К вопросу о Саммите Тюркского совета в Стамбуле. Часть 5

12 ноября с.г. в районе Стамбула, на так называемом Острове демократии и свободы в Мраморном море, состоялся Саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств.

Продолжаем делать обзор этого мероприятия, которое представляется крайне важным не только для Турции, но и для значительной части постсоветского пространства, получается, включая Россию.

Часть 4 нашей публикации доступна по ссылке на сайте ИБВ http://www.iimes.ru/?p=81197#more-81197 .

Напомним, что в прошлой части мы приступили к рассмотрению документа, который озаглавлен как «Видение – 2040» и процитировали раздел, посвященный политике и безопасности стран-участниц Организации тюркского сотрудничества.

Коснулись мы в этой связи механизма многосторонних политических консультаций, который сильно напоминает прообраз Тюркского МИДа. Полагаем, что именно в таком направлении та же Турция будет продвигать данную договоренность. Сделать это будет нетрудно по двум простым причинам.

Прежде всего, скажем, про наличие общих ценностей и общей истории между странами-участницами Организации тюркских государств.

Неслучайно ведь та же Венгрия подчеркивает, что она гордится своей историей на фоне того, как её история европейскими странами принимается в штыки уничижается.

Как у ЕС есть свои ценностные скрепы, так и у тюркских государств есть свои ценности, которые основаны на консерватизме и на общем религиозном факторе (за исключением Венгрии). Если ЕС – это клуб европейских стран, то ОТГ – это клуб мусульманских-тюркских государств, которые в ЕС чувствуют на себе, в лучшем случае, подозрительные взгляды. И, разумеется, никаких перспектив примкнуть к европейской общности.

Второй важный момент – это наличие общей цели.

Понятно, что ту же Турцию, как разумеется, и другие страны ОТГ, никто в ЕС никогда не позовет. Более того, любой диалог с европейскими странами для стран ОТГ не может быть симметричным. Как правильно заметил кто-то, «симметричные отношения можно построить только лишь с симметричными партнёрами».

ЕС всегда будут пытаться внушить странам ОТГ комплекс неполноценности, будучи более продвинутыми в большинстве вопросов.

И зачем это странам ОТГ, когда есть структура, где они чувствуют себя в своей «тарелке»? Их цель, в этом смысле, — проста: всеми своими скоординированными силами добиваться рост влияния ОТГ, как организации. Тем более, что стагнация и надвигающийся кризис ЕС, в первую очередь, ценностный, но и демографический тоже – налицо. Выход Великобритании из ЕС – одна из знаковых лакмусовых бумажек для всех, что «европейский дом покосился».

Для продвижения же своей ценностной повестки у ОТГ уже есть свои инструменты мягкой силы.

Хотя, разумеется, говорим «свои», но понимаем при этом, что инструменты эти, вроде того же Türksoy, создавались при лидирующей роли, а, следовательно, контролируются со стороны именно Турции.

Однако, почему это должно кого-то смущать, если строить структуру по образу и подобию того же Европейского союза? С тем же ЕС можно строить контакты по линии того же Будапешта, который является чуть ли не «своим среди чужих и чужим среди своих».

Теперь – что касается безопасности.

Опять же, общей армии и сил безопасности в том же ЕС нет. Возможно, что, во многом потому, что помимо национальных сил, есть ещё и зонтичная структура – НАТО.

Объявлять сейчас о том, что называется иногда «армией Турана» — крайне преждевременно, и сильно преждевременней, чем говорить об армии ЕС.

Однако, «сеть для сотрудничества и обмена информацией» — это настолько общие слова, что их можно трактовать сколь угодно расширительно в пользу дальнейшей интеграции стран. Опять же, регулярное проведение совместных учений – это один из перспективных промежуточных шагов на пути к дальнейшей военно-политической интеграции.

Интересно, что «исламофобия» попала в перечень тех угроз, с которым страны ОТГ собираются бороться сообща. Что, тоже, мультиплицирует потенциал возможностей той же Турции, которая билась и продолжает биться за то, чтобы, к примеру, приравнять, «исламофобии» к «антисемитизму». К слову сказать, с «антисемитизмом» страны ОТГ бороться совместными усилиями не предполагают.

Переходим к экономическому разделу «Видения – 2040», который включает в себя «Экономическое и отраслевое сотрудничество».

В сфере общего экономического сотрудничества, предполагается:

«Работать над достижением свободного перемещения товаров, капитала, услуг, технологий и людей между государствами-членами.

Разрабатывать программы и стратегии, отвечающие требованиям цифровой среды будущего.

Делать упор на диверсификацию экономической деятельности для повышения устойчивости с упором на развитие цифровых технологий.

