К вопросу о Саммите Тюркского cовета в Стамбуле. Часть 6

12 ноября с.г. в районе Стамбула, на так называемом Острове демократии и свободы в Мраморном море, состоялся Саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств.

Продолжаем делать обзор этого мероприятия, которое представляется крайне важным не только для Турции, но и для значительной части постсоветского пространства, получается, включая Россию. Не будет преувеличением сказать, что 8-й по счету Саммит, теперь уже, Организации тюркских (в турецком языке – «турецких») государств, получился «историческим».

Часть 5 нашей публикации доступна по ссылке на сайте ИБВ http://www.iimes.ru/?p=81221#more-81221  .

Напомним, что, в прошлой части нашей публикации, мы продолжили рассмотрение документа, который озаглавлен как «Видение – 2040» и, в частности, его экономической и отраслевой части. Так, нами были рассмотрены подразделы, посвященные общеэкономическим вопросам, транспорту и таможне, а также информационным и коммуникационным технологиям.

Следующий отраслевой раздел документа посвящен энергетике. С учетом специфики региона проживания тюркских государств, понятно, что именно энергетика, в первую очередь, в контексте доставки региональных энергоресурсов на мировые рынки сбыта, играет для стран Организации одну из ключевых ролей.

Цитируем, что именно вменяется в обязанность соответствующим институтам стран-участниц ОТГ:

«Налаживание стратегического партнерства между государствами-членами в области энергетики посредством координации политики, поощрения торговли энергией, инвестиций, объединения производства энергетических продуктов, исследований и технологического сотрудничества для обеспечения безопасных, устойчивых, конкурентоспособных и доступных по цене источников энергии для государств-членов.

Разработка стратегических проектов энергетической инфраструктуры в регионе, таких как Баку-Тбилиси-Джейхан, Баку-Тбилиси-Эрзурум, Южный газовый коридор и его компоненты TANAP и TAP, чтобы удовлетворить потребности стран-членов, предоставить им альтернативные маршруты, а также внести свой вклад в европейскую и глобальную энергетическую безопасность.

Обеспечить сотрудничество между государствами-членами для диверсификации энергетики и чистой / зеленой энергии, особенно, в области возобновляемых источников энергии, таких как, солнечная энергия, биоэнергетика, ветроэнергетика, ядерная энергия, посредством совместных инвестиций, а также обмена знаниями, опытом и ноу-хау.

Обеспечение тесного сотрудничества между правительствами и частным сектором для проведения исследований и инноваций, для снижения затрат и увеличения использования современных энергетических технологий, в частности, тех, которые связаны с энергоэффективностью и хранением энергии, а также для налаживания совместного производства и распределения нефтехимической продукции.

Обеспечение всеобщего доступа к недорогим чистым / зеленым энергоносителям и услугам для конечных пользователей домашних хозяйств и сообществ, проживающих в городских и сельских районах.

Институционализировать энергетическое сотрудничество между государствами-членами, посредством создания интегрированного энергетического рынка тюркоязычных стран.

Установить тесное сотрудничество с международными организациями, включая, помимо прочего, Международное энергетическое агентство (МЭА), Международное агентство по возобновляемым источникам энергии (IRENA) и Энергетическую хартию».

Обращаясь к изложенному выше, стоит отметить, что главные возможности сотрудничества между государствами ОТГ в энергетической сфере лежат в сфере поставки и доставки своих энергоносителей на европейские рынки.

Собственно, это и определяет то, что именно подобного рода проекты «выстрелили» к настоящему времени (см. приведенное выше перечисление). Все остальное в энергетической сфере, в исполнении «Видения – 2040» смотрится обычными словами, принятыми в «современном и приличном обществе». Особенно, в тех случаях, когда в документе говорится о «всеобщем доступе» и об «энергоэффективности» и об использовании «зеленой энергетике».

Следующий экономический подраздел посвящен сотрудничеству стран ОТГ в сфере туризма. Как и в предыдущих случаях, Турция имеет отчетливо «выпуклое» преимущество в данной сфере перед другими странами-участницами. Что, в итоге, приводит к вполне логичной ситуации, что именно она оказывается и главным выгодоприобретателем от реализации соответствующих инициатив.

Цитируем туристический раздел документа в части обязанностей соответствующих структур:

«Выявить древнее и современное культурное наследие региона с помощью различных инновационных туристических программ и проектов.

Разрабатывать и продвигать различные типы туристических пакетов, культурных маршрутов и туров, в области экологического туризма, кулинарного туризма, приключенческого туризма, оздоровительного туризма, духовного туризма, паломничества и т.д.

Создать сеть сотрудничества между соответствующими государственными и частными органами государств-членов с целью привлечения инвестиций.

Организовать программы по наращиванию потенциала, согласовать политику и правила, а также достичь общих стандартов в туристическом секторе.

