К вопросу о конференции «Глобальная стратегия в оборонно-промышленном комплексе и авиации» в Анталье. Часть 2

4-5 декабря с.г. в г. Анталья состоялась конференция под названием «Глобальная стратегия (Турции) в оборонно-промышленном комплексе и авиации».

Выступавшими на церемонии открытия конференции стали министр иностранных дел страны Мевлют Чавушоглу, министр торговли Мехмет Муш, глава Управления по оборонной промышленности Исмаил Демир, глава Меджлиса турецких экспортеров Исмаил Гюлле, глава Союза экспортеров в сфере оборонно-промышленного комплекса и авиации Наки Полат и ряд других официальных лиц.

Продолжаем делать обзор данного события. Напомним, что в предыдущих разделах публикации мы процитировали выступления Мевлюта Чавушоглу, Исмаила Демира, а также Мехмета Муша. Эта часть публикации доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=81835.

Следующий, чьи цитаты является целесообразным привести – это глава Меджлиса турецких экспортеров Исмаил Гюлле. Напомним, что его структура, в турецкой аббревиатуре – TİM, является самым крупным и влиятельным объединением турецких экспортёров, пользующимся полной государственной поддержкой и действующей с ней достаточно синхронно.

Итак, в своем выступлении, глава Меджлиса экспортёров Турции (TİM) Исмаил Гюлле заявил, что оборонная и аэрокосмическая промышленность побили в текущем, 2021-м, году рекорд 2019 года, который был годом самого высокого уровня экспорта, уже по состоянию на ноябрь, то есть, до конца календарного года. Если же смотреть в годовом исчислении, то в конце 2021-го года следует ожидать новый рекорд.

Отметив, что общий экспорт (2021 года) приближается к 231 млрд долларов, что является целью на предстоящий 2022 год, Исмаил Гюлле заявил следующее:

«Сейчас мы работаем над тем, чтобы сделать этот успех постоянным и достичь 300 млрд долларов через 5 лет, а также над повышением технологичности и добавленной стоимости (поставляемой Турцией – И.С.) продукции».

Стоит в этой связи напомнить, что ранее турецким руководством ставились планы по достижению экспортной отметки в 500 млрд долларов в 2023 году – 100-летнему юбилею провозглашения Турецкой Республики. Под эту задачу Меджлис турецких экспортёров разрабатывал целую программу, логотип планов. В этих планах фигурировал и кратный рост экспорта продукции оборонно-промышленного комплекса и авиации страны. Однако, как мы можем заметить, вплоть до настоящего времени Турция не только не достигла этой цели, но и слабо к ней приблизилась. Равно как и к заявленной ранее цели по вхождению в 10-ку крупнейших экономик мира по объему ВВП.

Подчеркнув, что оборонная и авиационная отрасли реализуют экспорт с высокой добавленной стоимостью и с высокими удельными ценами (нередко используемый при оценке технологичности поставляемой продукции показатель, исчисляемый в долларах за 1 кг поставляемой продукции; понятно, что, чем этот показатель больше, тем «технологичней» является поставляемая продукция, хотя и с некоторыми ограничениями на использование данной формулы, если, допустим, говорить о поставке драгметаллов или ювелирных изделий – И.С.), глава турецких экспортёров Исмаил Гюлле отметил следующее:

«За первые 11 месяцев экспорт (продукции ОПК и авиационной промышленности – И.С.) составил 2,8 млрд долларов, что на 40% больше, чем в предыдущем году. Мы экспортируем в 172 страны на 6 континентах. Среднее расстояние экспорта составило 5 тысяч 400 километров. Это демонстрируем успех наших экспортеров».

Заявив, что в своем стратегическом исследовании они предсказали, что оборонная и аэрокосмическая промышленности продолжат увеличивать свой экспорт, и что они, как Меджлис турецких экспортеров, даже предсказали, что экспорт будет расти быстрее всего в период 2020-2030 годов, Исмаил Гюлле обратил внимание на то, что многообещающим развитием ситуации является то, что поставлен рекорд в ежемесячном исчислении.

Также глава турецких экспортёров Исмаил Гюлле сказал, что успех, достигнутый в области беспилотных авиационных систем, во многом повлиял на имидж Турции за рубежом, и что такие крупные проекты, как национальный тренировочный самолет, атакующий вертолет, национальный истребитель (5-го поколения, макет которого был представлен ранее на различных международных авиасалонах – И.С.), «будут весьма полезны» в будущем. И далее:

«Оборонная промышленность внесет большой вклад в достижение целевого положительного сальдо внешней торговли Турции. Оборонная промышленность имеет многомерное стратегическое значение. Она внушает доверие друзей и вселяет страх во врагов. Она способствует укреплению уверенности страны в себе. Она влияет на все, от безопасности до благополучия и психологического превосходства».

Заметим, что это – достаточно любопытное заявление от «штатской», в общем-то, структуры. Что отражает нынешний тренд в Турции на «милитаризацию».

