Возможен ли комплексный мирный план для Израиля, Ливана и Сирии?

На текущей неделе сирийское информационное агентство SANA в очередной раз обвинило Израиль в нанесении ударов по территории Сирии. Целью, пораженной в ходе авианалета, оказался контейнерный терминал в порту Латакия, который имеет большое значение, в том числе с точки зрения стабилизации страны, поскольку используется для доставки грузов в САР. По этим причинам ранее, как отмечают уже израильские журналисты, данный объект нападениям не подвергался. В нынешних условиях, как предполагают обозреватели, поводом для такого достаточно опасного шага в непосредственной близости от российской авиабазы «Хмеймим», стала доставка груза из Ирана, который, предположительно направил вооружение своим прокси через этот канал.

Ситуация на сирийско-израильском треке явно вызывает озабоченность России. Если на начальном этапе работы новой правительственной коалиции Н.Беннета — Я.Лапида получила распространение точка зрения, согласно которой, координация по вопросам САР между Иерусалимом и Москвой существенно ослабла из-за снижения значимости такого важного компонента российско-израильских отношений, как личная дипломатия глав государств, то за последнее время восприятия их диалога несколько изменилось. Так, еще в ответ на инциденты месячной давности в районе Хомса и Тартуса израильские СМИ стали писать, что расширение борьбы с контрабандой иранского оружия в САР не вызывает озабоченности у Кремля, да и у режима Б.Асада. Не последовало резкой критики со стороны Москвы и после удара в Латакии, хотя САР и пыталась привлечь внимание к большим материальным потерям.

Впрочем, последнее утверждение справедливо лишь отчасти. После авианалета, за который Израиль ответственности на себя официально не взял,  стало известно о планах главы МИД России С.Лаврова посетить Израиль уже в ближайшее воскресенье. Официально этот шаг представлен как продолжение консультаций, начатых в ходе визитов в Россию Н.Беннета и Я.Лапида. В повестку дня включены вопросы, прежде всего, связанные с Ираном, ввиду возобновившегося после паузы переговорного процесса в Вене. Здесь российскую сторону явно интересуют дипломатические усилия Израиля на европейском направлении.

Также в списке тем фигурируют конфликтные точки региона, отдельно из которых выделена Сирия. При обсуждении данной проблематики, как кажется, неизбежно прозвучит вопрос об инцидентах последних месяцев и общем подходе израильтян к ограничению иранского присутствия у своих границ. Помимо этого СМИ предполагают, что Россия может выразить озабоченность опасными маневрами ЦАХАЛ, создающим потенциальную угрозу в том числе для российского присутствия.

Однако сегодня существует более глубокая и не менее актуальная тема будущего сирийско-израильских отношений, которая неизбежно актуализирует и прогноз перспектив для Иерусалима и Бейрута, так как, если не нормализация, то стабилизация с САР повлечет за собой последствия для «Хизбаллы», опорой которой остается идеология борьбы с Израилем. И здесь, судя по всему, Россия какого-либо комплексного проекта предложить пока не готова, но они есть у других внерегиональных игроков.

Первым из них можно считать США. Во многом продолжая курс Д.Трампа, Дж.Байден предпринял шаги по перезапуску ливано-израильского переговорного процесса по демаркации морской границы и назначил для этого посредником своего давнего соратника А.Хохшейна. Биография последнего интересна не только тем, что он работал на энергетическом направлении в администрации Б.Обамы, но и поскольку является выходцем из еврейской семьи. Он много лет проживал в Израиле и даже служил в ЦАХАЛе. Такой «послужной» список, пожалуй, не уступает назначенному Д.Трампом послу в Иерусалиме Д.Фридману. Причем, кандидатура А.Хохштейна выглядит еще более интересной, если принять во внимание то, что ранее Бейрут отказывался от переговоров, в том числе ссылаясь на  изначально предвзятые посреднические усилия Вашингтона.

