О влиянии перекрытия дорог протестующими на внешнюю торговлю Судана

После многонедельной блокады главного шоссе между Суданом и Египтом протестующие против военного переворота планируют продолжать перекрывать стратегические дороги по всей стране, чтобы препятствовать поставкам ресурсов военному правительству в Хартуме. С конца января сотни протестующих устанавливают баррикады в Хафир-Машо, недалеко от северной столицы штата Донгола, и других приграничных районах, чтобы остановить грузовики, экспортирующие скот в Египет (кстати, Судан занимает первое место в Африке по поголовью крупного рогатого скота). Многие баррикады разобраны, а сидячие забастовки на дорогах уже разогнаны. Но протестная группа, называвшая себя «Баррикады Севера», сумела остановить сотни грузовиков в попытке повлиять на  лидеров переворота и «наказать» египетское правительство за его поддержку. Суданские комитеты сопротивления, низовые группы продемократических активистов, сочли эту тактику успешной. В настоящее время они планируют перекрыть еще несколько ключевых дорог по всей стране. «Мы в основном стремимся иссушить все возможные пути финансирования режима переворота. Эта тактика возникла в результате продолжающихся дискуссий между комитетами сопротивления в разных штатах о нестандартных идеях… создать новую тактику, чтобы победить переворот», —  заявил Мухаммед Анвар, представитель комитетов сопротивления. Октябрьский переворот погрузил Судан в экономический кризис, поскольку западные страны отозвали финансовую поддержку, обещанную предыдущему гражданскому правительству при бывшем премьер-министре Абдалле Хамдоке. Но, несмотря на тяжелое финансовое положение, проблемы безопасности в регионе Западный Дарфур и массовые протесты, военные власти не сдаются. Таким образом, воодушевленные последствиями перекрытия дорог на севере страны, протестующие призывают возвести еще больше баррикад по всему Судану, чтобы изолировать власти в столице страны Хартуме. План состоит в том, чтобы изолировать столицу, где проживает примерно 6 млн из 43-миллионного населения Судана, от богатых ресурсами «районов производства», включая штаты Река Нил, Гезира, Белый Нил и другие на востоке страны. Протестующие также хотят «остановить импорт и экспорт через морские порты и дороги», добавил Анвар, заявив, что эта акция «гармонирует с другими великими целями революции». К ним относятся «отказ от концентрации услуг в столице и экспорт природных ресурсов Судана», сказал он, таких как сельское хозяйство и животноводство. Суданские власти, объявившие чрезвычайное положение в день переворота 25 октября 2021 года, осудили перекрытия дорог как незаконные. Несмотря на это, протестующие уже перекрыли дороги из Хартума в штаты Северный Судан, Северный Кордофан и Река Нил, а также Порт-Судан, в то время как демонстранты в Гезире — самом богатом сельскохозяйственном штате страны — на прошлой неделе на несколько часов перекрыли дорогу в столицу. По словам представителя комитетов сопротивления Ваила Элимама, баррикады в Северном Судане остаются на месте, несмотря на жестокие репрессии властей. Комитеты сопротивления в штате Река Нил также заблокировали дороги, связывающие его с портами на Красном море, сообщил член комитета сопротивления Амар Аламин. «Комитеты сопротивления в городах Атбара и Аддамар [в штате Река Нил] приняли решение блокировать дороги… а теперь дорога, связывающая Порт-Судан со штатом Реки Нил и Хартумом, отрезана», — сказал он. Такие блокады основных дорог не являются новой тактикой в Судане. Судан расторг контракт с филиппинским портовым оператором International Container Terminal Services Inc в 2019 году после того, как рабочие и протестующие заблокировали порт. В Восточном Судане протестующие в штате Красное море предупредили, что они сделают то же самое, чтобы противостоять любым попыткам сдавать в аренду или аренду суданские порты иностранным компаниям, после сообщений о том, что часть Порт-Судана может быть сдана в аренду Dubai Ports World. Проправительственные племенные  группировки там  также забаррикадировали дороги. В сентябре прошлого года сторонники