Израиль против Ирана: действия спецслужб и война в киберпространстве. Часть 1

На протяжении двух последних десятилетий Израиль, чтобы сорвать или задержать иранскую ядерную программу фактически регулярно проводит секретные операции. Основная роль в этих операциях приписывается национальной разведывательной службе Израиля – «Моссаду», полное название которой «Ведомство разведки и специальных задач». «Моссад» о одна из трёх основных спецслужб Израиля наряду с АМАН (Управлением военной разведки) и ШАБАК (Службой общей безопасности).

«Моссад» в принципе никогда не подтверждает или опровергает приписываемые ему действия, особенно на территориях третьих стран. Однако руководство «Моссада» никогда не скрывало, что одной из основных их задач является срыв иранской ядерной программы.

Как заявил на днях бывший глава «Моссада» Йоси Коэн :«Иран не стал ближе к созданию ядерного оружия». Выступая на конференции газеты Jerusalem Post Коэн сказал: «Основываясь на отчетах разведки последних месяцев, я могу сказать, что заявления о продвижении Ирана к ядерному оружию в большей степени, чем раньше, — неверны». «Это произошло, благодаря стараниям некоторых сил в мире», — добавил он, явно намекая, в том числе, на операции израильских спецслужб против ядерных объектов в Иране.

По словам бывшего главы «Моссада», позиции Ирана ослабли, поскольку уменьшилась иностранная поддержка действий режима, по сравнению с прошлым. Слова Коэна противоречат последним заявлениям премьер-министра Нафтали Беннета о «головокружительном темпе обогащения урана» в Иране в последние месяцы. На вопрос, что будет, если Иран все же создаст атомную бомбу, Коэн ответил, что в таком случае Израиль должен будет действовать самостоятельно, чтобы уничтожить такую возможность. «Мы должны создать средства, которые позволят нам повторить то, что Израиль делал уже дважды», — сказал Коэн, имея в виду уничтожение ядерных центров в Ираке и в Сирии.

При этом Коэн заявил, что Израилю стоит готовиться к любым сценариям в отношении иранской ядерной программы. По словам Коэна, план атаки на ядерные объекты Ирана однозначно должен быть разработан израильскими военными на случай, если возобновление действия ядерного соглашения не остановит планы Тегерана по разработке оружия массового поражения.

Пока же «Моссаду», приписывают убийства иранских ученых-ядерщиков и генералов, нанесение ущерба ядерным объектам и ракетным полигонам.  По сообщениям СМИ, в период с 2007 по 2012 гг. в Иране убиты 5 ученых, занимавшихся исследованиями в области ядерной физики. Еще один ученый-ядерщик Ферейдуна Аббаси в ходе покушения получил ранения, но выжил, а позднее был назначен главой Организации по по атомной энергии Ирана.

12 ноября 2011 г. в результате двух взрывов, произошедших на складе боеприпасов в Бигданехе, погибли 27 человек, среди которых генерал Корпуса стражей исламской революции Хасан Могаддам, который считался одной из ключевых фигур в военной сфере страны, а сама база была практически разрушена. 28 ноября 2011 г. очередной взрыв произошел на территории ядерного центра в Исфахане, где находились центрифуги для обогащения урана. 12 декабря 2011 г. произошел взрыв на заводе в провинции Йезд. Несмотря на то, что предприятие позиционировалось как металлургическое, израильские СМИ связывают его деятельность с переработкой урана.

По утверждению британской газеты Jewish Chronicle 27 ноября прошлого года 59-летний Мохсен Фахризаде, известный как «отец бомбы», погиб в результате покушения. При этом ни его жена, ни кто-либо из его сотрудников охраны не пострадали в результате нападения, которое было совершено с использованием сверхточного автоматического оружия. По мнению газеты за нападением стоит «Моссад», который сумел установить в автомобиль сверхточное устройство, управляемое дистанционно. В нем также была бомба, уничтожившая улики после операции. Компоненты «машины для убийства» весом в тонну были ввезены в Иран по частям, после чего группа из 20 человек, израильтян и иранцев, провела операцию. Как устроено это оружие — никому не известно.

Газета Jewish Chronicle  также сообщила, за диверсией в апреле этого года на ядерном объекте в Натанзе, также стоял «Моссад»  который задействовал в операции группу завербованных иранских ученых. По данным газеты, вербовке подверглись до 10 иранских ученых, согласившись взорвать зал с центрифугами на объекте в Натанзе. Однако иранцы полагали, что работают не на Израиль, а на иранские оппозиционные группы. Часть взрывчатки была доставлена тайно на беспилотнике, который сбросил ее на территории комплекса, а другая часть была провезена на объект в коробках с едой. Jewish Chronicle   утверждает, что последовавший взрыв уничтожил 90 центрифуг, приостановил работу ключевого иранского ядерного объекта на девять месяцев и затруднил для Ирана процесс создания атомной бомбы.

Вместе с тем, как отмечает газета, эта диверсия стала частью более масштабной кампании «Моссада» из трех операций, имевших место в течение 11 месяцев. Две первые операции — в июле 2020 года и в апреле 2021 года — были направлены против объекта в Натанзе, а третья в июне 2021 года — против объекта в Карадже. Так, в июне 2020 года в зале центрифуг на объекте в Натанзе сдетонировала взрывчатка: ее заложили в материалы, использовавшиеся при строительстве, в 2019 году. В июне 2021 года по объекту в Карадже с беспилотника были выпущены ракеты. До этого агенты, работающие на Израиль, переправили по частям беспилотник весом с мотоцикл в Иран и собрали его там.

