Роль ВВС САР в сирийском конфликте. Часть 1

ВВС САР сыграли значительную роль в ходе сирийского вооруженного конфликта, который начался в 2011 году. Несмотря на это, информация об их структуре и деятельности имеет ограниченный характер из-за жесткой цензуры со стороны органов безопасности. В тоже время, даже частичное ознакомление с историей ВВС САР может способствовать выяснению причин устойчивости правящего режима. Отношения между военными и политическим руководством Сирии играли ключевую роль в понимании роли ВВС в поддержке нынешнего режима.  В Сирии, которая пережила 8 попыток военных переворотов, история ВВС тесно связана с сирийским государством, правящей Партией арабского социалистического возрождения (ПАСВ), и системой государственного устройства выстроенной Хафезом Асадом, который сам был военным летчиком и одно время командовал ВВС САР. Сирийские ВВС были созданы в 1946 г. после обретения Сирией политической независимости. Вскоре ВВС превратились в символ национального прогресса и развития. В начале подготовкой летного состава занимались французские инструктора. После этого обучение продолжили приглашенные из Югославии, Германии и Великобритании специалисты. В 1948 г. ВВС впервые приняли участие в реальных боевых действиях во время арабо-израильской войны 1948 года. Их потери составили 4  из 38 боевых машин. Сирийские власти не жалели средств на развитие ВВС. В течение нескольких последующих десятилетий Дамаск закупил новые самолеты в Великобритании, Франции, Италии, Чехословакии. Многие сирийские летчики прошли подготовку в Египте, Ираке, Великобритании, Италии, Чехословакии и Польше. В период 1948-1958 гг. в летных училищах Сирии прошли обучение более 120 пилотов. Именно они вошли в состав объединенных вооруженных сил ОАР (1958-1962 гг.). Большинство из них были суннитами, друзами, христианами. В то время алавиты еще не играли заметной роли в силовых структурах Сирии. В 1950 г Х.Асад поступил в Военную академию в Хомсе. В 1956 г. началось военно-техническое сотрудничество Сирии с СССР, после чего Дамаск получил  25 истребителей  МиГ-15. После разрыва союза с Дамаском Каир оставил себе значительную часть сирийской военной техники  и долго удерживал многих сирийских летчиков (некоторых в тюрьмах), среди которых был и Х.Асад. Дамаску пришлось отстраивать свои ВВС с нуля. После прихода к власти ПАСВ в марте 1963 г. сирийские ВВС стали называться Сирийские арабские воздушные силы (САВС).  Х.Асад стоял у истоков создания современных ВВС и стремился превратить их в собственную опору. Действительно, в период правления Х.Асада (1970-2000 гг.) фактически было узаконено широкое участие представителей военных в партийном и государственном аппарате сверху донизу, в том числе в правительстве, в руководящих партийных органах, на дипломатическом поприще, в различных министерствах и ведомствах, хозяйственных, банковских и коммерческих структурах. Это качественно меняло роль силовых структур в общественно-политической жизни страны и создавало особые условия для доступа военной элиты в высшие эшелоны власти, к ключевым хозяйственным механизмам, основным финансовым потокам.  К концу 1990-х гг. армия и спецслужбы превратились в наиболее мощный «центр силы» сирийского общества и государства. Армия стала главной опорой власти. Постепенно военные стали принимать самое деятельное участие в выработке политического курса и его практической реализации.  В  целях контроля над ВВС САР Х.Асад  создал могущественную и независимую от других военных подразделений специальную службу разведки ВВС САР (в дальнейшем, «Джавийя»). Вскоре «Джавийя» превратилась в основную сирийскую спецслужбу и постепенно стала обновлять летный состав за счета набора алавитов. Помощь СССР, а затем России сыграла решающую роль в развитии современных сирийских ВВС. Несмотря на то, что Х.