Кто куда? Некоторые соображения о локальных движениях в израильской политике.

Вместо введения.

Настоящие заметки пишутся в середине июля 2002 г. и выражают сугубо личное мнение. Я не люблю делать прогнозов – занятие, всегда и весьма попахивающее шарлатанством,- так что не отступаюсь от своего правила и на этот раз: речь идет не о прогнозе, а об анализе возможных движений в израильской политике. Анализ этот охватывает не все аспекты израильской политики, а только ее интересную (по крайней мере для меня) часть, и направлен на ближайшее обозримое будущее (годы). При этом я пользовался следующими основными данными:

Закон о прямых выборах отменен и не будет восстановлен в обозримом будущем (а также не будет других изменений в системе выборов).

Центростремительные тенденции (в сторону голосования за крупнейшие партии) будут восстанавливаться примерно с той же скоростью, как они разрушались во время прямых выборов премьер-министра.

Общественное мнение в Израиле сдвинулось вправо.

Уменьшится процент арабов, голосующих за общеизраильские (т.е. с их точки зрения “еврейские”) партии.

Ближайшие выборы состоятся, как и запланировано, осенью 2003 г. (в крайнем случае, несколько раньше).

Нынешняя позиция президентской администрации США по отношению к Израилю более-менее сохранится.

Каждый из этих постулатов, разумеется, может быть оспорен. Тем не менее я очень высоко оцениваю вероятность их правильности – и готов отдельно (но не здесь) объяснить, почему.

Теперь переходим к деталям.

“Ликуд”

Активисты “Ликуда” находятся в состоянии, которое я бы назвал (прошу извинить) предоргазмным. Причины тому:

Через полтора года после болезненного поражения Нетаньягу в 99 г. Шарон в 01 г. выиграл выборы нокаутом.

Все опросы дают “Ликуду” 40 и более мандатов, возвращая тем самым его силу к выборам 77-88 гг. (а сила – это не только возможность для еще нескольких десятков увидеть себя “парламентариями”, но и увеличение числа министерств, и много-много назначений…)

 

Традицонный соперник – “Авода” — находится в состоянии, близком к “грогги”.

 

 

ЦК партии впервые за много лет продемонстрировал свою силу – даже против собственного премьера.

 

 

Грядущие выборы в ЦК (а также Политбюро и Секретариат), как всегда, связаны с записью новых членов и добавляют адреналина в кровь.

 

Все эти посылки верны, однако я бы посоветовал чуть-чуть умерить энтузиазм – по следующим причинам:

 

 

Тенденции в Израиле могут измениться, как мы это уже видели, почти мгновенно – и на произвольное число градусов.

 

 

“Ликуд” в виде его ЦК гордо сказал “нет” палестинскому государству – но не сказал “да” чему-нибудь другому.

 

 

В “Ликуде” утрачена цельная концепция прошлых лет, близкая к республиканцам; де-факто от нее осталась только одна компонента (внешнеполитическая) – и то “со скрипом”. Трудно сказать, что же сегодня реально объединяет столь разных идеологов под одной крышей.

 

 

Главные возможные кандидаты на руководство в “Ликуде” рассматривают его как средство достижения персональных целей (Биби почти похоронил родную партию, Шарон, похоже, полагает “Я тебя породил, я тебя и…” — впрочем, персоналии впереди) – причем средство в исторической перспективе малозначащее.

 

 

Шарон и Биби

 

Малоизвестно и поэтому труднопредставимо, насколько два этих человека различны. Конечно, приведенные ниже оценки субъективны, но…:

 

 

Идеология

 

 

На идейно-подкорковом уровне Биби является “правым” во всех смыслах в силу воспитания, семейно-кастовых традиций и остатков убеждений. Для него “Историческое право еврейского народа на Эрец-Исраэль” — не пустой звук. Еще в большей степени он “республиканец” во всем, что касается экономики и пр.

 

 

Шарон родился и вырос в мошавной окружающей среде. Правда, влияние (благодаря родителям — от игры на скрипке до отказа принять как аксиому вину ревизионистов) не было фанатически-красноцветным, но, насколько мне помнится, он никогда не использовал традиционно-правой фразеологии, НИКОГДА не говорил, что он против палестинского государства и т.д. В некотором смысле он – настоящий исторический мапайник, разговаривающий на смеси военных терминов (безопасность, борьба с террором) и уважения к поселенческой деятельности (как мы уже видели в Ямите, это уважение не стоит, однако, на первом месте). Экономические воззрения на макро-уровне, похоже, у него отсутствуют.

