Проблема политической реформы в Израиле в свете прошедших выборов

Вопрос о необходимости реформы политической структуры в Израиле стоит на повестке дня не первый год. Основными причинами беспокойства являются: отсутствие реального разделения властей (большинство министров, включая главу правительства, одновременно являются депутатами кнесета), чрезвычайная фрагментированность политического спектра, нестабильность правительства и снижение доверия к политическим структурам и политикам, в частности.

За последние почти 30 лет в Израиле не было ни одного правительства, которое выполняло бы свои обязанности в течение полной каденции (4 года). Начиная с середины 1980-х, обозначилась тенденция к снижению роли крупных партий, что привело к еще большей зависимости последних от партий небольших. После 95 мандатов в 1981 г. на выборах в кнесет 11-го созыва 1984 г. суммарное число мандатов крупных партий снизилось до 85, а в 1988 г. составило 79.

В 1992 г. была предпринята реформа, в соответствии с которой глава правительства должен был избираться прямым голосованием. Одновременно электоральный барьер был поднят с 1,0 до 1,5%. Первоначально прямые выборы выполнили свою задачу — снизили влияние мелких партий на премьер-министра. Однако роль крупных партий также была снижена ввиду того, что кандидаты на пост премьер-министра прежде всего заботились о проведении собственной предвыборной кампании в ущерб партийной.

На практике введение закона привело к увеличению предвыборных блоков и соглашений. Возможность же голосовать одним бюллетенем за общую политику (премьер-министра), а другим за партию, представляющую секторальные интересы, в конечном итоге увеличила количество секторальных партий. В период между выборами 1992 и 1996 гг. количество мелких партий возросло с 7 до 10. Это в свою очередь повлияло на снижение доли мест, полученной крупными партиями. Таким образом, тенденция к сегментации израильской политический карты продолжилась и в 1990-е гг., а доля крупнейших партий стремительно падала: 76 — в 1992 г., 66 — в 1996 г., 45(!) — в 1999 г.

В израильском обществе активно обсуждаются проблемы «коалиционных торгов», необходимость обеспечения большей независимости главы правительства от сиюминутной конъюнктуры и введение в состав израильского правительства не политиков и лидеров партий, а профессионалов.

Для решения этих и других проблем была создана президентская комиссия, которой было поручено исследовать различные типы правительственных структур и избирательных систем, чтобы рекомендовать самый подходящий вариант для Израиля. Комиссию возглавил президент Еврейского университета в Иерусалиме профессор Менахем Мегидор. В нее вошли видные общественные и политические деятели, бывшие члены кнесета и судьи. Комиссия состояла из 73 членов и работала в течение 15 месяцев.

1 января 2007 г. комиссия представила свои выводы относительно альтернатив настоящей избирательной системе Израиля. Она пришла к выводу, что на сегодняшний день введение президентской системы представляется неуместным. Была выдвинута идея относительно введения смешанного голосования, где 60 депутатов будут избраны на мажоритарной основе по 17 избирательным округам (два-пять депутатов на участок). Введение такой системы, действующей сегодня, например, во Франции, по мнению экспертов должно привести к большей ответственности депутатов перед своими избирателями, если они будут знать, что их политическая карьера зависит от того, выполняют ли они обещания, данные избирателям.

Кроме того, комиссия рекомендовала принятие «норвежского закона», т.е. депутаты, которые становятся министрами, должны покинуть свои места в кнесете. Причиной подобной рекомендации, как объяснил Мегидор, является тот факт, что, совмещая должности министров и депутатов, политики слишком заняты своими правительственными функциями, чтобы осуществлять свою деятельность в качестве законодателей.

Комиссия по законодательству кнесета 17-го созыва провела работу по принятию данных рекомендаций. Ряд рекомендаций комиссии был принят кнесетом в первом из трех чтений. Рекомендации, которые предполагалось принять, включали:

1) введение «норвежского закона», когда министры и заместители министра, за исключением лидеров партий, не могут одновременно занимать посты министра и члена кнесета;

2) увеличение электорального барьера с 2,0 до 2,5% ото всех действительных голосов в национальных выборах. Этот закон призван уменьшить количество маленьких партий;

3) внесение поправок в основной закон о правительстве, чтобы сократить численность министров до 8-18 человек.

