О некоторых итогах визита министра иностранных дел ОАЭ в Дамаск

Визит министра иностранных дел ОАЭ в Дамаск в первой декаде ноября 2021 г. вызвал немало вопросов в арабских и международных СМИ. Известно, что ОАЭ были активным членом международной антисирийской коалиции и в немалой степени способствовали исключению Сирии из членства в ЛАГ.  Несмотря на это в течение 10 лет сирийского кризиса ОАЭ и Дамаск поддерживали контакты по закрытым каналам. В ходе встречи с президентом САР Башаром Асадом  глава МИД ОАЭ Абдалла бен Заид передал сирийскому лидеру приглашение посетить эмираты и обсудил вопросы торгово-экономического сотрудничества между двумя странами. При этом министр иностранных дел ОАЭ заверил Б.Асада в том, что Абу Даби приложит все усилия к тому, чтобы в марте 2022 г. Сирия вернулась в ЛАГ. В этой связи, можно предположить, что одной из задач визита Абдаллы бен Заида в Сирию явилась поддержка усилий Алжира добиться присутствия Б.Асада на саммите ЛАГ. Для арабских стран, которых не затронула «арабская весна» важно послать сигнал в арабский мир о ее провале и невозможности повторения подобных событий в их странах. Сохраняющаяся вооруженная конфронтация в ряде районов САР, действия вооруженной оппозиции, в том числе «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) в различных районах Сирии, события в Ираке и Афганистане, Тунисе и продолжающиеся свыше года молодежные марши в алжирской столице волнуют арабских лидеров. Вероятность повторения некоего подобия «арабской весны» особенно беспокоит арабские монархии Персидского залива*, которые сегодня оказались в непростой ситуации.  Очевидный провал стратегии США на Ближнем Востоке, что явно видно на примере Афганистана, Сирии, Ирака, дает Ирану временное преимущество, чтобы укрепить свои позиции в регионе. Пока  американская администрация разрабатывает новую стратегию в регионе, для аравийских монархий важно выиграть время, чтобы не обострять отношения с Ираном и сохранить внутреннюю стабильность и безопасность в своих государствах. Поэтому в ходе переговоров с Б.Асадом  Абдалла бен Заид дал ясно понять, что аравийские монархии не ставят вопрос нормализации отношений с САР в зависимость от изменения характера отношений Дамаска с Тегераном.  Тем более что многие их руководители пришли к убеждению, что разбить стратегическое партнерство Сирии и Ирана, в обозримой перспективе практически невозможно. Что касается ОАЭ, они имеют давнюю историю отношений с Ираном, несмотря на нерешенность проблемы островов в Персидском заливе. Сегодня в Абу Даби предпочитают не будировать это вопрос, чтобы не раздражать Иран. В Абу Даби заинтересованы в развитии торговых отношений с Тегераном. Иран обеспечивает более 40% доходов внешней торговли эмиратов. Аравийские монархии также готовы поддержать 7-ой  раунд переговорного процесса в Вене по иранской ядерной программе, чтобы дать возможность США быстрее определиться в отношении к Ирану и его ядерной проблеме. Государства Персидского залива настаивают на включении в число переговорщиков КСА и ограничении ядерного потенциала ИРИ. Однако, в действительности, многие аравийские монархии сомневаются в успехе США на переговорах с Ираном и готовятся активизировать свои отношениях с Россией и Китаем, в случае провала американской администрации. При этом они активно поддержали визит специального посланника США Р.Мэлли в Тегеран и ряд столиц арабских стран Персидского залива. Не стоит забывать, что ОАЭ были особенно недовольны заключением ядерной сделки между Ираном и США в 2015 году. Изменившаяся ситуация в регионе и явное военно-экономическое превосходство Тегерана в Персидском заливе, заставляет малые государства этого субрегиона временно забыть о своих прежних амбициях. К тому же ОАЭ никогда не поддерживали идею США и Израиля о нанесении удара по Ирану и  всегда учитывали наличие многочисленной «пятой колонны» из подданных иранского происхождения и шиитского вероисповедания на своей территории.  