Создать альянс известных туристических городов тюркского мира, чтобы укрепить сотрудничество и обеспечить обмен опытом друг с другом.

Разработать необходимую политику, правила и стимулы, чтобы сделать цены доступными для туристов, посещающих государства-члены.

Упростить визовый режим для туристических целей для граждан выбранных третьих сторон (видимо, имелись в виду именно третьи страны), что будет реализовано в соответствии с национальным законодательством стран-членов (ОТГ) и выработать позицию по данному вопросу».

Заметим, что данная часть имеет, в первую очередь, декларативное, имиджевое значение.

Поскольку сложно себе представить гармонизацию туристических индустрий столь удаленных друг от друга стран и стран, имеющих столь разные возможности в этой сфере. Уместно сразу, в таких случаях задавать простым вопросом, а как мог бы выглядеть пакетный тур для поездки иностранцев по культурному наследию Тюркского мира стран ОТГ?

Однако, тут есть одно обстоятельство, на которое могут сделать упор страны-члены Организации тюркских государств. Речь может идти о развитии туризма внутри стран-членов Организации. Надо ли говорить о том, что интеграционные проекты тюркского мира, со всей неизбежностью, будут способствовать тому, что те же «анатолийские тюрки» или жители Турецкой Республики будут испытывать повышенный интерес к общему культурно-историческому пространству. Уже сейчас в Турции Азербайджан не воспринимается в качестве заграницы, а поездки в Узбекистан – весьма популярны. Понятны особенности поездок к Туркменистан, как крайне закрытую страну, и в Киргизию, которая является страной с крайне нестабильной внутриполитической обстановкой. Но зато есть деловой туризм в Казахстан, с кем Турция строит плодотворные торгово-экономические отношения. Не говоря уже о том, что турецкие инвестиции в туристическую отрасль стран ОТГ будут также расти, со всей неизбежностью, просто потому что в самой Турции для бизнеса становится уже тесновато. В условиях жесточайшей, без преувеличения, конкуренции, сложно ожидать того, что строительство гостиницы или даже сети гостиниц «обогатит» инвестора. Просто будет речь идти «еще об одной гостинице» или же «ещё об одной сети гостиниц». А вот развитие «внутритюркского» туризма способно подвигнуть турецких отельеров двигаться в сторону «регионов тюркского мира».

Так что, развитие внутреннего туризма в тюркском мире – это то, что можно предсказываться с большой долей вероятности. А что же до курортного туризма, то, понятно, что Турция – одна из ведущих стран мира, в целом. И поездки в нее из стран ОТГ будут лишь только расти.

Здравоохранение, которое затрагивается в следующем разделе документа, является, без сомнения, с учетом нынешней пандемии, одним из тех разделов, на которые будут брошены значительные силы стран-участниц ОТГ.

«Укрепление человеческих ресурсов и институционального потенциала в секторе здравоохранения посредством обмена знаниями и передовым опытом, совместных программ наращивания потенциала, обучения и мобильности специалистов здравоохранения.

Работа над гармонизацией национальной политики и законодательства для лучшего развития инфраструктуры здравоохранения, коммуникаций и информационных систем здравоохранения между государствами-членами.

Поощрение совместных инвестиций, (использования) модели государственно-частного партнерства и инновационного финансирования для обновления и модернизации отрасли здравоохранения, инфраструктуры и услуг в государствах-членах.

Наращивание потенциала и устойчивости национальных систем здравоохранения для обеспечения готовности к чрезвычайным ситуациям для предотвращения, обнаружения и реагирования на транснациональные угрозы здоровью, включая пандемии и другие инфекционные заболевания.

Усиление совместного научного сотрудничества, программ исследований и разработок среди медицинских учреждений и университетов для разработки методов профилактики, диагностики, лечения, вакцин и других лекарств для решения существующих и будущих задач.

Содействие торговле медицинскими товарами, оборудованием и услугами в регионе и за его пределами».

Тут, как и в большинстве других сфер, излишне говорить о том преимуществе, которое имеет турецкое здравоохранение и медицинская промышленность перед другими странами участницами ОТГ. Сейчас перед турецким здравоохранением стоит достаточно амбициозная задача по развитию медицинского туризма в Турцию. И, надо сказать, что выходцы из стран рассматриваемого нами региона, наряду с представителями Ближнего Востока, охотно пользуются турецкими медицинскими услугами, в том числе, и достаточно дорогостоящими. Выход на рынок России для Турции, в обозримой перспективе, является достаточно затруднительным. Однако, рынки стран ОТГ – естественные партнёры для турецких предложений в этой сфере.