 

 

Личные качества:

 

 

Шарон – личность сильная, Биби – слаб.

 

 

Шарон – гений тактики и слабый стратег, Биби – мог бы писать учебники по стратегии, но тактику передоверяет другим (Либерману, Анегби, Элицуру, И. Кацу).

 

 

Шарон предпочитает во все вникать сам, Биби – полагается на экспертов.

 

 

Шарон обладает гораздо большим политическим опытом, чем Биби (30 лет!) и гораздо меньше плодит себе врагов.

 

 

В СМИ и левом лагере “палач Сабры и Шатилы” не вызывает и десятой доли того чувства отчуждения, как Биби. Биби для них – чужой “по крови”. Шарон – “заблудший брат”.

 

 

В правом лагере большинство предпочитает Биби, в левом – считают Шарона “меньшим из зол”. В целом на сегодня ситуация близкая к ничейной, и любое потрясение, в принципе, это равновесие может пошатнуть.

 

 

Биби заметно больше нравится американцам – они его давно знают, элегантный английский и т.д. То же самое, как это ни странно, верно и в отношении Европы (т.к. с Шароном связана масса проблемных ассоциаций).

 

 

Оба должны торопиться, но по разным причинам: Шарон – из-за возраста, Биби – боится, что его забудут, а тем временем появится кто-нибудь другой…

 

(Я отказываюсь здесь комментировать идиотскую версию СМИ о том, что Шарон будет создавать свою “центристскую партию” с Фуадом)

 

 

Другие

 

При определенной ситуации в спор за “вершину Ликуда” могут вступить и некоторые другие – сейчас или потом:

 

 

Изнутри:

 

 

Лимор Ливнат – слишком много врагов, должна произвести перестройку своего лагеря.

 

 

Узи Ландау – пока не созрел (полупопытка 99 г. оставила кровоточащий рубец в его душе), но, возможно, ждет своего часа (тем временем весьма неплохо собирает силы в ЦК).

 

 

Меир Шитрит – обжегся пару раз, мечту не оставил, но выжидает.

 

 

Сильван Шалом – похоже, сгорел на посту министра финансов, но сам этого не понимает, может полезть на рожон, благо что деньги есть.

 

 

Эхуд Ольмерт – выжидает, чем закончится поединок “Арик-Биби”, сейчас не высунется.

 

 

Моше Аренс – сегодня собирается баллотироваться на пост председателя Секретариата “Ликуда”; возможно, будет поддерживать впечатление, будто взвешивает опцию бороться за высший пост.

 

 

“Новенькие” (Д. Навэ, Ю. Штайниц, Ц. Ливни, Э. Коген) – каждый из них думает о вершине, но не на ближайших выборах.

 

 

Извне: сюда включены те, кто сегодня не является членом “Ликуда”, но…:

 

 

Шауль Мофаз – со времен Рафуля ни один раматкаль, выходя в отставку, не пользовался такой популяностью в массах. Очень сильный и независимый характер (что может быть плюсом или минусом), не трус, весьма неглуп, умеет вызывать доверие, хороший организатор, идеолология вроде тяготеет в правую сторону, восточные видят в нем “своего” и пр. Минусы: как все генералы, мечтает о блиц-криг; кроме того, о своих политических намерениях дал понять достаточно рано, чем мобилизвол против себя возможных соперников.

 

 

Либерман – см. ниже.

 

 

Эйтам-Файн – см. ниже.

 

 

Фейглин (он, правда, член “Ликуда”, но не член ЦК и вообще психологически “внешний”) – разумеется, у него нет никаких шансов в ближайший раз. Однако у него есть приличные шансы собрать железное ядро в 150-170 членов ЦК, провести 3-4 “своих” в Кнессет (если “Ликуд” получить 40+ мандатов), получить министра и стать серьезным внутрипартийным фактором, чья значимость может возрости как в силу внешнеполитических причин (неустойчисвость ситуации), так и в случае присоединения к “Ликуду” групп “справа” (см. далее).