Сотрудничать для построения будущей экономики знаний, создавать возможности и улучшать инфраструктуру для расширения производственных возможностей в различных секторах.

Обеспечивать обмен опытом и передовой практикой в ​​национальной политике экономического развития посредством регулярного диалога и проведения программ по наращиванию потенциала между государствами-членами.

Развивать соответствующие финансовые и инвестиционные инструменты для поддержки частного сектора, содействия экономическому росту и социально-экономическому развитию.

Мобилизовать международные фонды и сети для их совместного использования для финансирования общих крупномасштабных инфраструктурных проектов.

Разрабатывать политику устойчивого, экологичного, инновационного, умного и инклюзивного экономического роста при сохранении макроэкономической и финансовой стабильности.

Создание благоприятной среды для развития стартапов и инновационного предпринимательства; и расширять сеть инкубаторов среди государств-членов.

Поддерживать прозрачную и предсказуемую инвестиционную среду, способствующую более значительному притоку прямых иностранных инвестиций (ПИИ).

Укреплять сотрудничество между различными типами экономических зон для продвижения внутрирегиональных инвестиций.

Работать над гармонизацией промышленных структур и достижением интеграции товарных рынков между государствами-членами.

Развивать устойчивые и инновационные институциональные структуры, способствующие продуктивному взаимодействию между бизнес-сообществами государств-членов.

Содействовать диалогу между субъектами государственного и частного секторов для улучшения делового климата в государствах-членах и обеспечения обмена передового опыта государственно-частного партнерства (ГЧП) для реализации общих инфраструктурных и инвестиционных проектов.

Усиление скоординированного регионального подхода для повышения занятости за счет повышения квалификации, улучшения управления рынком труда и повышения внутрирегиональной мобильности рабочей силы профессионалов.

Достижение лучших результатов с точки зрения индикаторов упрощения процедур торговли (TFI), подготовленных ОЭСР, и установить стратегическое партнерство между компаниями государств-членов для облегчения выхода на третьи рынки.

Предоставление новых рыночных возможностей для национальных компаний малого и среднего бизнеса, микропроизводителей и начинающих компаний.

Стимулирование и поощрение частных компанией перемещать часть своих цепочек создания стоимости / производства из одного государства-члена в другое для выхода на разные рынки путем слияния в региональные и глобальные цепочки создания стоимости.

Трансформировать традиционные и новые отрасли путем инвестирования в более экологичные и цифровые решения, сохраняя при этом конкурентоспособность на мировой арене.

Увеличение объема продукции с добавленной стоимостью за счет взаимной передачи ноу-хау, инноваций и технологий.

Разработка программ поддержки членов диаспоры, желающих начать бизнес в странах своего происхождения, поддержка молодых предпринимателей и женщин-предпринимателей с помощью различных форм финансовых инструментов на льготных условиях.

Продолжение работы по развитию механизмов урегулирования споров и решения вопросов, связанных с бизнесом».

Вот, собственно, полное содержание экономического раздела документа «Видение – 2040».

Сразу заметим то обстоятельство, что в «Видении – 2040», как в документе, отсутствуют так называемые ключевые показатели эффективности. В том смысле, что, ставя себе «дэдлайн» в 2040 году, авторы, по идее должны давать и какие-то результаты, которые планируется достичь к этому году. В противном случае, если задается лишь вектор общего развития, то все равно, какой год ставить. Можно и не ставить его вовсе. Говоря об экономике, ожидаешь, по крайней мере, увидеть ключевые показатели товарооборота, взаимных инвестиций между странами-участницами ОТГ и проч.

С другой стороны, понятно, что ОТГ – ещё достаточно молодая структура, созданная лишь в 2009 году и, буквально на наших глазах, закладываются пока её фундаментные камни. Которые, надо сказать, закладываются достаточно амбициозно, явно с прицелом на то, что организация будет развиваться по образу и подобию того же Европейского союза.

Скорость принятия документов (в частности, «Видение – 2040») компенсируется тем, что из них исчезает конкретика в части количественных показателей и обязательств конкретных сторон. Хотя это тоже – очень по-турецки: «включить все» и потом уже разбираться предметно, ссылаясь на статьи общего характера, которые, на момент подписания документа, мало кто представляет во что выльются.

На что можно в этом смысле обратить внимание в экономическом разделе документа?

Прежде всего, на генеральную цель по обеспечению свободного перемещения товаров, капитала, услуг, технологий и людей. В одной этой фразе уже содержатся все те преимущества, которые предоставляются странам-участницам со стороны полноценных экономических союзов (за исключением, впрочем, перехода на единую валюту).