Отдельно стоит затронуть борьбу с пандемией коронавируса: Турция стала одной из тех немногих стран, которые оперативно наладили производство на своей территории оборудования и материалов, которые имеют критически важное значение: от аппаратов искусственной вентиляции легких до простых медицинских масок. Кроме того, ведет Турция и свои разработки в сфере производства вакцины. Так что, опять же, можно говорить о том, что общий рынок стран ОТГ является для Турции весьма привлекательным и с этой точки зрения.

Неудивительным является включение в текст документа повестки, связанной с «Окружающей средой». Это, с учетом разговоров про «потепление климата», смотрится в качестве злободневной темы. Тем более, что, когда страны не могут договориться о чем-то, более-менее, глобальном, они охотно говорят про окружающую среду, где подводных камней и течений намного меньше. Как, допустим, в отношениях между США и Россией или же в отношениях между США и Китаем.

В случае организаций ОТГ, столь значимых расхождений не наблюдается и страны согласовали следующий порядок действий между собой:

«Предоставлять приоритет защите окружающей среды в национальной и совместной политике государств-членов и принимать необходимые меры для повышения осведомленности общества об этой глобальной проблеме.

Предпринимать совместные действия для предотвращения и реагирования на стихийные бедствия и антропогенные катастрофы, а также для смягчения их последствий и содействия восстановлению посредством создания Механизма гражданской обороны Тюркского совета.

Сохранение биоразнообразия путем предотвращения неконтролируемого загрязнения из энергетического сектора, отопления домов, промышленных комплексов, дорожного движения, сжигания отходов и других токсичных материалов.

Ускорение использования зеленых цифровых технологий на благо окружающей среды, и поддержка развертывания экологически чистых цифровых решений, которые ускоряют работу энергосетей с низким уровнем выбросов.

Обеспечение точного земледелия, уменьшение загрязнений, борьба с утратой биоразнообразия и оптимизация эффективности использования ресурсов.

Использование мощи данных для решения социальных, климатических и экологических проблем, способствуя более здоровому, процветающему и устойчивому обществу.

Поощрение урбанизации на основе высокотехнологичной инфраструктуры и повсеместного доступа к интеллектуальным технологиям, реализуя городскую политику, которая сокращает потребление ресурсов и энергии, минимизирует загрязнение и выбросы и помогает городам стать более экологичными, инклюзивными, безопасными и устойчивыми.

Использование инструментов зеленого финансирования, передачи зеленых технологий при реализации климатической повестки государств-членов.

Развития широкого международного обмена и разнообразия лучших технологий в области низкоуглеродного развития, в частности, в промышленности, сельском хозяйстве, энергетике, транспорте, и возобновляемых источников энергии».

На самом деле, в изложенном выше есть один пункт, который незамедлительно обращает на себя внимание. Приведем его текст ещё раз:

«Предпринимать совместные действия для предотвращения и реагирования на стихийные бедствия и антропогенные катастрофы, а также для смягчения их последствий и содействия восстановлению посредством создания Механизма гражданской обороны Тюркского совета».

Это – тот самый Механизм гражданской обороны, про который на вступительной речи Саммита говорил президент Турции Р.Т.Эрдоган. Неслучайно турецкий лидер коснулся именно данного вопроса, на фоне масштабности обсуждаемых в ОТГ вопросов и проблем. Речь идет, по сути, о том, чтобы создать единый тюркский МЧС. Надо ли говорить о том, что эта структура, со всей неизбежностью, будет структурой полувоенного типа.

И если кто-то ищет следы так называемой «армии Турана» в достигнутых между странами тюркского мира договоренностях, то лучшую формулировку предложить, вряд ли, возможно. При этом данная формулировка является вполне себе мирной и нейтральной. Действительно, что плохого в том, что у стран, которые, как и все, подвержены нередким стихийным бедствиям, возникнет в этом смысле поле для сотрудничества? Разве вступает это в какое-либо противоречие с теми обязательствами, которые страны ОТГ несут в рамках тех или иных союзов, членами которых они являются? – Сразу отвечаем, разумеется, нет.

Однако, тут, конечно, надо сразу обратиться в сторону того перечня угроз и катастроф, по которым будут работать совместными усилиями государства-члены ОТГ. И даже если они будут на 110% гражданскими угрозами и природными катаклизмами, подчеркнем, что структуры, аналогичные МЧС, — это структуры военные. И реализация данного пункта приведет к тому, что у стран ОТГ возникнет собственная, общая (полу-) военная структура, чьи полномочия могут в дальнейшем расширяться. А сама эта структура может в дальнейшем быть реформирована в любом желаемом для сторон направлении.

Надо сказать, что общие силы гражданской обороны в составе документа, принятого ОТГ, — это большой шаг в сторону военно-политического союза и большая победа президента Турции Р.Т.Эрдогана, чье значение наблюдателям за процессом ещё только предстоит оценить.

52.59MB | MySQL:102 | 0,492sec