Отметив, что экспорт в этом секторе приобрел значительный импульс и что этот импульс будет продолжаться, глава Союза экспортеров в сфере оборонно-промышленного комплекса и авиации Наки Полат заявил, что они считают, что экспорт не только достигнет 3 млрд долларов, но и будет демонстрировать и дальнейший рост. Ими, как ведомством, планируется оценить возможности, связанные с логистикой, и ставится цель по тому, чтобы и дальше, опираясь на эти возможности, продвигать национальный экспорт в сфере оборонно-промышленного комплекса и авиации.

Дадим несколько пояснений, связанных с Союзом экспортёров в сфере оборонно-промышленного комплекса и авиации. Эта структура входит в состав так называемого Союза экспортёров центральной Анатолии или, в турецкой аббревиатуре, OAİB. Это, по сути дела, — региональный союз экспортёров Центральной Анатолии – тех, кого ранее называли «анатолийскими тиграми». Имея в виду, что тот же стамбульский экспорт и так развит, здесь идет речь о новой турецкой промышленной элите.

Причем, заметим, что нынешнее турецкое руководство занималось, в прошлом, нередко, противопоставлением деловых элит – старой (стамбульской) и новой (анкарской, а, точнее, Центрально-Анатолийской). Соответственно, последняя выглядела, при этом, как «правильная» — патриотичная, а стамбульская – как «агенты» зарубежного экономического влияния. Все это происходило на фоне нередких словесных обменов «любезностями» между турецким руководством, включая лично президента Р.Т.Эрдогана, с одной стороны, и той же Ассоциацией промышленников и предпринимателей TÜSİAD – самым влиятельным объединением «старого турецкого (стамбульского, в массе своей – И.С.) капитала».

Заметим, что 22 октября 2021 года Союз экспортёров в сфере оборонно-промышленного комплекса и авиации Турции отметил уже своё десятилетие. Этому юбилею был посвящена торжественная церемония. Уместно привести текст приветственного послания, написанного по этому поводу главой объединения Наки Полатом.

Цитируем (перевод – неофициальный, авторский – И.С.):

«Как Союз экспортеров оборонной и авиационной промышленности, мы с 60 фирмами начали наш путь 10 лет назад и оставили 10 лет позади с тем, чтобы ввести нашу страну состав стран-лидеров нашей отрасли, чтобы, в рамках цели полной независимости, а также наращивания нашего экспорта, за счет местной и национальной продукции.

Сегодня, благодаря поддержке и выдающимся усилиям наших членов и нашего Управления по оборонной промышленности, мы вывели нашу страну на уровень, где она является повсеместно востребованной, где ей отдается предпочтение и где она, во всем мире, упоминается в качестве примера.

Когда мы были основаны 60 компаниями, нашей целью было быть в состоянии представлять всю отрасль. Сегодня мы объединили нашу отрасль, число наших членов достигло 1100, и вместе мы достигли огромной силы. Мы увеличили наш экспорт, который на момент основания составлял 800 млн долларов, до 3 млн долларов (очевидно, что глава Объединения, все же, говорит о совместном экспорте всей отрасли по Турции, а не только об экспортных показателях членов Объединения, которые, разумеется, объединяют не всю отрасль – И.С.). Стремясь выйти на новые рынки, мы достигли позиции отрасли, экспортирующей продукцию в 170 стран.

Как отрасль, в последние 10 лет, мы не ограничивались лишь только боеприпасами, запчастями и оборудованием, но и экспортировали платформы, такие как корабли, вертолеты, бронетранспортеры, тренажеры, ракеты и ракетные системы, беспилотные летательные аппараты с вооружениями и без, что увеличивало среднее соотношение по стране $ / кг (см. пояснения выше относительно удельной стоимости продукции – И.С.) на 20% и достигли 60 долларов за 1 кг, что — намного выше среднего уровня по стране, добавив таким образом стоимости нашему экспорту.

Нашей самой большой целью как отрасли обороны и авиации было стать гордостью Турции. В воздухе, на суше, на море, в космосе и в киберпространстве наш славный флаг находится на наших отечественных и национальных товарах, по всему свету…

Как Союз с 10-летней историей, мы смотрим в будущее нашей отрасли с уверенностью и надеждой. Нам придает смелость достигнутое вместе, а также новые цели. К столетнему юбилею нашей Республики, к 12-летнему Юбилею нашего Союза, мы продолжим работать, производить и достигать успехов, чтобы достичь всех заявленных целей.

Как Союз экспортеров оборонной и авиационной промышленности, мы знаем, что вместе мы сильны».

Итак, мы привели основные цитаты из выступления официальных лиц на церемонии открытия Конференции в Анталье, прошедшей 4-5 декабря.

Стоит заметить ещё раз, что оборонно-промышленный комплекс и авиация являются, пожалуй, самой быстро развивающейся отраслью в современной Турции. Её можно сравнить, к примеру, со строительно-подрядным сектором на этапе бума этой отрасли. Или же, к примеру, с энергетикой, периода либерализации отрасли, подразумевающей комплексную реформу, открывшую дорогу в неё для частного сектора.