 

 

Либерман

 

Чего хочет Либерман? Есть две гипотезы:

 

 

Он, может быть, хочет еще раз стать министром, а затем уйдет на покой – нюхать цветочки, заколачивать бабки и давать советы юным политикам.

 

 

Он хочет стать премьер-министром.

 

Скажу откровенно: первая гипотеза представляется мне маловероятной. Поэтому будем основываться на второй. Теперь поставим себя на его место.

 

Либерман исходит из следующего анализа:

 

 

В обозримом будущем премьером Израиля может быть только правый кандидат.

 

 

С отменой прямых выборов это означает – глава крупнейшей правой партии или крупнейшего правого списка (как будет разъяснено в дальнейшем, это уточнение существенно).

 

 

Шарон не бессмертен.

 

 

Для твердого политического положения необходимы три компонента:

 

 

Твердое электоральное ядро,

 

 

Идеологизированный, легко идентифицируемый облик,

 

 

Финансовая база.

 

 

“Ликуд” потерял несколько ниш, которые ранее занимал автоматически, “по определению”:

 

 

“Ни шагу назад”,

 

 

“Республиканская” экономика,

 

 

Представитель “униженных и оскорбленных” против “олигархов”.

 

Можно четко проследить, как строит себя Либерман в свете этих концепций. Сегодня мало кто помнит, что изначально в его платформе не было ничего ультра-правого: он начал как раз с анти-олигархических сентенций. Более того: Либерман НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ПРАВЫМ в идеологическом смысле: все, кто когда-либо говорил с ним “по душам”, знают, что он – человек центра (в еще большей степени это относится ко всем без исключения членам Кнессета от его партии): он проталкивал “Хевронское соглашение”, он подписал “эскем одафим” с партией А. Переца (!), его программа говорит о “плане Алон плюс” и пр. Он НИКОГДА не говорил слов “Эрец Исраэль” — но смог милитантной риторикой создать впечатление, что он – правее всех, тем самым постепенно захватывая эту нишу (“а”). Сейчас он, похоже, устремится на последнюю из пока свободных ниш (экономическую), в то время как его жесткий электоральный базис является субэтническим (“русские” горды видеть “нашего крутого”). И точно так же как, захватывая нишу “правых”, он, возможно, стал с ней солидаризироваться (что для него легко внутренне – поселенец), то же самое может произойти с ним и при захвате ниш иных. Отметим, что во время недавнего визита в США он, будучи до недавнего времени полностью неизвестен или анекдотично-известен (Асуан-Тегеран) амеркаинцам, потратил все усилия на встречу с республиканским истеблишментом (в первую очередь – экономическом), старательно разыгрывал из себя крутого еврейского техассца (поселенческие ассоциации, бизнесмен) – и, похоже, преуспел в поставленной цели: он был зарегистрирован как “свой”.

 

Итак: теперь у него есть два пути. Первый: организовать свою силу, воссоединиться с “Ликудом” и захватить в нем власть. Второй: создать объединение правых партий в едином списке.

 

В обоих случаях он должен построить свою независимую силу. Сила – это может быть объединение всего или почти всего, что “справа, но не Ликуд”:

 

 

“Моледет” + “Ткума” (“Ихуд Леуми”) – уже сегодня “в строю”

 

 

МАФДАЛ – даст легитимацию со стороны “стойко правых”: поселенцы, раввины и пр.

 

 

ИБА (Щаранский) – уравновесит “религиозное засилие” (“Моледет” + “Ткума” + МАФДАЛ)

 

Вне остались всякие виртуальности: “Херут” (Кляйнер), “Гешер” (Леви), что-то из Партии Ценра и какие-нибудь мудизандберги в случае раскола “Шинуй”.