Арабские монархии Персидского залива обеспокоены, прежде всего, собственной безопасностью и поэтому предпочитают игнорировать военно-политическое присутствие Тегерана в Ираке, Сирии, Ливане. Одним из возможных деликатных моментов в выстраивании отношений аравийских монархий с Дамаском может стать их примирение с Израилем, который продолжает оккупировать часть сирийской территории. Однако сам Дамаск сегодня озабочен, прежде всего, проблемой выхода из международной изоляции и  привлечением иностранных инвестиций для экономического восстановления страны. В этой связи территориальные вопросы пока отошли на второй план. К тому же недавно, по настоянию России, иранские подразделения на линии размежевания на Голанских высотах были заменены подразделениями Сирийской арабской Армии (САА) и российскими военными. Показное игнорирование аравийскими монархиями присутствия Тегерана в указанных странах вполне устраивает Израиль (пока это не затрагивает напрямую интересы безопасности еврейского государства). Активная политика Ирана в ряде арабских стран постоянно провоцирует внутренние конфликты в них  и межарабские разногласия, что Израиль использует в своих интересах. Тем более что данный визит и основные темы переговоров в САР были согласованы с США и партнерами ОАЭ по ССАГПЗ.  Позитивную роль в этом вопросе сыграла и Россия. В ходе последних по времени встреч с официальными лицами российская сторона всячески старалась подтолкнуть арабские страны к нормализации отношений с Сирией. Нельзя исключать, что визит министра иностранных дел ОАЭ в Дамаск может спровоцировать аналогичные визиты других арабских лидеров в САР. Одним из наиболее вероятных кандидатов выполнения этой миссии может стать президент АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси. Это предположение, тем более вероятно, так как недавно египетские власти разрешили возобновить вещание катарского телеканала «Аль-Джазира» со своей территории, правда на новых условиях и в ином формате. В тоже время,  за скобками отдельных порций информации о переговорах Б.Асада с Абдаллой  бен Заидом в Дамаске, осталась истинная цель визита министра иностранных дел ОАЭ. Как считают в осведомленных арабских кругах, он пытался выявить отношение Б.Асада к так называемой «Иорданской инициативе» о политическом урегулировании в САР накануне очередного саммита в Астане по Сирии. Особый интерес для ОАЭ и других арабских государств представляет отношение Б.Асада к  мирной иорданской инициативе, которая еще месяц назад была согласована Амманом с США и Россией, и, скорее всего, получила их одобрение по основным параметрам. При этом, речь идет прежде всего о позиции Дамаска в отношении секретных приложений (на шести страницах) к этой мирной инициативе, касательно роли и места режима в процессе политического транзита. Конечной целью восстановления отношений с САР и ее возращением в ЛАГ является вывод из Сирии всех иностранных войск.  Речь идет, прежде всего, об американских военных (около тысячи человек), дислоцированных в ряде районов на севере, северо-востоке САР и базе Эт-Танф на границе Сирии с Иорданией и Ираком. Предполагается значительное ограничение активности Ирана в ключевых районах САР. Полностью признаются законные интересы РФ в Сирии. ВКС РФ и другие российские воинские формирования в Сирии выведены за скобки обсуждения данной проблемы. Что же касается Дамаска, то о его отношении к иорданскому плану можно судить лишь по косвенным признакам. Со среды в Дамаске активно обсуждают решение Б.Асада выслать из Сирии представителя КСИР в САР  Джофара Гофари из-за его «вмешательства во внутренние дела страны».

 

* В свое время, из-за страхов аравийских монархий пострадал известный арабский мыслитель и оратор Юсеф аль-Кардауи, который говоря о прибытии «поезда арабских революций» на станцию Дамаск, забыл поставить жирную точку. Возможно, он выпустил из вида «узкоколейку, соединившую Хиджаский вокзал на Мердже в Дамаске с Меккой и Мединой. До сих пор никто не пытается восстановить последний отрезок пути, который в 1916 г. разрушили арабские племена во главе с Лоренсом Аравийским.

55.56MB | MySQL:108 | 0,573sec