бывшей правящей партии — Национального конгресса свергнутого диктатора Омара аль-Башира — из этнической группы беджа перекрыли дороги, связывающие Порт-Судан с остальной частью штата, и перекрыли дороги в Северном Судане, изолировав остальную часть страны от импорта и экспорта. Один из ведущих членов группы беджа Али Маниб заявил, что они призывают к урегулированию кризиса несправедливого распределения богатства и к отмене восточного суданского трека в Мирном соглашении в Джубе между правительством и рядом повстанческих групп. Мирное соглашение, подписанное в столице Южного Судана Джубе в августе 2020 года, включало пять направлений нормализации жизни. , направленных на то, чтобы положить конец десятилетиям войны. Представитель Суданской профессиональной ассоциации Валид Али обвинил лидеров восточных племен в использовании этой тактики, чтобы проложить путь к перевороту, подорвав экономику Судана: «Есть большая разница, когда вы используете демократические инструменты для поддержки демократии или для того, чтобы проложить путь к военному перевороту, направленному на конфискацию демократии». Салах Альдома, профессор политологии в нескольких суданских университетах, объяснил эффективность перекрытия дорог отсутствием государственной власти и международной изоляцией лидеров переворота.

При этом, по данным экспертов, перекрытие дорог протестующими на границе Судана и Египта уже оказывает реальное влияние на экономику обеих стран: экспортеры скота признают, что с момента закрытия дорог в середине января они теряют почти 1 млн долларов в день. Официальные данные суданской инвестиционной корпорации, показывают, что торговля между Египтом и Суданом быстро растет с 2018 года, в то время как египетский экспорт существенно увеличился после свержения президента Омара аль-Башира в 2019 году. Документы о «дорожной карте» свидетельствуют, что две страны планируют увеличить двусторонний товарооборот до 8 млрд долларов, а также запланировать более 200 инвестиционных проектов во всем-от сферы услуг до обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства. В этой связи не даром протестующие нацелились именно на коммуникации транспортировки товаров, особенно сельскохозяйственной продукции и скота, по дорогам, соединяющим Судан с его соседом Египтом. Протестующие, блокирующие дороги, считают, что Египет эксплуатирует суданское сырье и что народ Судана практически ничего не получает взамен. Судан, по их словам, стал «пленным рынком» для египетских услуг, промышленных материалов, химикатов и нефтехимии. Международные экономические санкции были сняты, но банковские ограничения в отношении Судана остаются. Согласно правительственным данным, подтвержденным официальным лицом Министерства финансов, экспорт Судана в прошлом месяце сократился на 85% и составил всего 43 млн долларов по сравнению с предыдущим годом. Экспортеры и импортеры заявляют, что с сентября 2021 года они потеряли миллионы долларов. Это связано помимо  потерь из-за остановки экспорта через Северный Судан ростом ежедневных издержек на застрявшие перевозки скота по дороге, такие как кормление животных, обеспечение водой, оплата пастухов и другие расходы. Экспортер сельскохозяйственной продукции Сулейман Мухаммед заявил, что меры, принятые Центральным банком и Министерством финансов, которые увеличили экспортные пошлины на 400%, привели к тому, что экспортеры пострадали. Он призвал власти изменить свою позицию: «Рост цен привел к росту эксплуатационных, производственных и транспортных расходов, поэтому все эти факторы уже снизили прибыль и нашу конкурентоспособность, но до прошлого года мы как-то справлялись с этим. Самые болезненные потери-из-за закрытия дорог». Между тем бывший глава экспортеров скота Халид Вафи заявил, что экспортная политика в Судане поощряет контрабанду товаров, особенно домашнего скота. «Экспортеры не принесли стране тех экспортных доходов в виде налогов, которые они получили, и из-за этого Судан ежегодно теряет около 1,5 млрд долларов. Странная вещь в Судане заключается в том, что правительство открывает дверь контрабанде, в то время как граждане [протестующие] выслеживают контрабандистов», — сказал он. Кстати, это видимо главная причина, по которой военные не очень сильно борются с блокировкой дорог. На прошлой неделе Центральный банк Судана принял решение заморозить около 208 банковских счетов экспортных компаний в качестве наказания за неуплату экспортных налогов. Мухаммед Аббас, глава ассоциации экспортеров масличных культур, заявил, что последствия закрытия портов в сентябре прошлого года протестующими восточносуданских племен продолжаются, и что операции не были восстановлены. В результате египетские порты на Красном море заменили Порт-Судан, крупнейший порт страны, в качестве пункта назначения товаров. «Репутация Порт-Судана сильно пострадала из — за задержки операций. Блокада Порт-Судана в прошлом году открыла двери для небольших египетских портов на Красном море, чтобы заменить его. Интенсивная торговля началась на дорогах для транспортировки экспорта и импорта, но это также повлияло сейчас», — сказал Аббас. По словам Аббаса, стоимость доставки, а также аренды помещений внутри порта, контейнерного хранения и других технических деталей возросла, что побудило многие судоходные компании покинуть Порт-Судан. При этом  проблемы в Порт-Судане заставили некоторых импортеров начать использовать порт Красного моря Джидда в Саудовской Аравии. Суданские импортеры начали использовать саудовский порт Джидда, а затем использовать небольшие суда (фидеры) для транспортировки товаров в Судан и избежания задержек, увеличения наземных сборов, налогов и других расходов в Порт-Судане. Торговые документы также показывают расцвет импорта и экспорта между Египтом и Суданом с 2019 года. В основном это касается суданского животноводства и сельскохозяйственных продуктов, таких как кунжут, хлопок и арахис. Египет экспортирует в Судан промышленные материалы, услуги, химикаты, пестициды, машины и оборудование. Согласно этим данным, экспорт из Египта в Судан увеличился с 418 млн в 2018 году до 496 млн долларов в 2019 году, 525 млн в 2020 году и около 420 млн долларов только за первые шесть месяцев 2021 года. Если суданский экспорт в Египет в 2018 году составил 469 млн, то в 2019 году он снизился до 366 млн долларов, а в 2020 году — до 364 млн долларов. Однако в первой половине 2021 года они уже зарегистрировали около 300 млн долларов. Эти цифры также показали, что за период с января по июнь прошлого года Судан экспортировал скота почти на 150 млн долларов. В первой половине 2021 года Судан экспортировал в Египет более 600 000 тонн масличных культур, заработав около  50 млн долларов. За тот же период Судан заработал 20 млн долларов на экспорте хлопка в Египет. В первой половине 2021 года основной экспорт Египта в Судан пришелся на химикаты (75 млн долларов), продукты питания (62 млн долларов) и машины и оборудование (40 млн долларов). Египет также расширяет экспорт электроэнергии в Судан в соответствии с предыдущим планом, который был реализован в апреле 2020 года. Несмотря на многообещающие показатели торговли с 2020 и 2021 годами, официальный представитель Министерства транспорта Судана Хишам Абу Заид недооценил влияние дорожной блокады между Египтом и Суданом, в то время как египетский торговый консул Тарик Гашоа заявил, что средства массовой информации преувеличили этот вопрос. Суданский экономист Мухаммед Альджак заявил, что на самом деле блокада дорог сильно повлияла на торговлю между двумя странами, добавив, что она ударит по рынкам по обе стороны границы. Альджак считает, что торговый баланс между двумя странами в значительной степени благоприятствует Египту, поскольку суданское сырье перерабатывается и затем реэкспортируется на международные рынки по гораздо более высокой цене. «Блокада дорог и портов повлияла на экономику двух стран, включая бизнесменов, правительства и простых людей. Это влияние также распространяется на международные рынки, которые используют переработанное суданское сырье, в дополнение к росту цен в Судане из-за отсутствия потока сырья и потребности в египетских промышленных товарах и услугах», — считает Альджак.

52.4MB | MySQL:103 | 0,474sec