 

На сегодняшний день – Либерман может собрать под своим крылом 16 мандатов. С учетом разнообразных тенденций можно говорить о том, что это число может быть даже несколько увеличено (хотя я готов представить вычисления, почему оно не перейдет 20 мандатов). У такого объединения будет суперправый и одновременно широконародный имэдж. Слабость его будет состоять не только в разношерстности, но и в том, что Либерман будет действительно нуждаться в каждом из партнеров. Я не верю, что у него есть шансы превратить это в одну партию под своим началом – а на один забег даже 20 мандатов это много, но недостаточно. Следовательно, его задачей будет объединить всю свою Золотую Орду с “Ликудом”. И если соотношение будет, скажем, 20:40 – он получает ТРЕТЬ почти автоматически внутри всеправого блока. С учетом того, что внутри “Ликуда” многие до сих пор его вспоминают с нежностью (я не имею в виду ничего сексуального!) – давайте взвесим, против кого он может выступать, и с какими шансами.

 

Просматривая список возможных кандидатов (см. выше) – похоже, что из “внутренних” кандидатов конкуренцию ему сегодня не составит никто; из внешних — разве что Шауль Мофаз, но этому нужно время, чтобы успеть собрать свою армию. Остались: те же Биби и Арик. Арик, как мы предположили, не бессмертен. Спрашивается: кто же сегодня главный политический враг Либермана? Ответ очевиден: Биби. И, похоже, что несмотря на неоднократный заверения (впрочем, все более осторожные) в поддержке бывшего босса – Либерман осторожно подрезает ему крылья – и на русском фронте, и на внутриизраильском, и даже (менее) на американском.

 

 

Эпи Эйтам (Эфраим Файн)

 

Похоже, что Эйтам проделал тот же анализ, что и Либерман, но с некоторым опозданием. Хотя этот генерал срочно назначил себя главнокомандующим над народным ополчением МАФДАЛ, пока что он не смог мобилизовать себе в поддержку никого извне “вязано-кипотного” лагеря.

 

Его возможная стратегия: согласиться идти вторым номером в либермановском объединении, а затем – выставить независимо свою кандидатуру с учетом того, что:

 

 

в “Ликуде” и вообще среди правых много религиозных и традиционалистов

 

 

Либерман останется для классического (в т.ч. ликудовского) истеблишмента “чужим”, а генерал-кибуцник Эпи – своим.

 

Другая возможная стратегия: не дожидаясь Либермана, объединиться с “Ликудом” и реализовать вышеизложенное. Стратегия расширения МАФДАЛ за счет традиционалистов и светских националистов требует кропотливой работы – а к ней Эйтам, похоже, не расположен (как и все генералы).

 

Промежуточный вариант: пойти на объединение с НДИ, “Ихуд Леуми” и ИБА – и потребовать общие (межпартийные) выборы лидера, считая при этом, что он получить голоса подавляющего большинства религиозных плюс тех ИБАистов, что ненавидят Либермана.

 

А внутри внезапно-родной партии? В любом случае его телодвижения могут относительно быстро привести или к растворению МАФДАЛ в чем-то большем, или к принципиальному изменению внешего облика (во всех смыслах) этой старейшей израильской партии. При таких крутых поворотах минимум половина из нынешнего руководства МАФДАЛ вылетит за борт. Трудно представить себе, что они этого не понимают – и, соответственно, что согласятся сдать позиции без боя. Единственное, что он может (и должен) постоянно противопоставлять им (внутри МАФДАЛ и вообще вязаных кипот) – это ответить на чаяния тех, кто последние четверть века оставался на третьих ролях национального лагеря, поставляя при этом 90% численного состава правых демонстраций.

 

 

ИБА (Щаранский)

 

Бессменный лидер ИБА планировал, видимо, нечто аналогичное либермановскому пути, но типа “центр и чуть-чуть вправо”. Его надеждой было объединение в предыдущем Кнессете с “Третьим путем” и меридористами. Видимо, этому плану помешало наполеонство Кахалани и неожиданное оттеснение Меридора генеральскими мундирами Мордехая и Липкина-Шахака (никто из которых, разумеется, никогда бы не пошел не только ЗА Щаранским, но и НАРАВНЕ с ним). Его нынешний электоральный базис, по-видимому, твердо стоит на 4-х мандатах (хотя и русские пенсионеры не бессмертны) – этого всегда хватит на его собственный министерский пост, но не более. Иными словами, Шаранский прошел им же самим запланированный собственный пик, так и не включив кнопку “пуск” для второй ступени. Зная его характер, амбиции и внутренний шахматизм – трудно поверить, что он не ищет новую стратегию.

