Об использовании шпионской программы Pegasus от израильской компании NSO Group. Часть 2

На днях в издании New York Times было опубликовано журналистское расследование истории взлета и краха NSO Groupсамой известной и скандальной из израильских компаний по производству кибероружия. Из приведенных фактов следует, что продукция NSO Group служила важнейшим инструментом внешней политики премьер-министра Биньямина Нетаньяху и «дружбу» многих недемократических режимов Израиль покупал в обмен на поставки кибероружия, которое им отказывались давать спецслужбы США.

Сообщалось, что Нетаньяху одарил средствами политической слежки правительства Польши, Венгрии и Азербайджана. Программу Pegasus находили в телефонах французских министров, дипломатов и сотрудников президентской администрации. Выяснилось, что правительства, которые купили эту программу, пользовались ею и для шпионажа в других странах. В частности, во Франции полагают, что спецслужба Марокко прослушивала с помощью Pegasus телефон президента Франции Э.Макрона. После сообщения МИД Финляндии невольно возникает подозрение, что продукция NSO Group могла сыграть роль и в установлении «близкой дружбы» между Б.Нетаньяху и президентом РФ В.Путиным, хотя о присутствии России в числе государственных клиентов NSO Group никогда не сообщалось.

После скандальной утечки базы данных 50 000 потенциальных объектов слежки, указанных государственными клиентами NSO Group (в числе которых российских спецслужб не было), российский журналист Андрей Солдатов сообщил, что Россия никогда не закупает иностранные шпионские программы по двум причинам: во-первых, она сама умеет их делать и выступает на мировых рынках не покупателем, а продавцом таких программ, а во вторых — из-за «паранойи» и глубокого недоверия к иностранным разработчикам. Журналист, однако, продемонстрировал поверхностное знакомство с материалом, написав, что для заражения телефона Pegasus его владелец должен «кликнуть» по присланной ссылке. Уникальность израильского продукта и секрет его популярности в мире заключается как раз в том, что телефоны инфицируются извне без всякого участия владельца. Что касается «паранойи», она вовсе не является уникальной особенностью российских спецслужб, и NSO Group просто не смогла бы выйти на мировые рынки, не разрешив фундаментальную проблему доверия клиентов.

Пресс-служба бывшего премьер-министра Биньямина Нетаньяху естественно ту же опровергла информацию, появившуюся в статье The New York Times о переговорах между ним и наследным принцем КСА Мухаммедом бен Сальманом о предоставлении лицензии на программное обеспечение Pegasus в обмен на разрешение израильским самолетам использовать саудовское воздушное пространство.

В заявлении пресс-службы сказано, что утверждение о том, что Нетаньяху предлагал шпионское ПО в обмен на дипломатические уступки, является ложью. Все продажи ПО Pegasus или аналогичной продукции израильских компаний за рубеж осуществляются с одобрения и под контролем Министерства обороны.

Хотя согласно публикации в  The New York Times, опубликованной 28 января, Израиль предоставил странам Персидского залива, включая Объединенные Арабские Эмираты и Саудовскую Аравию, лицензию на использование программного обеспечения Pegasus еще до подписания «Авраамовых соглашений». Когда же срок действия лицензии, выданной Саудовской Аравии, истек, то наследный принц Мухаммед бен Сальман лично обратился к премьер-министру Биньямину Нетаньяху за  её продлением, выдвинув в качестве основного аргумента разрешение использовать воздушное пространство Саудовской Аравии израильскими самолетами. После разговора с наследным принцем КСА Нетаньяху приказал Министерству обороны устранить проблему.

Нетаньяху немедленно объявил «полной ложью» сообщение о том, что он лично договаривался с иностранными лидерами о продаже шпионских программ в обмен на «те или иные политические и прочие бонусы». Однако авторы расследования, Ронен Баргман и Марк Мазетти, и не утверждали, что Нетаньяху лично вел торг такого рода, — они лишь привели множество примеров того, как авторитарные лидеры самых разных государств от Мексики и Панамы до Польши и Венгрии, превращались в «верных друзей Израиля» и получали за это возможность тотальной и неограниченной слежки за любым гражданином своей страны по собственному выбору после встреч или телефонных бесед с премьер-министром Израиля.

Именно Pegasus стал главной приманкой, которую предлагал Израиль арабским странам в обмен на подписание «Авраамовых соглашений»: NSO Group получила лицензии на продажу шпионских программ «почти всем» участникам соглашений.

