О нормализации отношений Турции с ОАЭ и проблемах, которые препятствуют этому процессу

Наследный принц Объединенных Арабских Эмиратов Мухаммед бен Заид аль Нахайян (MБЗ) посетит Турцию на следующей неделе впервые за десять лет, сообщили два турецких чиновника на условиях анонимности. Визит наследного принца ОАЭ, который, как ожидается, состоится 24 ноября, станет символическим поворотным моментом после того, как ОАЭ и Турция договорились улучшить отношения прошлым летом. Турецкие официальные лица охарактеризовали визит МБЗ как «начало новой эры» после нескольких лет враждебности, после того как Анкара обвинила ОАЭ в финансировании заговорщиков 2016 года в Турции и подрыве турецких интересов в Ливии. ОАЭ также была сильно озабочены тем фактом, что Анкара поддержала новые демократические движения политического ислама, возникшие в результате «арабской весны». Но избрание президента США Джо Байдена ознаменовало поворотный момент, который дал толчок для нормализации двусторонних отношений.    В августе советник по национальной безопасности ОАЭ Тахнун бен Заид аль Нахайян, брат наследного принца, встретился с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, чтобы обсудить «дорожную карту» для новых эмиратских инвестиций в Турцию. Источники  сообщили, что ОАЭ планируют инвестировать в Турцию не менее 10 млрд долларов, а другие эксперты оценивают цифру еще выше — в десятки миллиардов долларов. Турецкий источник, знакомый с подготовкой визита MБЗ, сказал, что в последние годы растет интерес ОАЭ к турецким оборонным компаниям, которые уже создали прибыльные предприятия с местными производственными мощностями. Инвестиционное управление Абу-Даби и другие эмиратские компании, как сообщается, также заинтересованы в инвестициях  в здравоохранение, финансовые технологии и другие отрасли промышленности в Турции.

Означает ли это серьезную трансформацию двусторонних отношений между некогда заклятыми противниками? Рискнем полагать, что не в полной степени, как минимум. Страны просто пересматривают свою стратегию и тактику с учетом геополитических изменений. Если грубо, то в Анкаре и Абу Даби пришли к выводу, что прежняя тактика «лобовых столкновений» не приносит нужного результата. При этом основные темы разногласий никуда не делись: ОАЭ по-прежнему полагает политический ислам, который по-прежнему поддерживает Анкара и Доха, чуть ли не главной угрозой своей национальной безопасности. То же самое касается Ирана. Так что рискнем сделать вывод, что нынешнее сближение – это лишь переформатирование противостояния в более приемлемую для нынешнего периода времени форму. Одним из доказательств этого можно полагать  статью, опубликованной 12 ноября в семейной газете президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана Sabah. В ней  ОАЭ прямо обвинили в сотрудничестве с «Моссадом» и ЦРУ с целью свержения Эрдогана на выборах 2023 года. Эта статья появилась, напомним, накануне визита МБЗ, и на фоне неформальных запретов турецких спецслужб  исламистским СМИ, базирующиеся в Турции,  негативно освещать ситуацию и политику  ОАЭ.  Также примечательно, что автор этой публикации Абдуррахман Шимшек из газеты Sabah Daily, который  известен своими статьями, основанными на «просочившихся» документах правительственных чиновников и турецкой разведки, что  является просто инструментом проведения «активных мероприятии» властями Турции с точки зрения высказывания своих неофициальных позиций. На этот раз автор  написал вроде бы  статью о недавно созданном аналитическом центре в Нью-Йорке, Турецком демократическом проекте (TDP). Согласно веб-сайту организации, деятельность TDP посвящена информированию международного сообщества о дестабилизирующих действиях Эрдогана в ближневосточном регионе и за его пределами, его системной коррупции, поддержке экстремизма и пренебрежении демократией и правами человека. TDP также объявил о создании базы данных исследований о Турции, предоставляя платформу для «лидерства в области мышления и экспертных знаний». Шимшек в своей  статье на эту тему утверждает: «Несмотря на все свои усилия, международные организации, которые не смогли свергнуть президента Эрдогана, на этот раз объединились под одной крышей и приняли меры».  