О принятии в Сирии закона об укреплении роли Верховного совета улемов и расширения его полномочий

В настоящее время перед правящим в САР режимом стоят две основные задачи. Первая, — это вывод Дамаска из региональной и международной изоляции. Вторая, — восстановление страны. В этих целях необходимо  снятие международных санкций и привлечение максимального количества финансовых средств из разнообразных внешних источников. Сирийские власти испытывают на себе сильное давление со стороны своих союзников в лице России и Ирана, в также Турции и ряда арабских стран, которые под предлогом помощи Сирии и решения проблемы политического транзита стремятся сохранить и укрепить свои интересы в Сирии. В этих условиях сирийскому режиму приходится маневрировать, чтобы соблюсти свои интересы. Используя интернализацию сирийского кризиса, играя на противоречиях ключевых региональных и международных игроков на поле конфликта, Дамаск успешно добивается своих целей. Так, 15 ноября 2021 г. в Сирии был принят закон № 28 об укреплении роли Верховного совета улемов и расширения его полномочий. Верховный совет улемов (ВСУ) был создан в Сирии на основании закона № 31 в 2018 г. Этот закон фактически отменял институт муфтията (оплот суннитов) в Сирии, сильно ограничивая его «независимость» и самостоятельность  действий. Новый закон 2021 г. расширил состав ВСУ за счет представителей Министерства вакуфов, Верховного шариатского суда, представителей  факультетов шариата и мусульманского права ведущих сирийских университетов. В обновленном составе ВСУ представлено около 30 различных направлений мусульманских вероучений, теологических школ,  шариатской юриспруденции. Новый закон отменил 35 статью закона №31 от 2018 г, которая регулировала работу Министерства вакуфов в вопросах взаимодействия с институтом муфтията и порядком издания фетв. На практике это означало упразднение поста Верховного муфтия САР и его представителей в сирийских провинциях. Полномочия издания фетв передаются ВСУ. В состав ВСУ входят представители основных мусульманских конфессий  САР — сунниты, друзы, алавиты, исмаилиты, шииты. На практике ВСУ сильно ограничил право 4 основных  суннитских мазхабов (ханбалитский, ханифитский, шафиитский, маликитский) на религиозную работу с населением и управление вакуфами. Как правило, вакуфная собственность в стоимостном выражении составляет весьма приличную сумму, не облагается налогом, находится за пределами контроля фискальных органов государства, имеет постоянный источник пополнения. Любой мусульманин, либо принявший ислам, может на определенных условиях передать все свое движимое и недвижимое имущество в вакуф, чтобы  избежать уплаты налогов.* При этом он сохраняет право распоряжаться своими средствами и приращивать их через гибкую систему исламского банкинга, отдавая часть дохода в вакуф (это весьма упрощенная авторская трактовка деятельности вакуфов). Таким образом, материальная база сирийских суннитов, скрытая от контроля государственных органов, оказывается серьезно подорванной. Законодательно установлено, что только представители джа’афаритского** мазхаба имеют преимущественное право на принятие фетв и другие виды религиозной деятельности в САР, в том числе управление вакуфами. В новом законе прописано, что сунниты больше не являются религиозным большинством в САР и ставятся в один ряд с другими конфессиями, — алавитами, друзами, исмаилитами, шиитами, которые перестают считаться религиозными меньшинствами. В отдельных комментариях к новому закону уполномоченные представители правящего режима разъясняют его положения. Особый упор  они делают на том, что сирийское государство носит светский характер. Власть напрямую не вмешивается  в деятельность местных религиозных организаций. Она лишь надзирает за их работой через уполномоченные государственные институты. При этом они  подчеркивают, что сунниты в Сирии больше не являются религиозным большинством. Неудивительно, что ряд авторитетных представителей суннитского направления ислама склонны трактовать этот закон как несомненную победу  шиитского Ирана, который еще до событий марта 2011 г. глубоко проник в систему шариатской юриспруденции и государственные институты САР, действующие в религиозной сфере, например, Министерства вакуфов. После принятия указанного закона любые законодательные действия в религиозной сфере осуществляются в соответствии с положениями шиитской доктрины Ирана. Это особо касается управления вакуфной собственностью и работой с личными сбережениями мусульман. Полагаем, что на этапе принятия этого закона между режимом Б.Асада и РФ, с одной стороны и Ираном, с другой возникли некоторые разногласия по принципиальным вопросам о роли религии и религиозных учреждений в Сирии. Так, если правящий режим под предлогом идеи создания в Сирии светского государства, которая активно поддерживалась РФ, стремился максимально маргинализировать место и роль суннитов в сирийском обществе и избавиться от влияния суннитского вероисповедания на местный социум, то Тегеран выступал за сохранение религиозной идеологии как одной из основ сирийской государственности. В итоге, Тегеран провел выгодное ему решение и закрепил его на законодательном уровне. Это не только укрепляет позиции Ирана в религиозной сфере, но и легитимизирует его работу по «шиитизации» сирийского населения. В этой связи возникает  ряд вопросов.

1.Сможет ли сирийский социум, претерпевший серьезную демографическую трансформацию, справиться с новым испытанием и идентифицироваться на новой религиозно-идеологической основе, которую, прежде, будет необходимо заново сформировать.

2.Как отреагируют на данный шаг сирийских властей «страстные» сторонники нормализации отношений с Дамаском в арабских странах с большинством суннитского населения.

3.Каким будет отношение одного миллиарда суннитов в мире к данному закону и его практической имплементации.

4.Какое будущее ожидает израильско-суннитский альянс против активных действий Ирана на Ближнем Востоке.

По нашему мнению, любые «игры» с авраамическими религиями на Ближнем Востоке опасны, их результаты не предсказуемы и они, конечно, не для слабаков.

 

*  Автор даже и помыслить не может о какой-либо религиозной агитации, тем более давать подсказки читателю как уйти от уплаты налогов.

** Джа’афариты — последователи джа’афаритской (имамитской) религиозной школы. Названы по имени шестого имама шиитов-имамитов Джаафара ас-Садика (ум. в 765 г.н.э.). Джа’афаритский мазхаб признан суннитами наряду с четырями другими. Сегодня джа’афаритского толка  придерживаются все шииты-имамиты.

52.14MB | MySQL:103 | 0,564sec