Асад не стремился к особо тесным связям с Москвой в 1970 году, СССР поставил САР около 100  истребителейМиГ-21 накануне арабо-израильской войны 1973. Сирийские летчики получили боевой опыт, участвуя совместно с их советскими коллегами в подготовке и осуществлении боевых операций. В период с 1968-1973 гг. значительно число МиГ-21 и МиГ-17 были отправлены на ремонт и модернизацию в Польшу. Сирийские ВВС испытывали острую нужду в самолетах и летчиках в результате тяжелых потерь в боях с израильской авиацией. После октябрьской войны 1973 г. ВВС САР располагали 338 боевыми машинами, в том числе 200 МиГ-21, 80 МиГ-17 и 80 СУ-7. Мятеж «Братьев-мусульман» в 1979-1982 гг. стал подлинным испытанием для баасистского режима и его ВВС. В условиях борьбы с «братьями» внутри армии и ВВС произошел внутренний раскол. Многие летчики перелетели вместе со своими самолетами в Ирак и Иорданию. В конце 1981 г. командующий ВВС генерал Махмуд Хамди Абаза был взорван в собственной автомашине. В январе 1982 г. был раскрыт антиправительственный заговор в рядах ВВС. Заговорщики панировали нанести внезапный удар по ключевым объектам Дамаска и его пригородам. Во главе заговора стоял майор ВВС Фавзи аль-Аззави из Дейр эз-Зора.  Заговорщиков разоблачили и многие из них были тут же казнены.  Через несколько недель режим Хафеза Асада столкнулся с бунтом  в рядах ВВС. Ряд летчиков-суннитов отказались выполнять приказ о бомбардировке Хамы, которая служила оплотом мятежных «Братьев-мусульман». В итоге несколько десятков летчиков были арестованы и уволены из ВВС. В ходе войны в Ливане  в 1982 Х.Асад произвел очередную чистку в летном составе ВВС, в чьей лояльности могли возникнуть сомнения. В начале военных действий израильские летчики сбили около 82 сирийских самолетов. Все из погибших 70 офицеров были суннитами. В результате дальнейших чисток в рядах ВВС туда было набрано много алавитов. В начале 1980 алавиты составляли 80-85% курсантов военных академий и училищ.  Так, если офицер-суннит, который начинал карьеру в  1980 году  вместе с 1-2 алавитами, возвращался на туже базу через год, ему приходилось командовать авиационным крылом в составе преимущественно алавитов, выходцев из известных алавитских семейств. Одновременно Сирия стала одним из основных покупателей советской военной техники, в том числе авиационной.  С 1982 по 1986 гг. Дамаск закупил в СССР около 40 МиГ-23 и 20 МиГ-25, около 100 самолетов типа  Су-22 и  Су-22 М.  Сирия не смогла выплатить свой долг Москве в размере 17 млрд долларов США. В итоге Дамаск  получил только 24 из 48 самолетов типа МиГ-29 и 20 из 24 Су-24 заказанных в 1986 г. Распад СССР отрицательно сказался на финансовом и экономическом положении САР и вынудил  режим сократить военные расходы. Нехватка запчастей и топлива отрицательно сказалась на боеспособности ВВС САР.  В течение 20 лет сирийская авиация не совершала полетов, оставаясь на аэродромах. Среднемесячные показатели налетных часов сократились с 12 часов до 90 минут. Многие офицеры были вынуждены подрабатывать в качестве водителей такси. Несмотря на то, что Россия простила Сирии в январе 2005 г. значительную часть ее долга планы закупок в России новых самолетов и запчастей срывались. По данным известного российского военного эксперта Юрченко В.П.2 общая численность сирийских ВВС к середине 2000-х гг. составляла 50 тыс. человек вместе с резервистами. В Штаб ВВС входило нескольких управлений: оперативное, боевой подготовки, разведывательное, связи, РЭБ.  ВВС САР были представлены бомбардировочной, истребительной, разведывательной, военно-транспортной, вертолетной и учебной авиацией. На их вооружении состояло 478 боевых, 31 учебно-боевых, 106 учебных, 25 транспортных самолетов, 87 боевых и 110 транспортных вертолетов. Военная авиация базировалась на 21 аэродроме: Абу-эд-Духур, Халеб, Блей, Дамаск (международный), Дамаск (Меззе), Думейр, Дейр-эз-Зор, Насирия, Сейкал, Табака, Тияс, Тифор, Хальхале и Хама. Таким образом, авиапарк ВВС САР был достаточно внушительным. Но Дамаск не был способен самостоятельно поддерживать военную технику в боевом состоянии, тем более модернизировать ее.