Он также расшифровывает в статье план аналитического центра и платформы психологических операций Турецкого демократического проекта (TDP), «финансируемого еврейским капиталом и основанного бывшими руководителями «Моссада», по свержению Эрдогана на выборах 2023 года». Используя слова «Моссад» и «еврей», Шимшек стремится привлечь внимание турецких сторонников  теории заговора, но его статья намеренно содержит много дезинформации. «Самый большой шаг в рамках плана был сделан в июне прошлого года. Проект турецкой демократии, который засучил рукава в связи с политическим и экономическим кризисом в Турции, был запущен 23 июня 2021 года при участии людей, имеющих опыт работы в бюрократии и разведке, а также членов FETÖ [члены религиозного движения Ф.Гюлена], которые являются частью организаций под названием UANI [Объединенный фронт против ядерного Ирана], CEP [Проект по борьбе с экстремизмом] и JFK [Правосудие для курдов]., которые были запущены в США». Шимшек связывает TDP с «Моссадом», учитывая, что некоторые из основателей TDP также являются членами UANI, двое из основателей которых — бывшие главы «Моссада» Меир Даган и Тамир Пардо. По словам Шимшека, ОАЭ и члены движения Гюлена поддерживают TDP, которая была создана ЦРУ и «Моссадом». «На веб-сайте [TDP] публикуются новости/анализы зарубежных СМИ, поддерживаемых Объединенными Арабскими Эмиратами и Израилем, которые известны тем, что включают статьи против нашей страны, такие как «Про-FETÖ Ахваль», «Дювар Инглиш», «Аль-Монитор» и «Джерузалем Пост». Статьи и отчеты, написанные с целью создания негативного представления о президенте Эрдогане и Турции, также публикуются в социальных сетях. Взаимодействие со средствами массовой информации, поддерживаемыми FETÖ и Объединенными Арабскими Эмиратами, такими как Ahval и Al-Monitor, привлекает внимание».

Прямо заявив, что UANI поддерживается ОАЭ, Шимшек утверждает, что «вторым действующим лицом, поддерживающим TDP, помимо FETÖ, являются ОАЭ. Электронная переписка Юсефа аль-Отейбы, посла ОАЭ в Вашингтоне, имеющего связи с израильским лобби, просочилась в открытые источники в 2017 году. Хотя было выявлено, что аль-Отейба имел связи с генеральным директором UANI М.Д.Уоллесом по состоянию на 2014 год, сообщение Уоллеса аль-Отейбе о финансировании мероприятия показало, что UANI соответствует интересам ОАЭ, внимательно следящих за политикой США в отношении Ирана». Люди, на которых Шимшек сейчас нацелился в рамках расследования «антиэрдогановского заговора», — это бывший посол США в ООН Марк Д. Уоллес, бывший сенатор США Джозеф Либерман, бывший председатель Совета национальной безопасности Фрэнсис Таунсенд, бывший советник по национальной безопасности США Джон Болтон, бывший президент США Джордж Буш-младший, его брат и бывший губернатор Флориды Джеб Буш, бывший советник Госдепартамента США Дэвид Л. Филлипс, бывший эксперт ЦРУ по Ирану Норман Т. Рул, бывший заместитель директора ЦРУ по операциям Роберт Дж. Ричер, бывший заместитель представителя США при Организации Объединенных Наций посол Алехандро Вольфф, бывший посол Италии в США и Израиле Джулио Терци ди Сант’Агата, соучредитель и представитель «Американских друзей Курдистана» Дилиман Абдулкадер и исполнительный директор TDP Мадлен Джоэлсон.

