О поставках алжирского газа в Евросоюз

На фоне поиска европейскими странами альтернативных поставщиков природного газа, активно ведущегося с начала украинского кризиса, периодически в международной экспертной среде возникает Алжир.

Этот выбор имеет под собой вполне определенные основания.

Во-первых, до сегодняшнего дня Алжир наряду с Россией, Норвегией, Великобританией и Турцией являлся одним из ведущих поставщиков природного газа в Европу. По оценкам экспертов, Алжир – пятый поставщик природного газа в Европу, c ежегодным объемом в 40 млрд куб. м (данные 2020 года).

Во-вторых, c запасами природного газа в Алжире все в порядке: объем доказанных запасов газа в стране составляет 4,55 трлн куб. м. Эта страна по запасам газа занимает второе (после Нигерии) место на африканском континенте и восьмое место в мире, аккумулируя 2.6% мировых запасов газа.

Во-третьих, по сравнению с той же Нигерией и даже Турцией геополитическое положение Алжира в средиземноморском бассейне с прямым выходом на страны Южной Европы гораздо более привлекательное.

В-четвертых, геоэкономическая инфраструктура для поставок природного газа из Алжира в Европу давно сложилась, успешно функционирует и не требует дополнительных инвестиций.

Существует введенный в эксплуатацию в 2011 году прямой трубопровод Medgaz для поставок алжирского газа в Европу через Средиземное море. Мощность этого трубопровода составляет 8 млрд куб. м в год и он имеет практически полную нагрузку, обеспечивая большую часть необходимых поставок в Испанию (обеспечивает 16% потребностей Испании в газе).

Кроме прямого маршрута, ранее был сооружен магистральный газопровод Магриб-Европа, который связывает газовое месторождение Хасси Рмель в Алжире с газо-транспортной системой Испании, проходя через территорию Марокко. Мощность этого трубопровода составляет 12 млрд куб. м  в год, но нагрузка не полная (обеспечивает 10% потребностей Испании в газе).

В-пятых, алжирская опция является для Евросоюза более предпочтительной, чем варианты поставок сжиженного природного газа (СПГ) из США или Катара. Преимущество алжирского газа перед ними в плане «цена-качество» перед для европейских потребителей неоспоримо.

В-шестых, помимо ценовой привлекательности, при более низкой стоимости он не несет таких существенных экологических издержек. В частности, по оценкам правительства Германии, CПГ добывается с применением спорной технологии гидравлического разрыва пласта, и наносит таким образом такой же вред для климата, как и уголь.

Однако на фоне этих, казалось, очевидных преимуществ алжирского маршрута природного газа в Европу, использовать его в качестве полноценной альтернативы для существенного наращивания объемов поставок и обеспечения вероятного дефицита газа не представляется возможным. Причем об этом Брюссель едва ли не первыми предупредили cами алжирские власти, указав на то, что полноценное замещение российских поставок газа в Европу (составляет около 60% всего импортируемого газа) алжирским газом не представляется возможным. Сегодня Алжир поставляет в 3.4 раза меньше объемов газа в Европу, чем Россия.

С началом пандемии коронавируса, а также по мере развития политического кризиса в Алжире после арабской весны объемы поставок газа из этой страны в Евросоюз неизменно падали. Если в 2016 году Алжир экспортировал в страны Европы 55 млрд куб. м газа в год, до в 2020 году этот показатель сократился до 40 млрд куб. м .

Существуют и иные политические препятствия для увеличения объемов поставок газа в Европу. Дело в том, что постепенно с приходом к власти в Алжире переходного правительства во главе с А.Теббуном, резко деградировали отношения с соседним Марокко. Эти отношения сильно обострились осенью 2021 года, когда алжирские власти приняли решение не продлевать истекший к тому времени 25-летний меморандум о транзите газа через Марокко в Европу. С 1 ноября прошлого года Алжир фактически в одностороннем порядке приостановил прокачку газа через Марокко, лишив эту страну доходов от транзита (до 200 млн евро в год) и топлива для генерации электроэнергии. Но более серьезным последствием стало образование дефицита по поставкам алжирского газа в Европу. Рассматривается возможность увеличения мощности действующего прямого трубопровода Medgaz c 8 до 10 млрд куб. м, но он едва ли сможет заменить собой весь потенциал перекрытого трубопровода.

Таким образом, для решения вопроса о наращивании прокачки газа в Европу Алжиру необходимо задействовать именно этот газопровод Магриб-Европа, имеющие необходимые мощности. А для этого потребуется сначала принять политическое решение о размораживании конфликта с соседним Марокко, что в планы нынешнего алжирского правительства явно не входит.

Помимо политических факторов, имеются и объективные ограничения по расширению экспорта алжирского газа в Европу, связанные с ограниченностью или неразвитостью инфраструктуры. Теоретически, c учетом ограниченной пропускной способностью трубопровода можно попытаться наладить поставки того же СПГ из Алжира по Средиземному морю, но в данном случае экспортеры сталкиваются с необходимостью ряда капитальных инвестиций в терминалы и порты, что в условиях текущей глобальной рецессии ведущие европейские инвесторы не в состоянии профинансировать, равно как и сам Алжир.

Наконец, по оценкам международных экспертов, просчеты и сбои в системе управления нефтегазовым сектором страны привели в последние годы к сокращению алжирского экспорта углеводородов, которые тем не менее составляют 91% всех доходов в национальный бюджет. В частности, добыча газа в стране в 2019 году, то есть еще до вызванного пандемией критического падения спроса на углеводороды, упала до минимальных значений за последние 10 лет. По прогнозам экспертов, экспорт природного газа в Алжире может сократиться с нынешних 40-45 млрд куб. м до 26 млрд куб. м  в год к 2025 году. В таким условиях рассуждать о перспективах наращивания поставок алжирского газа в Европы было бы преждевременно.  Дело в том, что с учетом роста населения страны и роста потребления энергии в период пандемии, внутреннее потребление газа в стране неизменно растет, что вынуждает правительство сокращать экспорт. Нехватка прямых внешний инвестиций из-за по-прежнему жестких, несмотря на недавние реформы, регулятивных мер блокирует поступление требуемых ресурсов для модернизации и повышения эффективности и мощности национальной нефтегазовой системы (по сырой нефти наблюдается аналогичная картина сокращения экспорта).

Таким образом, несмотря на наличие объективных преимуществ перед альтернативными источниками поставок газа в Европу, думается, что Алжир в силу складывающихся объективных и субъективных факторов будет не в состоянии существенно и тем более в оперативные сроки увеличить поставки газа в Европу для покрытия растущих потребностей, и тем более позиционировать себя в роли полноценного замещения российского газа в случае возникновения такой необходимости.

52.25MB | MySQL:103 | 0,751sec