О причинах активизации деятельности «Исламского государства» в Камеруне

Боевики запрещенного в РФ «Исламского государства» (ИГ) получают дополнительный импульс для распространения своих действий на Чад и страны Тропической Африки из Камеруна. Это следует из последних по времени событий, а именно очередной вспышки насилия на крайнем северо-востоке страны, произошедшей в начале декабря текущего года.

Так, только по предварительным данным в результате погибли как минимум 25 человек и еще 30 были тяжело ранены. Причем многие были убиты с присущим африканским колоритом – не только с применением холодного оружия, ножей, и кустарного огнестрельного оружия, но и луков и стрел, а некоторые были заживо сожжены.

Кроме того, более 40 тысяч человек  стали беженцами, из которых 30 тысяч бежали в соседний Чад, заметно усложнив там и без того тяжелую гуманитарную ситуацию. Из них по меньшей мере 10 тысяч человек нашли убежище в его столице Нджамене, расположенной по соседству с их родными домами, буквально через реку Шари. Они разместились на окраине города в лесу Фарча, причем абсолютное большинство беженцев из вещей в лучшем случае имеют лишь матрасы и нуждаются в безотлагательной помощи.

По данным местных источников, большинство беженцев составляют женщины, некоторые из которых беременны, и дети.

На это отреагировал 8 декабря сам президент «правящей хунты» Чада Махамат Идрис Деби Итно, заявивший о тревожной ситуации для его страны, призвав «международное сообщество действовать оперативно, чтобы в срочном порядке оказать необходимую помощь этим новым беженцам».

Напомним, что в Чаде до последних событий насчитывалось около миллиона беженцев из соседних стран таких как Нигер и Судан, а также перемещенных лиц из особенно неблагополучных чадских районов. Причем если ранее в Камерун бежали чадцы, то теперь ситуация ухудшилась настолько, что бежать стали в противоположном направлении.

Заметим, что в последние пять лет Камерун вслед за другими странами региона (северная его часть относится к Сахелю) всё больше погружается в состояние нестабильности, становясь еще одной базой для действий исламских радикалов, прежде всего ИГ, на африканском  континенте.

Напомним, что серьезная вспышка активности ИГ здесь произошла в 2017 году после того, как власти соседней Нигерии при помощи других африканских стран и Запада нанесли серьезное поражение местному филиалу ИГ в лице «Боко харам». Многие его боевики под их ударами ушли на территорию соседнего Камеруна, где, отсидевшись и «залечив раны», активизировали террористическую деятельность против данной страны. Разумеется, вылазки террористов из «Боко харам» отмечались в Камеруне и ранее, но в 2017 году они стали особенно заметны. После чего, отсидевшись в Камеруне, восстановив силы, они вновь нарастили активность и против Нигерии.

Во многом это обусловлено традиционно слабой координацией усилий между властями двух стран, которые плохо взаимодействуют друг с другом в организации борьбы против данного вызова.

При этом в обеих странах созрела серьезная почва для расширения действий исламских радикалов. Это нищета абсолютного большинства местного населения и неравномерное распределение национальных богатств и источников доходов от эксплуатации природных ресурсов.

Главная причина – продолжающийся в регионе демографический взрыв. Именно на страны Сахеля и Тропической Африки приходятся самые высокие показатели рождаемости в мире – 5-7 детей на одну женщину.

В результате с момента достижения Нигерией и Камеруном независимости в начале 1960-х гг. население большинства этих стран выросло на сегодняшний день в разы. Причем численность жителей района, пострадавшего от последних внутриобщинных насилий, с 2005 года удвоилось. Например, число жителей «столичного» города провинции Куссере тогда составляла 100 тысяч человек, а на момент начала последних событий – уже превысила 200 тысяч.

Однако при этом объем доступных для жизни ресурсов не только не увеличился, например, воды, продовольствия и плодородных земель, но и уменьшился.

Произошло это главным образом из-за серьезной нагрузки при их эксплуатации и отсутствия четких правил использования и т.д. Во многом данное обстоятельство и привело к нынешнему обострению в Камеруне.

Причем некоторые детали произошедшего заслуживают специального рассмотрения. Так, по данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), произошедшее было вызвано конфликтом 5 декабря текущего года между рыбаками негроидной общины мусгум, представителей чадских племен, известных на всю Африку своими уникальными глиняными жилищами и арабами-скотоводами племени шуа в департаменте Логон и Шари «из-за использования воды».

Он начался в деревне Улумса на берегу озера Чад и столкновения сразу же распространились и на местных землевладельцев негроидной общины племени масса из соседних деревень. В результате по данным УВКБ «десять деревень были сожжены дотла».

Поскольку власти не отреагировали на это оперативно, в тот же день конфликт переместился уже в Куссере, главный город северо-востока страны. В ходе столкновений вооруженные преимущественно луками и стрелами рыбаки смогли сжечь скотный рынок, один из главных объектов их противников.

Представители подвергшихся нападению арабских скотоводов утверждают, что нападение был успешным, поскольку они «не ожидали предательского нападения мусгумов» и им не помогло даже имеющееся у них кустарное огнестрельное оружие.

Несмотря на то, что после введения сюда войск национальной армии столкновения затихли, по данным УВКБ ООН ситуация по-прежнему остается «нестабильной».

Заметим, что ранее, в августе текущего года в аналогичных межобщинных столкновениях между арабами-скотоводами и рыбаками-негроидами были убиты 45 человек и еще несколько десятков ранены, в Чад бежали более 20 000 камерунцев, из которых 8 500 не вернулись.