Использование торговли оружием для усиления политического влияния на международной арене — давняя и известная практика, широко применяемая далеко не только Израилем. Но кибероружие, в отличие от дорогостоящих боевых самолетов или высокоточных ракет, относительно дешево и, что хуже всего, это оружие «двойного назначения»: его легко использовать не только против внешних врагов, террористов и опасных преступников, но и против внутренних, политических противников. Именно это делали новые «друзья Израиля».

Израильское кибероружие, созданное совместным трудом нескольких сотен блестящих выходцев из элитных подразделений военной разведки, использовалось иногда для совершенно курьезных целей — например, президент Панамы Рикардо Мартинелли приказал внедрить Pegasus и в телефон своей любовницы.

Вероятно, главным источником информации для авторов расследования стали сами создатели и сотрудники NSO Group. Публикация New York Times разбивает созданный правозащитными организациями демонический образ и показывает историю взлета и падения израильской компании скорее в трагическом свете. Из расследования можно заключить, что уникальная и в целом добросовестная частная компания пала жертвой грубой и неразборчивой в средствах политической эксплуатации.

Согласно расследованию, создатели и владельцы NSO Group честно делали все, чтобы оградить себя от обвинений в соучастии в преступлениях диктаторских режимов. Министерство обороны Израиля отзывало лицензии на сотрудничество с правительствами, уличенными в незаконном использовании программы. Так было, в частности, с Саудовской Аравией — после убийства Джамаля Хашогги и сообщений об использовании израильской шпионской программы для слежки за его контактами. NSO Group по собственной инициативе прекратила сотрудничество с КСА, а в 2019 году, после истечения срока лицензии на экспорт в Саудовскую Аравию, Министерство обороны Израиля решило ее не продлевать. По сообщению NSO Group, саудовский режим смог вернуть себе средство слежки за оппонентами лишь после личного звонка Мухаммеда бен Сальмана премьер-министру Б.Нетаньяху — Министерство обороны вернуло лицензию по указанию канцелярии премьер-министра.

Для американской аудитории самым скандальным открытием журналистского расследования должна стать впервые обнародованная информация о том, что американские спецслужбы также использовали Pegasus и однажды даже передали это программу далеко не демократическому режиму Джибути, а в 2019 году ФБР начало переговоры с NSO Group о приобретении шпионской программы, позволяющей американским правоохранителям взламывать телефоны граждан США. Во избежание дипломатических скандалов Pegasus был в принципе не способен внедриться в телефон с американским номером, поэтому NSO Group разработала и предложила ФБР новую программу, свободную от такой блокировки. Приобретение программы могло бы сильно помочь ФБР в борьбе с организованной преступностью, но американские юристы после двух лет дискуссий сочли использование подобной шпионской программы против граждан США в принципе незаконным, и сделка не состоялась.

В итоге Министерство торговли США внесло две израильские компании — NSO Group и Candiru — в черный список компаний, занимающихся вредоносной деятельностью в компьютерных сетях. Внесение NSO Group в такой список и запрет американским фирмам продавать ей любое оборудование фактически, похоронило «жемчужину» израильской кибер-оборонной промышленности. Хотя эти санкции авторы New York Times называют «в значительной мере лицемерными».

«Эти компании были внесены в санкционный список на основании свидетельств о разработке и поставке шпионского оборудования иностранным правительствам, которые использовали их против государственных служащих, журналистов, бизнесменов, активистов, ученых и дипломатов», — сказано в заявлении Министерства торговли США. «Эти инструменты позволили иностранным правительствам преследовать людей — авторитарные режимы смогли с их помощью бороться с диссидентами, журналистами и активистами, находящимися за границей. Подобная практика угрожает признанным нормам международного сообщества», — заявила министр торговли Джина Раймондо.

Израильские СМИ сообщают, что США проинформировали Израиль об этом шаге незадолго до публикации заявления, и в израильской системе безопасности изучают возможные последствия. Высокопоставленный источник сообщил агентству Ynet, что заявление Министерства торговли США менее весомое, нежели Госдепартамента, но коммерческие последствия будут очень существенными. Подобные санкции против израильской компании — явление беспрецедентное. Две израильские компании оказались сегодня в черном списке рядом с российской и сингапурской компаниями.

Пока неясно, означает ли это, что США наложат санкции на импорт продуктов двух израильских компаний, или это останется символическим жестом. В NSO Group ответили, что будут бороться за отмену этого решения.

52.23MB | MySQL:103 | 0,619sec