Сегодня последний, то есть, частный сектор Турции воспринимает оборонно-промышленный комплекс в качестве той отрасли промышленности, в которую непременно надо инвестировать, что и делает множество крупных турецких финансово-промышленных групп, стремясь оседлать нынешний тренд на импортозамещение в оборонно-промышленном комплексе, а также оседлать нынешний тренд во внешней политике Турции.

Конкретизируя последнее, речь идет о том, что Турция больше не пытается достигать всех своих внешнеполитических целей лишь только за столом переговоров. Есть и такой путь, готовность к которому современная Турция демонстрирует, как пролегающий через поле боя. С учетом стремительно возросшего числа фронтов, где Турция напрямую или косвенно участвует в конфликтах, надо понимать, что турецкая продукция не только не теряет, а только наращивает свою востребованность.

А уж если складывается такая ситуация, как сейчас – заметим, ситуация беспрецедентная за годы существования Турецкой Республики – то частный сектор Турции, помимо безусловного для турок патриотизма, ещё и осознает, что какие бы колебания не демонстрировал бы курс турецкой лиры по отношению к мировым резервным валютам, и какие бы из-за этого не образовывались бы бреши в турецком бюджете, но деньги на «гособоронзаказ» в стране всегда найдутся, поскольку эти расходы – в безусловном приоритете. А это делает оборонно-промышленный комплекс той «спокойной гаванью», в которой турецкий частный сектор может «отсидеться», когда турецкая экономика уже вошла в череду потрясений.

Ну а то, что череда потрясений «накрыла» турецкую экономику можно заметить по курсу турецкой лиры по отношению к мировым резервным валютам. Что это на практике означает для турецкого государства?

Во-первых, те государственные структуры, которые имеют контракты с иностранными поставщиками попадают на сложности при расчетах с ними. Поскольку ежегодно утверждается бюджет в турецких лирах, по некому усредненному курсу. Этот бюджета расходуется приблизительно с марта-апреля до конца года. Сейчас же, турецким государственным структурам и компаниям надо учитывать изменившуюся ситуацию и пересматривать лировые бюджеты.

Впрочем, частный сектор не имеет таких финансовых возможностей как турецкое государство и резко теряет возможности в плане импорта иностранных продукции и услуг. Как можно слышать от представителей турецкого делового сообщества, ими ожидается, что эти процессы носят временный характер – до «нормализации» всех доходно-расходных аспектов под новую курсовую ситуацию. Тем не менее, надо понимать, что эта «нормализация» не пройдет моментально.

А для тех же, кто уже успел вступить в долгосрочные контрактные отношения с зарубежными партнёрами может не пройти и бесследно – образуются кассовые разрывы в расчете с иностранными партнёрами (в широком смысле, включая не только поставщиков продукции и услуг, но и кредитные линии в иностранной валюте), что, в свою очередь, может вызвать череду банкротств, если эта ситуация не будет выправлена в кратчайшие сроки.

На этом фоне, как мы сказали, компании оборонно-промышленного комплекса находятся в относительно выигрышном положении – поскольку в нынешних условиях им отдается приоритет. Однако, и тут – не без нюансов.

Не так давно, в связи с контактами между турецким и эмиратским руководством, турецкая оппозиция заговорила о том, что турецкое руководство «распродает» находящиеся в собственности государства активы – предприятия оборонно-промышленного комплекса. Впрочем, сразу стоит заметить, то подобного рода обвинения в адрес турецкого руководства звучат в последние годы постоянно под лозунгом «распродают Родину». Звучали эти упреки и обвинения в связи с особыми отношениями, допустим, между турецким и катарским руководствами.

Справедливости ради, надо заметить и вот ещё что: следует ожидать того, что пойдет, в самые ближайшие недели, и волна обвинений в отношении турецкого руководства в связи с проектом АЭС «Аккую», где, как известно, цена за 1 кВтч электроэнергии, для 50% генерации, зафиксирован на 15 лет на уровне в 12,35 центов США за 1 кВтч вырабатываемой электроэнергии.

Вот, что по этому поводу написало крупнейшее оппозиционное издание, газета Cumhuriyet 27 ноября. Цитируем издание:

«В (межправительственном) Соглашении, подписанном между Турцией и Россией по АЭС «Аккую», первой атомной электростанции в Турции, на постройку российским государственным «Росатомом», Турция дала 15-летнюю гарантию на покупку электроэнергии. В договоре цена покупки была определена в размере 12,35 доллара за кВт-час. В 2010 году, когда было заключено соглашение, доллар находился на уровне в 1 лиру 45 курушей. По курсу на то время Турция платила бы 3 млрд 133 млн 812 тысяч 500 турецких лир в год российской компании, построившей атомную электростанцию, за закупку электроэнергии. Однако, последние 11 лет курс доллара неуклонно рос. Согласно последним данным, курс за 1 доллар достиг 12 лир».

Тут прервемся, чтобы заметить, что, на момент написания данной статьи, курс доллара в Турции приблизился к отметке в 14 долларов и пока неясно, является ли этот показатель стабилизировавшимся или же можно ожидать дальнейшего снижения, что лишь только усилит голоса возмущения в Турции по поводу курса, установленного в межправительственном соглашении 2010 года.

52.45MB | MySQL:103 | 0,448sec