 

Его возможности:

 

 

Пойти на “широкое русское объединение” и приложить все усилия, чтобы выиграть у Либермана русскую улицу за счет слаженной работы партийного аппарата.

 

 

Включиться в игру Либермана, вытребовав себе заранее сильные позиции (он ведь понимает, что необходим Либерману, как воздух, в объединении, где большинство — религиозные) и попробовать в нужный момент все переиграть: ведь не может же Либерману все время так везти – когда-нибудь он просто крупно ошибется!

 

 

Загодя, до Либермана, вместе с центристами из фирмы МММ (Меридор-Мило-Маген) включиться в “Ликуд”, обговорив заранее и обеспечив себе высокое положение (портфель министра иностранных дел?), а там – посмотрим…

 

 

“Авода”

 

Не развалится (т.к. обладает стабильнейшим электоральным ядром) и, по-видимому, не расколется. Второе осторожное предположение связано с тем, что для этого кому-то надо уйти из родной партии, что будет означать для них немалый риск (см. далее). Считается, что главная проблема – отсутствие лидера (Фуада всерьез мало кто принимает, Бург – избалованный дебил, а положение Переса в партии двусмысленно). Однако эта причина – вторична, а первичная причина состоит в том, что никто из реальных лидеров не хочет брать власть в партии, которая наверняка проиграет ближайшие (и не только ближайшие) выборы. Похоже, что даже если не произойдет раскола – “Авода” не получит более 25 мандатов (или даже того ниже).

 

Фуад и Ко на сегодняшний день отчаянно нуждаются в передышке – и поэтому не могут пойти на досрочные выборы, хотя чисто символически могут разыграть обиженных, чтобы провести выборы чуть раньше (на несколько месяцев – скажем, в мае 03 г.) и “сохранить лицо”. Формально-лояльная оппозиция (Рамон, Бен Ами, Бург) кровно заинтересованы в противоположном: как можно скорее выйти из правительства, добиться досрочных выборов – на которых “Авода” будет разгромлена, а Фуад политически похоронен. Наиболее дальновидные грызуны из окружения Переса уже бегут с корабля – например, новоиспекающийся банкир Р. Коген и будущая послица Д. Ицик (так им, англичанам, и надо!)

 

 

Налево от “Аводы” (“Новая с/д”)

 

Несмотря на все фанфары, шансы на ее возникновение ниже 50%. Причины, прежде всего – чисто арифметические: маловероятно, чтобы Бейлин смог увести с собой из “Аводы” половину членов Кнессета. Если таковая группа будет насчитывать, скажем, 5+1 персон (Бейлин, Бург, Бен Ами, Я.Даян … – кто еще?) – то против 10 из МЕРЕЦ им уж точно не светит лидирующие позиции (а учитывая цинизм и опыт Сарида, не моргнув глазом выкинувшего за борт и Ш. Алони, и Д. Цукера, расчитывать на проявление с его стороны идеологического сострадания, несоразмерного с конкретным электоральным приданым, было бы по крайней мере безосновательно). Далее, подсчет (с учетом указанных во введении тенденций) не даст всему этому объединению больше 12 мандатов — и то с натяжкой (оценки СМИ на этот счет выражают только личные пожелания левых журналистов, упорно игнорирующих аксиому: перераспределение голосов не увеличивает их сумму). Следовательно, “раскольники” должны заранее исходить из предположения, что кто-то из них останется в памяти народной, но не в Кнессете. Предположить, что они будут готовы сделать это “ради идеи”…

 

Почему же все-таки столько разговоров вокруг новых левых? Во-первых, обычная ошибка левых СМИ: они воспринимают как адекватно выражающую израильское общество только собственную среду (где идея супер-МЕРЕЦ действительно популярна) и будут непропорционально долго и с умилением мусолить и расписывать новое начинание (как в свое время это было сделано с Партией Центра). Далее, эта идея жизненна важна трем людям:

 

 

Сариду – иначе он может оказаться лидером не оппозиции, а весьма маленькой партии (в 5-7 мандатов), его обвинят в провале и скушают собственные же сотоварищи)

 

 

Бейлину – он оказался не у дел (и в “Аводе” еще долго будут вешать на него всех собак)

 

 

Бронфману – иначе он исчезает с политической сцены навсегда.