То есть, тем самым декларируется намерение по созданию полноценного экономического союза. Причем, с гармонизацией экономической политики стран участниц, а также с созданием взаимодополняемости промышленных потенциалов стран-участниц. В том смысле, что речь идет о полноценной промышленной кооперации с созданием своих «тюркских цепочек добавленной стоимости» с производством товаров и услуг для реализации как в странах ОТГ, так и в третьих странах. Пожалуй, это – самое главное, что просматривается в данном разделе. Все остальное, включая реализацию совместных инфраструктурных проектов – это напрямую вытекает из вышесказанного.

Переходим к рассмотрению отраслевого раздела «Видения – 2040», который озаглавлен как «Транспорт и таможня».

Цитируем эту часть документа:

«Сделать Транскаспийский международный средний коридор Восток-Запад самым коротким и безопасным транспортным соединением между Востоком и Западом и включить государства-члены в региональные и глобальные цепочки поставок и создания стоимости через этот коридор.

Упростить и гармонизировать таможенные и транзитные процедуры государств-членов для пересечения границ.

Увеличить инвестиции для обеспечения внутрирегионального сообщения с помощью хорошо разработанных и взаимосвязанных проектов жесткой и мягкой транспортной инфраструктуры между государствами-членами.

Гармонизировать транспортную политику и технические стандарты, связанные с грузовыми перевозками, для Транскаспийского международного Срединного коридора Восток-Запад.

Осуществлять тесное сотрудничество для обеспечения эффективного выполнения международных конвенций в области транспорта государствами-членами.

Продвигать экологически безопасные виды транспорта и стимулировать новаторскую политику для создания более экологически чистых транспортных технологий.

Упрощать административные процедуры для операций авиакомпаний.

Увеличивать количество полетов в соответствии со спросом между государствами-членами и способствовать диверсификации авиатранспортных связей между государствами-членами.

Содействовать цифровизации транспортных сетей между государствами-членами.

Совместно продвигать Зангезурский коридор на различных международных экономических платформах».

Ключевыми словами транспортного раздела следует разумеется считать создание сплошного Транскаспийского «срединного» коридора, который свяжет между собой Восток и Запад. Проще говоря, свяжет между собой Китай и Европу. То есть, Турция стремится вписать себя «намертво» в китайский проект нового Шёлкового пути и извлечь из этого все возможные дивиденды. Потому как иных причин рваться на китайский рынок у турок нет: просто ввиду несопоставимости мощи китайской и турецкой экономик.

Следующий отраслевой раздел «Видения – 2040» называется «Информационные технологии и связь».

Цитируем те задачи, которые планируется поручить соответствующим институтам стран-участниц ОТГ:

«Гармонизировать политику и правила в области информационных и коммуникационных технологий (ИКТ) путем расширения сотрудничества между регулирующими органами, государственными и частными операторами и другими соответствующими заинтересованными сторонами в государствах-членах.

Разрабатывать совместные программы и проекты электронного правительства и электронных услуг, уделяя приоритетное внимание торговле, транспорту, здравоохранению и образованию.

Расширять партнерские отношений в сфере услуг ИКТ и развивать инфраструктуры, включая услуги вещания, мобильные, спутниковые технологии, оптоволокно.

Развивать совместный потенциал государств-членов в области ИКТ путем создания региональной технологической экосистемы и создания совместных платформ и сетей сотрудничества.

Объединение ведущих центров исследований и разработок, таких как техно- и ИТ-парки, для обмена опытом и знаниями в области цифровых технологий.

Расширение сотрудничества в области кибербезопасности для реагирования на вызовы региональной безопасности путем создания общей платформы в тесном сотрудничестве с международными центрами кибербезопасности.

Обеспечение цифровой связи и коммуникации за счет эффективного использования космических технологий во всех сферах социально-экономической жизни и гармонизация национальной космической политики.

Установить ориентированное на результат сотрудничество между государствами-членами посредством совместных программ и проектов, включая обмен знаниями, опытом и ноу-хау, программы наращивания потенциала.

Создать механизм сотрудничества между государствами-членами с целью использования общей космической инфраструктуры, инновационных инструментов космической техники и обмена космическими данными для управления ресурсами, снижения риска бедствий и устойчивого развития.

Поощрение научного сотрудничества в области космических исследований, а также совместных исследований между соответствующими органами государств-членов, включая университеты и космические центры».

Итак, здесь следует отметить следующее: в дополнение к тому, что в предыдущих разделах «Видения – 2040» говорилось про создание единого информационного тюркского пространства, здесь мы видим попытку создания «железа» — единой информационной инфраструктуры. Особое внимание обращает на себя идея объединения электронных правительств стран-участниц в части услуг, оказываемых юридическим лицам при осуществлении взаимной торгово-экономической деятельности. С учетом того, как Турция «рвется» в космос, неудивительно, что сотрудничество в сфере космоса также обозначено целым рядом пунктов.

52.56MB | MySQL:102 | 0,615sec