Шимшек, близкий к турецким властям, похоже, также испытывает дискомфорт в связи с усилиями по денуклеаризации Ирана, что в принципе отвечает интересам Турции, но совершенно не отвечает интересам ОАЭ. Непростой и не беспроблемный альянс иранцев с турками – это вторая тема разногласий между странами.   Также стоит напомнить, что Хакан Фидан, нынешний глава Национальной разведывательной организации (MIT), который ранее представлял Турцию в Совете управляющих Международного агентства ООН по атомной энергии в период с 2008 по 2010 год, не был против того, чтобы Иран обладал ядерным потенциалом. Это совсем не случайно. Как показало конфиденциальное расследование, человек, возглавляющий сейчас   Турецкое агентство по атомной энергии, работал с оперативниками Корпуса стражей исламской революции (КСИР) из спецподразделения «Аль-Кудс». Это Зафер Демиркан, которому было бы предъявлено в свое время несколько уголовных обвинений за его роль в контактах с  «Аль- Кудс» КСИР, и который сохранял свою работу в Министерстве энергетики Турции до 2017 года, когда он был назначен исполняющим обязанности директора Турецкого агентства по атомной энергии (Türkiye Atom Enerjisi Kurumu, TAEK). Он стал председателем  TAEK в 2019 году. Согласно секретным прослушкам турецкой полиции, полученным в ходе контртеррористического расследования в ячейках «Аль-Кудс» в Турции, Зафер Демиркан, глава Органа по ядерному регулированию (Nükleer Düzenleme Kurumu, NDK), помог оперативнику «Аль-Кудс» Сытки Аяну, владельцу Som Petrol Ticaret A. Ş., лоббировать проект  с участием Национальной газовой компании Ирана. Прослушка показывает, что Аян координировал свои деловые операции с генералом «Аль- Кудс» Сайедом Али Акбаром Мир Вакили и часто обращался к Демиркану, чтобы разобраться в проблемах, узнать о готовящемся законодательстве и получить секретные правительственные документы. Доказательства, собранные в ходе санкционированного судом наблюдения и прослушивания с 2011 по 2014 год, привели следователей к выводу, что Демиркан сливал (как представляется, с санкции своего руководства) конфиденциальные документы из правительства об ожидаемых законодательных изменениях и консультировал Аяна о том, как продолжить газовый бизнес, который потребует значительных инвестиций в Иран. Три прослушивания телефонных разговоров между Аяном и Демирканом в сентябре 2013 года были включены в материалы расследования. Согласно прослушке от 11 сентября 2013 года, Демиркан предоставил Аяну конфиденциальную информацию из законопроекта о регулировании природного газа и сказал, что его департамент работает над изменениями, которые будут внесены для регулирования рынка газа в Турции. Они говорили о том, как можно инвестировать в Иран, не поднимая «красных флагов» и избегая американских санкций. Аян сказал, что заключил сделку с Туркменистаном о транспортировке газа через Иран, где, по его словам, он также получил разрешение на транспортировку через его территорию в Турцию, и спросил, что можно сделать для решения возможных проблем. В то время Демиркан был генеральным директором энергетических работ в Министерстве энергетики и природных ресурсов. Согласно деталям, предоставленным Аяном, в течение первых трех лет Иран будет транспортировать в Турцию 3 млрд куб. м туркменского газа, а затем объем будет увеличен до 10 млрд куб. м. Аян сказал, что он также построит трубопровод от иранской границы до западного региона Турции. Соглашение, подписанное между Турцией и Туркменистаном 29 октября 1998 года, предусматривало строительство газопровода, по которому туркменский газ будет поставляться в Европу. Но соглашение так и не смогло сдвинуться с мертвой точки. Подрядчиком по соглашению выступила Турецкая трубопроводная корпорация (BOTAŞ), крупнейший импортер газа в стране. В то время турецкое законодательство запрещало частным подрядчикам участвовать в поставках газа из стран, с которыми у этой компании были соглашения. Фактически, заявление Аяна в Орган по регулированию энергетического рынка (EPDK) было отклонено на основании этого закона. Но он искал способы обойти это, используя свои связи в турецком правительстве. Демиркан сказал Аяну, что законопроект, над которым он работает, откроет путь частным фирмам для участия в торговле газом со странами, с которыми у Турции есть соглашения, как только он будет одобрен парламентом.  