 

К каждому из них направленно непропорционально высокое внимание СМИ – и на этом они и рассчитывают слегка блефануть. Но, как мы знаем, в политике иногда блеф становится реальностью.

 

 

“Шинуй”

 

Похоже, сожгли слишком много энергии на старте. Но при этом – за идеей партии стоит реальный электорат, — а именно те, кто:

 

 

Не относят себя однозначно ни к правым, ни к левым,

 

 

К религиозным относятся с устойчивой неприязнью,

 

 

Подсознательно считают, что грубость – самый прямой путь (и поэтому поведение Т. Лапида им импонирует).

 

Скорее всего – представительство партии не уменьшится, а сохранится или даже несколько увеличится; они не расколятся и ни с кем не объединятся, а останутся (временно) локальной (хотя и значимой!) эзотерией вне любой мыслимой правительственной коалиции. Возможные источники увеличения из электората:

 

 

Те классические ашкеназские мапайники, которые уже похоронили Осло и не выносят тех, кто не в состоянии сказать это открыто, но кастовые причины не позволят им голосовать за “Ликуд” (типа Ш. Авинери),

 

 

Те, кто голосовал за МЕРЕЦ, сдвинулся вправо, “Авода” — западло, “Ликуд” — бяки,

 

 

Русские, недовольные союзом Либермана с “досами”, для которых при этом Бронфман слишком “красный” (хотя для разыгрывания этой карты им нужно много поработать)

 

 

“Яхадут а-Тора”

 

Останутся при своих – а куда им деваться?

 

 

ШАС

 

Загадка, заслуживающая отдельного рассмотрения. По любым раскладам – представительство ШАС в Кнессете должен существенно снизиться, но… это предсказывают перед каждыми выборами, начиная с 1992 г., а результат – противоположен. Так что вот – весьма осторожненькие соображения:

 

В 99 г. они на полную катушку отождествили себя с “Ликудом”, пообещав дополнительно благословение “от самого”. Трудно поверить, что они надеются второй раз надоить то же молоко с того же козла. Естественной для них будет выглядеть ниша зашитника слабых (то есть совсем слабых) слоев, так что следует ожидать стремительного нарастания использования ШАСовскими лидерами социалистической фразеологии.

 

 

“Гешер”, “Херут”, Партия Центра, “Меймад”

 

Скорее всего, даже не будут пытаться выжить как независимые единицы.

 

 

Ам Эхад

 

Может попытаться выжить как независимая сила – для этого им необходимо переопределиться (возможно, оттянуть на себя часть ШАСа или даже “Меймада”). Последствия непредсказуемы. Другая реальная возможность: разбежаться в разные стороны. Объединение (всей партии целиком) с “Аводой” маловероятно – на это не пойдет Х. Кац.

 

 

Русская улица

 

Сегодня на русской улице наиболее аттрактивны (в порядке убывания): “Ликуд”, НДИ, ИБА, “Шинуй”. НДИ будет пытаться отобрать русские голоса у “Ликуда” и ИБА, “Шинуй” — у ИБА, “Аводы” и МЕРЕЦ. В целом процесс израилизации русскоязычного электората будет продолжаться (это не входит в противоречие с про-либермановскими тенденциями, поскольку сам Либерман, как мы уже говорили, активно израилизирует как свое политическое окружение, так и свой политический имэдж).

 

 

Израильские арабы

 

Два процесса происходят сейчас на арабской улице — и, видимо, усилятся:

 

 

Отход арабских избирателей от голосования за общеизраильские партии (тенденция, обратная к русской улице).

 

 

Рост энтропии внутри арабского электората.

 

Первый процесс, разумеется, достаточно печален для левого лагеря Израиля – и возможно, что он может быть одним из факторов в пользу создания “новых с/д” (точнее, одним из доводов, ибо мне лично абсолютно непонятно, почему араб, отказывающийся голосовать за МЕРЕЦ, сделает это, когда Сарид поцелуется с Ромой Бронфманом).

 

В основе же второго процесса лежит, в частности, ощущение того, что “если голосовать только за своих, то будет больше места под солнцем”, однако естественно ожидать, что его результаты будут аналогичны результатам раздробления правых голосов на выборах 1992 г.

 

42.42MB | MySQL:87 | 0,688sec