О российско-сирийских разногласиях по курдскому вопросу

В начале октября 2021 г. между Российской комиссией по примирению враждующих сторон и курдскими представителями прошла серия переговоров о будущем устройстве курдских районов Сирии. Вооруженные курдские формирования в лице Сил демократической Сирии (СДС) согласились с российскими  предложениями войти в состав 5-го корпуса ВС САР. Политические силы Сирийского Курдистана достигли понимания с Москвой относительно будущего статуса местной органов власти и их административных прав.  Местные органы власти согласились продолжить исполнять свои функции в соответствии с действующим законом о местном самоуправлении. Политическим партиям разрешается вести свою работу после их лицензирования соответствующими органами центральной администрации и негласного одобрения органами безопасности на основании действующего закона о партиях и политических организациях. При этом Москва обещала курдским партиям упростить и облегчить процесс их лицензирования. В итоге Россия выступила с инициативой о реформировании системы административного, военного и политического устройства курдских районов на севере и северо-востоке Сирии. Однако в первой декаде ноября 2021 г. Российская комиссия по примирению в Дамаске получила официальный ответ сирийских властей с отказом принять российскую инициативу. Причина отказа корениться в различии подходов Москвы и Дамаска к проблеме политического урегулирования в Сирии.  Россия выступает за достижение всеобъемлющего и прочного урегулирования во всех районах и провинциях САР,  При этом Москва, исходя из реальной ситуации в стране, допускает известную автономность и самостоятельность местных властей в принятии решений по вопросам местного самоуправления в соответствии с действующей в САР законодательной базой. Правящий режим придерживается поэтапного  «умиротворения» отдельных сирийских районов и провинций на основе принципов жесткого администрирования и централизма. При этом Дамаск настаивает на принятии местными властями предварительных условий центра в отношении сдачи оружия и выдачи лиц, подозреваемых в причастности к противникам режима. Возможно, Москва поторопилась с выдвижением данной инициативы.  Действия Москвы легко понять в условиях утраты интереса США к этим районам и прекращения их поддержки, на фоне активизации устремлений Турции, вплоть до вооруженного вторжения на сирийскую территорию. При этом, российская инициатива может казаться слишком «прогрессивной» для действующей власти,  которая оперирует алгоритмами управления более уместными для этапа правления в САР президента Хафеза Асада. Более того, российские предложения вполне отвечают действующим в САР реалиям. К тому же они нацелены на сохранение территориальной целостности сирийского государства и поддержания мира в стране. Необходимо отметить, что Российская комиссия по примирению приложила немалые усилия, чтобы преодолеть острые разногласия в СДС и политических силах курдов, главным образом в лице Рабочей партии Курдистана (РПК), прежде чем добиться их консенсусного согласия. Источники в администрации Башара Асада и сирийских спецслужбах, связанные с умеренной сирийской оппозицией полагают, что отказ Дамаска принять российскую инициативу может носить импульсивный характер. Вполне вероятно, что полученный в письменной форме отказ был подготовлен сотрудниками сирийской администрации, связанными с Ираном с одобрения надзирающих представителей сирийских органов безопасности, состоящих на содержании иранской казны. Подобный инцидент произошел не так давно с другой российской инициативой по югу Сирии. В сложившейся ситуации Россия, естественно, ощущает себя неуютно (мягко сказано) и вынуждена предпринять ряд шагов, чтобы поддержать свой имидж в  САР. Москва без особого труда может добиться согласия Дамаска, используя свои возможности в Бюро национальной безопасности и командовании  5-го корпуса. Однако это потребует от Москвы определенных уступок устремлениям Анкары в этом районе. Россия же хочет взять под свой полный контроль эти районы, с учетом их стратегического значения в военной и энергетической сферах. Вполне возможно Москва может пойти на компромисс с Дамаском по вопросу об оружии СДС и деятельности политических партий в Сирийском Курдистане. Однако на практике это будет означать отказ от ранее данных курдам обещаний за счет «сговора» с противниками Москвы в администрации и спецслужбах САР. Тем более, подобный вариант естественно вызовет отрицательную реакцию в рядах СДС, которые могут активизировать раскольническую деятельность в курдских районах.  В этом случае Москве придется пойти на уступки Турции по принципиальным вопросам, возможно за счет российских интересов в Сирии и Ираке, чтобы предотвратить начало турецкой военной операции в этих районах Сирии. Однако с учетом быстроменяющейся в САР военно-политической ситуации, Москве вряд ли удастся «провернуть» комбинацию по устрашению СДС турецкой угрозой по аналогии с Африном. Цена риска такой игры может опрокинуть сделанные ставки. Ситуация в любой момент может выйти из-под контроля Москвы. Турция начнет широкомасштабную военную операцию, опираясь на якобы полученное «одобрение из Кремля». Это не восточное коварство президента Р.Т.Эрдогана, а элементарные правила Real рolitique. В итоге Россия может оказаться в двусмысленной ситуации. К тому же, Москва хорошо знает, курдские политические силы весьма неоднородны. Например, ДПК, — одна из авторитетных партий Иракского Курдистана, ставит своей целью создание независимого самостоятельного курдского государства, что противоречит интересам основных союзников России в лице Турции, Ирана и Ирака. Понятно, что решать подобного рода вопросы с действующим в САР режимом, который не готов ни  к каким переменам радикального характера в системе политической власти и управления достаточно сложно. Тем более, Тегеран поощряет режим Б.Асада в сохранении действующего в Сирии положения. В конечном счете, Москва может «устать» от подобных действий режима, его и своих союзников в Сирии и пойти на решительные меры. Очередные переговоры в Астанинском формате могут стать своеобразным тестом готовности Москвы, объяснить Дааску необходимость подобного рода перемен в интересах России, которая, спасла режим Башара Асада от неминуемой гибели осенью 2015 г.

52.37MB | MySQL:103 | 0,586sec