Следует отметить, что у предложенных нововведений было немало противников. Оппоненты указывали на ряд практических проблем в ведении новой системы. Прежде всего, на то, что увеличение электорального барьера приведет к снижению возможности отдельным группам израильского общества отстаивать свои секторальные права и интересы. Система пропорционального представительства при условии низкого электорального барьера не раз подвергалась критике еще в период правления Д. Бен-Гуриона. Однако на первом этапе строительства политической системы и государства в целом она исполняла роль консолидации всех сегментов израильского общества. В условиях доминирования одной партии (до 1977 г.) подобная избирательная система не влияла на стабильность правительства. С усилением сегментации политической системы страны и снижением доминанты крупных партий стремление сохранить демократическое представительство отдельных групп населения вступает в конфликт с необходимостью стабильной власти в стране.

Противники реформы из лагеря «радикалов» отмечают, что предлагаемые меры являются недостаточными, чтобы кардинальным образом изменить обстановку. Они высказываются за введение президентского или президентарного правления, увеличение электорального барьера до 10%, сокращение состава министров до 10-12 человек и превращение правительства в орган, в котором должны работать профессионалы, а не политики.

Основными сторонниками реформ в кнесете предыдущего созыва были представители правящей партии «Кадима» и партии Труда. Как известно, глава комитета по законодательству Менахем Бен-Сасон неоднократно выступал за активное продвижение реформы . Однако в связи с тем, что процедура принятия поправок не была завершена, теперь законы должны будут приниматься с начала процедуры новым составом кнесета.

Прошедшие 10 февраля 2009 г. выборы в очередной раз продемонстрировали необходимость реформирования политической системы Израиля. Коалиционные торги начались еще до выборов: претенденты на вступление в коалицию — сефардская партия ШАС и партия А. Либермана «Наш дом — Израиль» выдвинули противоположные требования по проблеме гражданских браков. Две крупнейшие партии получили в общей сложности лишь 55 мандатов. А ситуация минимального разрыва между двумя противоборствующими партиями — Кадимой (28 мест) и Ликудом (27 мест) — вынуждают либо формировать шаткое правительство национального единства, либо создавать узкую коалицию (66 мандатов из 120).

Сегодня, когда ведутся активные переговоры по созданию коалиции, можно сказать, что от того, кто в нее войдет, будет зависеть будущее реформ политической системы страны. Создание коалиции с партиями ШАС и «Наш дом — Израиль», по словам члена Ликуда Гидеона Саара , откладывает введение смешанных выборов в Израиле (когда половина членов кнесета избирается по мажоритарной системе) как минимум до следующих выборов. Главы этих партий в ходе переговоров по созданию коалиции высказались против введения новой системы голосования.

Авигдор Либерман, который неоднократно выступал за необходимость реформирования существующей системы, относится к числу политиков, выступающих с радикалистских позиций. При этом он сторонник введения в Израиле президентского строя. В свою очередь, к последовательным противникам реформ относится партия ШАС, препятствовавшая изменениям Основного закона страны в течение предыдущей каденции и тоже являющаяся одним из основных возможных участников будущего правительства.

Таким образом, складывается патовая ситуация, когда введение серьезных изменений в избирательной системе страны для укрепления стабильности правительства и снижения возможностей шантажа со стороны младших партнеров по коалиции сталкивается с нежеланием последних вводить эти реформы. «Цель избираемых состоит в том, чтобы заниматься политикой, а не формировать коалиции», — отметил бывший глава комиссии по законодательству Менахем Бен-Сасон .

Тем не менее, как заявляет представитель партии «Ликуд» Гидеон Саар, работа по принятию изменений в избирательной системе будет продолжена в тех пунктах, которые могут быть приняты представителями коалиции. В новый состав комитета по законодательству войдут представители всех фракций, после того как будет сформировано правительство.

1. http://www.ceci.org.il/eng/research_item.asp?id=319 (Израильский центр укрепления гражданственности).

2. Gil Hoffman. Electoral reforjms die on coalition altar // http://www.jpost.com/servlet/Satellite?cid=1235898329237&pagename=JPArticle%2FShowFull

3. Там же.

50.35MB | MySQL:89 | 0,864sec