществляется руководство французскими операциями в Сахеле.

В целом представляется, что вместо никому не нужной конфронтации в Францией по вопросу возможного присутствия ЧВК «Вагнер» в Мали с Парижем можно было бы договориться о взаимодействии по всем актуальным вопросам.

52.68MB | MySQL:106 | 0,650sec