В то же время Израиль якобы перешел от силовых методов борьбы к более современные, использую собственные достижения в киберпространстве. Человек, который усовершенствовал секретные инструменты противостояния с Ираном – Меир Даган, глава «Моссада» во времена премьер-министров Ариэля Шарона, Эхуда Ольмерта и Биньямина Нетаньяху. Но Даган, как и его преемник Тамир Пардо, понимал, что разведка и военные действия, которые прозвали «войной между войнами», носят в основном тактический характер.

Выступая на днях на церемонии вручения ему степени почетного доктора Бар-Иланского университета, Йоси Коэн сказал, что Израиль должен бороться с Ираном «до тех пор, пока в Тегеране не поймут, что каждый переход через «красные линии» обходится ему слишком дорого». «Чтобы преуспеть в этом мы нуждаемся в сильном руководстве, мужестве и воле к действию. Сегодняшние операции разведки не менее важны, чем завтрашние войны. Мы понимаем, что мир — непростая задача, поэтому в последние годы растет важность секретной войны», — сказал Коэн.

Оставаясь важным элементом инструментария борьбы против Ирана, они, тем не менее, не являются его решающей частью. Они сопровождались дипломатическими шагами, экономическими санкциями и международным давлением, которые дали результаты, и в июле 2015 года вынудили Иран подписать ядерное соглашение с шестью мировыми державами (Совместный всеобъемлющий план действий). Ядерное соглашение отодвинуло ядерную программу на несколько лет назад и отдалило Исламскую Республику от ядерного порога. Все изменилось, когда в Белый дом пришел президент США Дональд Трамп и при поддержке тогдашних премьер-министра Биньямина Нетаньяху и главы «Моссада» Йоси Коэна в одностороннем порядке вывел США из СВПД и усилил американские санкции против Ирана.

После поражения Б.Нетаньяху на выборах и отставки Й.Коэна считалось, что премьер-министр Нафтали Беннет и новый глава «Моссада» Давид Барнеа попробуют другой подход. Но несколько месяцев спустя, похоже, Беннет, Барнеа и начальник Генштаба ЦАХАЛа Авив Кохави вновь вернулись к секретным операциям, подстрекая тем самым Иран к ответу и время от времени запуская лозунги вроде «Мы не позволим иранцам иметь ядерное оружие» и «Военный вариант на столе».

Беннет, Барнеа и Кохави прекрасно понимают, что у Израиля нет военной опции и что для отдаления Ирана от ядерного порога необходимо, чтобы удар нанесли США, чего не произойдет, или чтобы иранцы вернулись за стол переговоров для восстановления ядерной сделки. В итоге сегодня Израиль фактически ведет атаки против ядерной программы Ирана сразу по трем направлениям, которые можно охарактеризовать как боевые, дипломатические и секретные, к котором относиться войны в киберпространстве.

За последнее время в результате кибератак было остановлено движение судов в порту «Шахид Раджаи» в Бандар-Аббасе; было нарушено движение поездов, а на железнодорожных станциях был вывешен номер служебного телефона верховного лидера ИРИ Али Хаменеи; затем тысячи автозаправочных станций по всей стране отключились от сети. Иранские СМИ, в том числе Fars, сообщили об очередной кибератаке, «жертвой» которой на этот раз стало Министерство транспорта и градостроительства Ирана. Также в течение нескольких часов не работал сайт общегосударственного жилищного фонда. Сейед Касем Биниаз, руководитель пресс-службы Министерства транспорта и градостроительства, заявил, что «решением вопроса занимаются технические эксперты». Согласно некоторым источникам, от кибератаки пострадали также несколько банков. Накануне иранские СМИ сообщили о хаосе, царящем на вокзалах страны: отправление или прибытие сотен поездов было задержано из-за кибератаки на компьютерную систему одной из железнодорожных компаний страны.

Источники в израильской и американской разведках сообщили газете New York Times, что авария в электроснабжении завода по обогащению урана в Нетензе — дело рук «Моссада». Сильный взрыв прервал подачу электричества в подземном комплексе и полностью уничтожил внутреннюю систему электроснабжения. Это не первая кибератака, которой подвергается завод по обогащению урана. В 2010 году компьютерный вирус Stuxnet, который, как сообщалось, был разработан Израилем и США, разрушил центрифуги в Натанзе. В июле прошлого года там произошел таинственный взрыв, который иранские власти назвали акцией саботажа. После этого иранцы начали строить новый цех глубоко под землей внутри горы.

Согласно блогеру «Абу-Али», специализирующемуся на ближневосточных событиях, 26 октября на экранах насосов многих автозаправок появилось число 64411 – телефонный номер канцелярии верховного руководителя Ирана аятоллы Али Хаменеи. В Исфахане на табло появился вопрос «Хаменеи, где наше топливо?». «Абу Али» полагает, что в этом можно увидеть критику решения иранских властей направить в Ливан несколько танкеров с топливом – по просьбе лидера «Хизбаллы» Хасана Насраллы. Никто не взял ответственности за кибератаку, однако можно напомнить, что номер канцелярии главы государства можно было увидеть и во время атаки на железнодорожную систему Ирана. То нападение связывали с хакерской группой «Индра», названную в честь главы индуистского пантеона.

В тоже время можно отметить, что в СМИ в основном попадает информацию об атаках на объекты жизнедеятельности и очень редко просачивается реальная информация о кибератаках на военные объекты, поэтому реальную ситуацию  противостояния Израиля ядерной программе Ирана сегодня трудно представить.

 

По материалам израильских СМИ.

52.41MB | MySQL:103 | 0,461sec