Что же стало причиной того, что очередная африканская страна погружается в состояние прогрессирующей нестабильности?

По мнению УВКБ ООН, напряженность в регионе усугубило изменение климата. Так, в последние месяцы в результате отсутствия дождей высохли большинство источников воды, из-за чего усилилась конкуренция по доступу к ней. Также за «последние десятилетия площадь главного из них, озера Чад, сократилась на 95%, что вызвало напряженность и насилие между рыбаками и фермерами. Без срочных действий по устранению корней кризиса ситуация может ухудшиться».

И действительно, данному конфликту предшествовали серьезные стычки рыбаков с земледельцами, поскольку первые обвиняли последних в перерасходе воды и «уничтожении озера Чад».

По данным Мамаду Мота, представителя этого региона и 1-го вице-президента оппозиционной партии «Движения за возрождение Камеруна» (MRC), конфликт объясняется в первую очередь поведением арабских скотоводов: «их животные рвут рыбацкие сети и ломают ограждения, препятствующие прохождению рыбы», и они останутся без еды и заработка.

Причем ранее представители всех этих общин пытались договориться о мирном сосуществовании и ограничении бесконтрольного использования и недопущения загрязнения воды. В частности, скотоводы получили гарантированный доступ к определенным участкам побережья и при этом они не должны были нарушать границы рыбаков и не допускать потравы посевов земледельцев. Однако всякий раз эти договоренности нарушались, что и привело к последней декабрьской вспышке насилия.

В связи с этим он осудил «жестокое молчание правительства страны перед лицом всех этих страданий и смертей».

Отчасти понять его можно – оно действительно отреагировало очень запоздало, лишь спустя пять дней после начавшихся погромов, лишь 10 декабря, на улицах Куссере появились военнослужащие правительственной армии, которым поручили не допустить дальнейших столкновений. Но напряженность на улицах все еще высока, особенно на подожженном ранее рыбаками общины мусгум продуктовом и скотоводческом рынке, считавшемся подконтрольным арабской общине шуа.

Люди все еще прячутся в своих домах, боясь выходить на улицу, испытывая трудности в получении продовольствия, из-за чего беженцы, ушедшие в Чад, делятся теми скудными запасами пищи, которые они там получают, с оставшимися в Камеруне соплеменниками.

И в том числе поэтому к действиям местных властей высказываются претензии. Так, губернатор пострадавшей области Миджиява Бакари прибыл в эпицентр событий, когда уже все случилось и город Куссере опустел. Тем не менее, он во всеуслышание заявил, что цель его миссии – разрядить напряженность и посетить раненых в больницах Куссере. При этом, по его словам, «ситуация нормализуется, люди принимают друг друга, приходят в себя и выполняют указания Главы государства жить вместе».

Но так ли это?

Заметим, что, по имеющимся данным, конфликт спровоцировали сторонники ИГ, адепты которого имеют особенно серьезное влияние среди населения прибрежной полосы у озера Чад. Живущие здесь рыбаки ранее неоднократно страдали от их вылазок (преимущественно нападавшие по данным местных источников были представлены арабами-скотоводами), но теперь некоторые из них стали прислушиваться к ним.

Разумеется, на проповеди в духе «воды очень мало потому, что вы вели неправедный, неугодный Аллаху образ жизни» «цепляет» лишь самых отсталых, но более «прокачанные» агитаторы умело манипулируют фактами – дескать, власти не наводят порядок среди разных общин и не ограждают их интересы «справедливыми законами», которые бы надежно охраняли их интересы.

Согласно их проповедям, единственным выходом служит «устранение коррумпированных, плюющих на народ и продавшихся Западу правительств и установление справедливой власти».

В условиях, когда указанные выше проблемы обостряются, к сожалению, должного эффективного противоядия на эту агитацию экстремистов практически не находится.

Тем более, что местные власти реально не находятся на высоте своего положения, — как уже говорилось выше, не реагируя своевременно на вызовы, не создавая условий для нормального мирного заработка большинства населения, и часть представителей коего в результате все больше подвержена агитации радикальных проповедников.

Соответственно, можно предположить, что проблема не только не решена, но и будет усугубляться в будущем. В том числе из-за того, что представители ООН допускают грубейшую ошибку – вместо того, чтобы акцентировать внимание на том, что нехватка воды во многом является последствием отсутствия продуманной демографической политики, ее работники, следуя современной моде, пеняют на изменение климата. Которое, конечно же, имеет место быть, но в значительной степени обусловлено разрушительной деятельностью самого человека, и в том числе сведением в данном районе и южнее его лесов в результате интенсивной сельскохозяйственной деятельности.

И данную ситуацию сторонники ИГ уже пытаются «раскачивать» в нужном себе русле, подготовив для этого почву, которую, в свою очередь, щедро удобрили своими действиями, а точнее, бездействием, сами камерунские власти. Произошедшее, по их данным, служит проявлением неспособности властей Камеруна улучшить жизнь простых людей и потому их следует убрать.

Причем события последних месяцев и лет в прибрежной зоне озера Чад наглядно свидетельствуют, что большая ее часть уже служит готовой базой для активных действий ИГ.

И, как представляется, отсюда джихадисты будут далее распространять свою активность на другие страны региона и более южную африканскую зону, а также «раскачивать» традиционно проблемный Чад, дальнейшая дестабилизация которого способна самым серьезным образом ухудшить и без того непростую ситуацию в Сахеле и в целом в бывшей французской Африке.

52.76MB | MySQL:103 | 0,455sec