Подчеркнув, что никогда не делалось никаких исключений для закупок газа у стран, с которыми у  BOTAŞ есть контракты, Демиркан, тем не менее, сказал, что можно найти лазейку, которую можно использовать для делового предприятия Аяна (читай: предприятия КСИР под прикрытием). Он сказал, что закон разрешает заключать контракты с частными фирмами только в экспортных целях или в случае дефицита на турецком газовом рынке. «До сих пор мы никогда не ссылались на это [исключение]», — сказал Демиркан, добавив, что с помощью его министерства для предприятия Аяна может быть возможно смягчить хроническую нехватку газа на турецком газовом рынке. Турецкий чиновник также затронул проблемы инфраструктуры в иранской газовой сети, которая время от времени сокращала или прекращала экспорт газа в Турцию из-за резкого роста внутреннего спроса Ирана зимой или производственных проблем. Он сказал, что «некоторые лица» в Турции могут поднять этот вопрос и начать сомневаться в способности Ирана поставлять туркменский газ в Турцию, когда у него возникли проблемы с экспортом собственного газа в Турцию. Аян сказал, что можно было бы привести доводы в пользу того, что поставки туркменского газа также помогут решить проблемы Ирана и что это, в свою очередь, упростит доставку иранского газа в Турцию. По телефону Демиркан, похоже, заверил Аяна, что он разберется с техническими проблемами для ирано-туркменского предприятия, и сказал, что, в конце концов, это будет политическое решение и что тогдашний премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган примет его. Данные прослушки также очевидно говорят о том, что  Аян   заручился тогда  одобрением Эрдогана.   Было ясно, что Аян пообещал дать сыну Эрдогана миллионы долларов в качестве взяток в обмен на обеспечение безопасности его делового предприятия, которое распространялось на Иран. Сначала он предложил меньше, чем обещал, и Эрдоган был в ярости, и было слышно на прослушке, как он инструктировал своего сына не брать деньги у Аяна, если не будет предоставлена полная обещанная сумма. В  конце концов, клану Эрдогана удалось получить свою долю в полном объеме, учитывая тот факт, что фирме Аяна был предоставлен второй по величине правительственный стимул в истории Турции для строительства трубопровода для транспортировки природного газа из Ирана в Турцию, а затем в Европу. Аян объявил, что в то время строительство трубопровода обойдется в 11,5 млрд турецких лир. Возвращаясь к первоначальной прослушке с участием Аяна и Дермиркана, можно увидеть более подробную информацию, раскрывающую глубину и степень участия турецкого энергетического чиновника в операции «Аль-Кудс». В рамках реализации ускоренного подхода к этому проекту Демиркан также предложил другое решение для выхода из  затруднительного положения Аяна и предложил, что было бы намного проще, если бы  BOTAŞ вышел из соглашения с Туркменистаном.  Это расчистило бы путь для частного подрядчика по транспортировке газа из Туркменистана через Иран, и он предложил проработать этот вопрос с заместителем министра энергетики. Он пообещал назначить Аяну личную встречу с заместителем министра и дал предложения о том, как организовать беседу во время встречи. Они также говорили о транспортировке туркменского газа через Каспийское море и Азербайджан (эта тема сейчас снова оживилась), но Аян заявил, что любая сделка по транзиту через Каспий пока невозможна и станет причиной войны. В другой прослушке, записанной 25 сентября 2013 года, Аян попросил Демиркана получить копию конфиденциального операционного соглашения между Ираном и Турцией о поставках иранского газа, сославшись на требования банков, которые будут финансировать его деловое предприятие. Он сказал, что через свои контакты в Иране он уже получил некоторые документы по соглашению о покупке между BOTAŞ и Национальной иранской газовой компанией (NIGC), но он хотел бы получить в свои руки детали операционного соглашения. По словам Аяна, банки хотели видеть процедуры урегулирования в случае спора с Ираном, и он хотел использовать существующие механизмы урегулирования споров, используемы BOTAŞ и NIGC, в качестве шаблона, чтобы облегчить проблемы банкиров. BOTAŞ и NIGC несколько раз участвовали в урегулировании споров по вопросам ценообразования и проблем с поставками для импорта Турцией газа на 10 млрд куб. м газа в год. Турция успешно представила свое дело, когда она обратилась с Ираном в международный арбитражный суд, Международную торговую палату (ICC), в Швейцарии. Демиркан сказал, что у его департамента нет таких соглашений и что может быть трудно получить сверхсекретные документы, но он пообещал сделать все возможное, чтобы выполнить просьбу Аяна и поговорить с заместителем министра. В какой-то момент Демиркан выразил обеспокоенность тем, что банки