По оценке американского военного эксперта3, ударная мощь боевой авиации САР оставляла желать лучшего. Данный факт, не давал ВВС возможности оказывать надежную поддержку действиям сухопутных войск. Взаимодействие между ВВС и другими видами вооруженных сил было недостаточно отработано. По данным сирийских военных экспертов, из 584 боевых машин большинство были устаревшего типа. В течение нескольких десятилетий  летный состав был лишен возможности проводить учебные полеты и совершенствовать свои профессиональные навыки на специальных тренажерах. Военная доктрина ВВС САР не совершенствовалась. Последствия «кедровой революции» (2005 г.) и войны в Ливане (2006 г.) подталкивали нового президента САР Башара Асада к развитию отношений с Ираном. Ранее, еще при президенте Хафезе Асаде, переломным моментом в сирийско-иранских отношениях стала занятая Дамаском позиция в ирано-иракской войне 1980-1988 гг.  Примечательно, что государственное устройство Сирии и Ирана характеризовалось заметными отличиями в политическом и идеологическом плане. На деле эти различия носили во многом внешний, поверхностный характер. Сирия и Иран были идеологическими государствами. В САР государственная идеология носила в основном светский характер. В Иране было создано религиозное государство, в основе которого лежал ислам. Казалось, что подобные различия практически исключали возможность каких-либо тесных двусторонних отношений. В САР алавитское меньшинство (10% населения) управляло суннитским большинством. Созданный в Сирии механизм управления носил конфессиональный характер. Он регулировался выстроенной Х. Асадом системой сдержек и противовесов, призванной замаскировать религиозные противоречия в обществе. В Иране действовала разветвленная политическая система управления, которая включала в себя различные государственные институты, парламент, правительство, общественные организации. Другое дело, что в обеих странах эти инструменты управления носили во многом фасадный характер. Реальная власть в обеих странах была сосредоточена в руках алавитского меньшинства (Сирия), шиитского духовенства, армии и служб безопасности (Иран). Дамаск и Тегеран имели схожие взгляды на ряд региональных вопросов. Решение Дамаска поддержать Иран в войне с Ираком на долгие годы вперед определило характер двусторонних ирано-сирийских отношений. Особый характер сирийско-иранских отношений затронул и ВВС САР. Одним из важных результатов ратификации договора о совместной обороне и сотрудничестве между САР и ИРИ в ноябре 2005 г. стало создание двух совместных радиолокационных станций (РЛС) на севере Сирии и Голанских высотах. Иранские советники получили доступ к секретным разработкам ракетного вооружения САР. Иран профинансировал закупку Дамаском 33 устаревших МиГ-23 и запасных частей в Белоруссии, из которых на авиационном заводе в Халебе (Алеппо) были собраны 24 новых самолета. Сирийские ВВС смогли увеличить количество часов тренировочных полетов и заключили контракт с Россией на модернизацию 36 бортовых пушек для вертолетов Ми-25, 24 из которых были поставлены в САР накануне событий марта 2011. В течение 2010-2013 гг. Россия модернизировала большую часть самолетов типа Су-24. В 2009 г. Корпорация МиГ помогла ВВС САР усовершенствовать системы защиты сирийских самолетов. Накануне событий 2011 года ВВС САР располагали парком в 535 самолетов, из которых только малая часть находилась в боевом состоянии. В результате работы «Джавийи»,  большинство руководящего и среднего звена ВВС САР составляли алавиты. Это предопределило место и роль сирийских ВВС в ходе сирийского конфликта.  Несмотря на то что ВВС САР считались боевым отрядом режима, они в числе последних приняли участие в борьбе с вооруженной оппозицией. Возможно, сыграли роль воспоминания  о событиях 1980 гг. связанных с восстанием «Братьев-мусульман», когда приказ о бомбардировках собственной территории вызвал неоднозначную реакцию в ВВС. К тому же долгие годы бездействия привели к неготовности ВВС САР немедленно выполнять приказы. Со времени начала сирийского конфликта в 2011 году силовые структуры страны претерпели серьезные изменения. Это выразилось, в частности, в значительном сокращении численности их личного состава, количестве вооружений и военной техники. Серьезные изменения произошли в организационной структуре, прежде всего армии. В мае 2011 года стало очевидным, что силовая составляющая играет ключевую роль в политике власти по отношению к народным протестам. В рамках действовавшей политической системы иной реакции власти на подобные события было сложно ожидать. В условиях президентской власти Башара Асада продолжали сохраняться основные параметры прежней модели государственного устройства, созданной его отцом Хафезом Асадом за 30 летний период правления страной. Как было показано выше, отличительной особенностью выстроенной Х.Асадом модели являлась институализированная форма авторитаризма и сильное с точки зрения безопасности государство. Устойчивость власти в САР базировалась на следующих основных опорах – алавитская община и семейный клан Асадов, ПАСВ, армия и спецслужбы, государственный бюрократический аппарат и новая  национальная буржуазия. Они обладали надежными каналами управления государством, были способны защитить режим в случае необходимости и обеспечивали в целом мирное сосуществование правящих элит. В тоже время возведенная им властная конструкция отличалась рядом потенциальных уязвимостей. Ее основу составляли слож­ные сочленения межобщинных, клановых, семейных равновесий, в свою оче­редь, построенных на межличностных взаимных обязательствах. Она была полностью приспособлена под одного человека Х.Асада, который мог гарантировать ее целостность.          По своим основным параметрам она была сориентирована на требования, уходящей на наших глазах эпохи. На протяжении последних 50 лет характер военно-гражданских отношений в САР определялся приоритетным мнением военных в процессе принятия решений по ключевым вопросам внутренней и внешней политики страны. Поэтому не было ничего удивительного в том, что управление кризисом было полностью отдано в руки военных, прежде всего специальных служб. Именно они и определяли на всех последующих этапах развития кризиса не только судьбу режима, но  и всей Сирии.

1   При подготовке статьи были использован анализ материалов сирийской оппозиции, полученных от дезертиров и перебежчиков, а также данные OpenSociety Justice Initiative, Syrian Archive, the Syrian Network for Human Rights, thSyrian Civil Defense , the Violations Documentation Center, Hala Systems (нуждаютсяв дополнительной проверке).

2 Подробнее см;  Юрченко В.П. Сирия: проблемы национальной безопасности. ИБВ. М. 2004. 201-205.

3 Подробнее см: Cordesman A.H. The military balance in the Middle East. Washington. 2004.

 

62.59MB | MySQL:101 | 0,583sec