В качестве подготовительного этапа, как и для восстановления отношений с палестинцами, администрация Дж.Байдена предложила Ливану гуманитарную помощь на сумму порядка 100 млн долларов. Затем А.Хохштейн посетил враждующие стороны, не призывая их сесть за стол переговоров. План посланника США заключается в том, чтобы через «челночную дипломатию» склонить их к сделке на условии взаимных уступок. Причем дедлайном для этого он обозначил март 2022 г., т.е. парламентские выборы в Ливане.

Параллельно с этим, как недавно заявил А.Хохштейн, для стабилизации Ливана было достигнуто соглашение по прокачке газа из Египта через Иорданию и Сирию в Ливан, которое может начать исполняться в ближайшие два-три месяца, то есть также до намеченного на конец марта голосования. При этом дипломат подчеркнул важность данных мер не только для разрешения ливанского кризиса, но и для объединения энергосистем в регионе.

Два из названных государств Иордания и Египет имеют мирные договоры с Израилем. Более того, газ, который экспортирует Каир, перед отправкой смешивается с израильским, таким образом, он должен поступать и в Ливан. При этом для Бейрута, потенциально недовольного присутствием в сделке «голубого топлива» врага, была придумана формула, по которой именно израильская часть перекачиваемого газа заменяется на сирийский, добыча и разведка которого постепенно восстанавливается. Таким образом, Соединенные Штаты пытаются создать своего рода новое или дополнительное измерение нормализации между Израилем и арабским миром, основанное на энергетике. Политическим его эффектом должно, судя по всему, стать укрепление антиранской коалиции за счет выхода из под влияния Тегерана стран, где сейчас действую его прокси.

Еще одно внерегиональное государство, играющее на этом поле, — Франция. При этом, как показал состоявшийся в конце минувшей недели визит Э.Макрона в Саудовскую Аравию, поддерживать Ливан Париж хотел бы совместно со странами Персидского залива. Более того, президент Пятой республики выдвинул идею подключения Израиля к переговорам по иранской проблеме в Вене, параллельно предложив расширить их повестку через включение в нее и поддержки ИРИ своих региональных союзников. Потенциально под этим понимается прежде всего борьба с «Хизбаллой», которая отразиться и на Сирии.

Таким образом, французский проект – попытка запустить политический процесс, в то время как американский построен на сближении в области экономики и энергетики, но объединяют их схожие устремления, которые заключаются в попытке добиться устранения противоречий на комплексной основе и с привлечением региональных игроков, уже имеющих официальные контакты с Израилем. Сценарий, предложенный Парижем, как кажется, пока менее проработан, а вот американскому до реализации не хватает собственных практических шагов. Речь идет, прежде всего, о необходимости отменить т.н. «Закон Цезаря» 2019 г., вводящий санкции против физических и юридических лиц, оказывающих поддержку режиму Б.Асада, поскольку, судя из логики новой американской активности в регионе, он уже не считается столь враждебным. Если такое решение будет принято, то сирийско-израильское сближение под патронажем администрации Дж.Байдена может пойти в некотором смысле по суданскому сценарию.

Помимо этого, большое значение имеет вопрос о требованиях и их жесткости, которые будут предъявлять к Ливану и Сирии со стороны внешних посредников. Общий их смысл понятен – ограничение влияния Ирана и, как минимум, статус-кво, а лучше нормализация с Израилем, а также проведение внутренних реформ. Однако первое может спровоцировать рост активности проиранских формирований и, как следствие, новый виток эскалации, а второе, особенно для Ливана, — выполнение требований МВФ, что уже влекло протесты и отставки правительства. Впрочем, как бы там ни было, следствием попыток США продвигать мирные инициативы в районе северных границ Израиля станет и ограничение влияния России, соответственно, диалог представителей Москвы и Иерусалима требует в текущих условиях включения в повестку, как минимум, перспектив сирийско-израильского урегулирования, а не только вопросов координации действий для того, чтобы избежать столкновений.

52.38MB | MySQL:103 | 0,533sec