не будут принимать документы, которые не были предоставлены по официальным каналам, и спросил, будут ли они считать документы, переданные Аяну в частном порядке, законными. Аян сказал, что это не проблема и что банкиры просто хотели ознакомиться с правилами и процедурами в соглашении, чтобы оценить свой риск. Оказалось, что Аян пытался получить копии конфиденциальных соглашений от BOTAŞ, но потерпел неудачу. Он обратился к Демиркану, чтобы обойти систему и незаконно получить копии. Он заверил турецкого чиновника, что это будет сделано осторожно, как он сделал с иранцами, когда получил копии некоторых соглашений между Турцией и Ираном. Как выяснилось, он получил нужные копии и передал их Аяну в виде информационной записки. Турецкие следователи назвали Аяна подозреваемым в расследовании контртеррористической операции против  «Аль- Кудс» в Турции. Доказательства, собранные в ходе санкционированного судом наблюдения и прослушивания телефонных разговоров с 2011 по 2014 год, привели следователей к выводу, что Демиркан участвовал в операции «Аль-Кудс» в Турции и тесно сотрудничал с иранскими агентами. Дело о  « ячейках  «Аль- Кудс»» в Турции так и не было передано в суд, потому что правительство Эрдогана замяло его в феврале 2014 года, узнав о расследовании, в котором были обвинены высокопоставленные правительственные чиновники. Следователь-прокурор был уволен до того, как у него появилась возможность получить ордера на задержание подозреваемых и предъявить обвинительное заключение. Аян избежал разбирательства благодаря вмешательству Эрдогана, который, по-видимому, защитил проиранские активы.  Ирфан Фидан, новый прокурор, лично выбранный Эрдоганом для торпедирования расследования против «Аль- Кудс», снял все обвинения с граждан Ирана и Турции, которые были идентифицированы как часть ячеек этой группы. И.Фидан также возбудил новое уголовное дело против всех, кто участвовал в расследовании деятельности «Аль-Кудс», и отдал приказ о задержании начальников полиции, которые раскрыли сложную иранскую сеть в Турции. И.Фидан был вознагражден правительством Эрдогана за это и назначен членом Конституционного суда в 2020 году.

Возвращаясь к с теме турецко-эмиратских отношений, отметим, что  Турция и ОАЭ были по разные стороны почти по каждому политическому вопросу в регионе, долгое время работая друг против друга. В то время как принадлежащие Дубаю телевизионные станции транслировали новости с критикой Турции, Турция, наряду с Катаром, нацеливалась на режимы ОАЭ, Саудовской Аравии и Египта, в частности, и поддерживала «Братьев-мусульман», их заклятого врага. В контролируемых правительством турецких СМИ регулярно появлялись сообщения с использованием оскорбительных выражений в адрес шейха Мухаммеда бен Заида и министра иностранных дел ОАЭ Абдаллы бен Заида. ОАЭ, как утверждалось, финансировали неудавшийся государственный переворот 15 июля 2016 года. Турция также запросила «красное уведомление» Интерпола для палестинца Мухаммеда Дахлана, советника по безопасности наследного принца Мухаммеда бен Заида, за то, что он якобы руководил шпионской сетью ОАЭ в Турции и, что интересно, был членом движения Ф.Гюлена Улучшение отношений между Турцией и ОАЭ впервые было отражено в средствах массовой информации. Анкара предупредила телеканалы, связанные с «Братьями-мусульманами», базирующимися в Турции, и запретила им в своих передачах нападать на режимы стран Персидского залива и Египта. Примечательно, что Заид Фади, «плохой парень» из ОАЭ в сериале «Тешкилат», снятом турецкой разведкой, был убит в конце первого сезона с учетом срочно переработанного сценария. Кстати, запрет упоминать в газетах темы преследования «египетских Братьев-мусульман» с сильному прорыву в отношениях Каира и Анкары не привел. Египетские «братья» из Анкары на родину  так высланы и не были, а французские эксперты дают неутешительный анализ о том, что тема политического ислама является до сих пор самым серьезным барьером для нормализации двусторонних отношений.   ОАЭ в свою очередь наложили запрет на видео лидера мафии и бывшего союзника президента Турции Эрдогана Седата Пекера, который в настоящее время живет в ОАЭ и размещает видео на YouTube, раскрывающие предполагаемые преступления правительства Эрдогана последних лет. Пекеру также было запрещено писать в твиттере. Есть предположения, что Пекер может переехать в другую страну на фоне улучшения отношений между двумя странами. Но вот выдавать Пекера Анкаре, несмотря на все требования Анкары, ОАЭ отказались, что тоже очень  знаково.

55.61MB | MySQL:105 | 0,632sec