Снижение покупательной способности алжирцев угрожает стабильности государства

За последние два года покупательная способность алжирцев снизилась до рекордно низкого уровня, что чревато ухудшением внутренней стабильности Алжира. Об этом свидетельствуют последние официальные данные его национальной статистической службы.

Так, с конца 2019 года показатели жизненного уровня среднего алжирца стал ниже соответствующих показателей не только французских граждан, но и жителей Магриба. Одним из соответствующих индикаторов служит покупательная способность минимальной заработной платы, размер которой ниже соответствующих данных многих стран не только Запада, но и «третьего мира»: 33 европейских, 30 государств Северной, Центральной и Южной Америки, 15 – Азии и 6 – Африки.

Несмотря на ее увеличение номинальной стоимости на 11% за последние восемь лет до 20 000 динар (145 долларов США), реально она по покупательной способности за 2013 – 2021 годы заметно снизилась. Так, если в 2013 году ее обладатель мог покупать 500 граммов мяса в день, то в 2021 году он такой возможности уже лишен.

Не менее выразительным выглядит материальное отставание среднего алжирца от соседей по медицинским показателям. Так, если гражданину АНДР требуется затратить 18 рабочих часов, чтобы оплатить консультацию врача-специалиста, то обладателю французского паспорта – лишь 4 часа. И это без учета многочисленных льгот для французов.

На практике же многие алжирцы тратят значительную часть своего бюджета на продукты питания, и их заработка уже не хватает на достаточное обеспечение прочих потребностей. Что, по мнению алжирских же историков, даже хуже положения античных рабов, которым от их господина доставались не только еда, но и одежда.

Так, например, согласно последнему опросу, проведенному Национальной статистической службой АНДР (ONS) по выявлению потребления алжирских домашних хозяйств, 47.8% алжирцев их заработка хватает лишь на удовлетворение минимальных потребностей, главным образом на еду.

В результате даже без учета налогов и взимания прочих отчислений 60% алжирцев относятся к «бедным», тратящих в среднем минимум 60% своих доходов на питание.

На практике это выражается в следующих показателях. Так, по другим статистическим данным, средний алжирец потреблял порядка 91.82 грамма белка в день, тогда как у рядового француза эти показатели составляют 108.16 грамма.

Однако соответствующие алжирские показатели даже меньше, чем у жителей других стран Северной Африки. Так, для египтянина это 97.49 грамм, тунисца – 99.67 грамм, марокканца – 101 грамм.

Впрочем, гораздо более наглядно о положении алжирцев свидетельствуют другие статистические данные. Так, средний алжирец съедает в среднем 19,84 кг мяса и 3.78 кг рыбы, тогда как тунисец 28.39 и 12.72 кг мяса и рыбы соответственно, марокканец – 34.18 и 19.24 кг мяса и рыбы; египтянин 30.76 и 23.21 кг мяса и рыбы, а гражданин Франции – 80 кг мяса и 33 кг рыбы.

Подобное разительное отставание в первую очередь вызвано дороговизной этого вида продовольствия в АНДР. Отчасти оно должно компенсироваться увеличением потребления более дешевой еды. Однако потребление тех же хлебобулочных изделий в других странах Магриба сопоставимо с алжирскими показателями. Например, в Алжире в среднем человек потребляет 214 кг эквивалента пшеницы в год, но Египет и Тунис отстают от него незначительно (208 кг на человека в год), тогда как в Марокко эти данные составляют 262 кг на человека в год.

В целом же за чертой бедности в АНДР по данным статистики проживают более 6 млн трудоспособных граждан и почти столько же безработных, инвалидов и пенсионеров. Например, две трети последних имеют доход менее 30 000 динар (219 долларов США).

В результате мы наблюдаем на первый взгляд феноменальную ситуацию: средний алжирец живет и питается заметно хуже, чем жители всех соседних стран (за исключением Мали и Мавритании), не имеющих нефтегазовых источников доходов, которыми обладает Алжир.

Однако реально ничего удивительного в этом нет – как раз их наличие в условиях их «проедания» и незначительного инвестирования во многом и провоцирует рост цен в стране, постоянно снижающих алжирский уровень жизни. И по мере всё большего притока «углеводородных динаров» цены в Алжире пропорционально и неуклонно растут, постоянно снижая уровень жизни рядовых алжирцев.

К этому напрямую приложили руку и сами власти АНДР, до последнего времени проводившие курс по ограничению импорта в Алжир иностранных товаров, в том числе и продовольственных. Тем самым они искусственно создавали дефицит, одновременно снижавшие конкуренцию на своем рынке, что дополнительно толкало цены на все вверх.

И предположим, что на этом данный процесс не останавливается. Так, серьезный удар по покупательной способности неизбежно нанесет и начавшийся демонтаж национальной системы субсидирования ряда товаров и услуг. Например, на растительное масло: фиксированные государственные цены на него согласно законопроекту о бюджете 2022 года частично отменены и фактически, его увеличение в следующем году может достигнуть и даже превысить 20%.

По мнению рядовых алжирцев, цены также подстегивает то, что власти практически перестали бороться против торговцев, завышающих стоимость «субсидируемых» товаров. Например, это касается овощей, включая картофель, и хлебобулочных изделий.

При этом сами представители властей, отвечая на эти обвинения, разводят руками, указывая, что «ушлые продавцы» активно пользуются имеющимися в национальном законодательство «прорехами», позволяющими им уходить от ответственности.

Так, завышающие стоимость продовольственных товаров торговцы делают это под предлогом того, что реализуемая ими продукция по завышенной стоимости не подходит под параметры «субсидируемой государством», поскольку речь якобы идет об «элитных» товарах, на которые контроль властей не распространяется.

В свою очередь, сами представители бизнеса утверждают, что государственные субсидии уже давно не покрывают даже стоимости закупаемого ими сырья, поскольку они не учитывают реального повышения других товаров и услуг, включая коммунальные, за последние годы.

В результате, по общему мнению большинства алжирцев, за два года президентства Абдельмаджида Теббуна они сильно обеднели по сравнению с правлением его предшественника Абдельазиза Бутефлики.

Однако дальнейшее прогрессирующее ухудшение их жизненного уровня создает наибольшую угрозу внутренней стабильности страны. В результате база для новых массовых выступлений протеста в АНДР не только не уменьшается, но и напротив, постепенно растет, невзирая на внешний рост нефтегазовых доходов алжирского государства.

52.53MB | MySQL:103 | 0,517sec