Военно-политическая обстановка в Ираке (март 2022 года)

В марте 2022 года в Ираке сохранялась сложная военно-политическая обстановка. После прошедших в октябре 2021 года досрочных парламентских выборов страна находится в глубоком политическом кризисе, перспективы выхода из которого пока отчетливо не просматриваются. Жесткое противостояние между ведущими иракскими политическими силами не позволяют избрать нового президента республики и достичь договоренностей о формировании нового правительства страны. Так, в марте Совет представителей (парламент) Ирака дважды не смог избрать главу государства из-за отсутствия кворум. Серьезные противоречия экономического и политического характера сохраняются между центральным правительством в Багдаде и властями курдского автономного региона в Эрбиле. В минувшем месяце в различных районах Ирака не прекращались вылазки боевиков террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России), хотя их активность снизилась. Серьезные трудности сохраняются в иракской экономике и социальной сфере.

Положение дел в сфере безопасности в ряде районов Ирака остается напряженным, что связано как с сохраняющейся активностью террористов ИГ, так и с действиями боевиков радикальных шиитских проиранских вооруженных группировок против логистических конвоев международной антитеррористической коалиции во главе с США.

В минувшем месяце вооруженные силы Турции продолжали на территории Северного Ирака войсковые операции против сил Рабочей партии Курдистана (РПК, в Турции признана террористической организацией и запрещена).

Напряженность сохраняется в отношениях между властями иракской курдской автономии и партизанами турецкой РПК, а также между РПК и властями Ирака.

13 марта несколько ракет упали в районе генконсульства США в Эрбиле. Контртеррористические силы Иракского Курдистана сообщили, что около 12 ракет были запущены с территории Ирана. Иранский КСИР взял на себя ответственность за ракетный удар по Эрбилю, целью которого были израильские объекты, в частности, речь шла о центрах израильской внешней разведки «Моссад» на территории иракской курдской автономии. Со своей стороны, власти Иракского Курдистана опровергли информацию, что на территории провинции Эрбиль находятся центры «Моссада». Любые утверждения о наличии каких-либо израильских объектов в Ираке необходимо незамедлительно расследовать, однако их не следует использовать для дестабилизации обстановки, заявил влиятельный шиитский политический лидер М.ас-Садр.

МИД Ирака в своем заявлении от 13 марта подчеркнул: «Осуждаем ракетный обстрел, который затронул дома граждан в провинции Эрбиль в Иракском Курдистане и который представляет собой вопиющее нарушение суверенитета Ирака, а также попытку запугать мирное население и подорвать безопасность и стабильность как в этом регионе, так и во всей стране на очень важном этапе». В связи со случившимся, в министерстве призвали «выступить с единой позицией, чтобы решительно противостоять любым действиям, направленным на распространение хаоса». МИД Ирака вызвало посла Ирана в Багдаде И.Масджеди, которому была вручена нота протеста в связи с произошедшим ракетным обстрелом Эрбиля.

В Госдепартаменте США назвали ракетный обстрел «возмутительным нападением», уточнив, что никто из американцев не пострадал, и правительственным объектам США в Эрбиле не был причинен ущерб. США не считают, что целью обстрела Эрбиля было американское консульство, считают в американском внешнеполитическом ведомстве.

13 марта премьер-министр Ирака М.аль-Казыми в разговоре с госсекретарем США Э.Блинкенем «подчеркнул, что нельзя допустить превращения Ирака в арену для сведения внешних счетов, добавив, что страна продолжает укреплять свою активную роль на международном и региональном уровнях». Аль-Казыми также поблагодарил США за поддержку, заверив в том, что его правительство «принимает все меры для укрепления суверенитета иракского государства и его защиты от любых посягательств». В ответ Блинкен заявил, что «Соединенные Штаты солидарны с Ираком и поддерживают все, что сохранит его безопасность и суверенитет.

Власти Ирана не позволят, чтобы Ирак превратился в источник угроз и враждебных действий со стороны Израиля для Исламской Республики, заявил 14 марта официальный представитель МИД Ирана С.Хатибзаде. «Совершенно неприемлемо, чтобы один из наших соседей, с которым мы тесно взаимодействуем, был очагом угрозы для Ирана. Израиль неоднократно создавал угрозы для безопасности с территории Ирака». Иранский дипломат также отметил, что «на территории Иракского Курдистана действует ряд антиреволюционных террористических группировок. Иранская сторона ждет от центрального правительства в Ираке, чтобы оно раз и навсегда положило конец такой ситуации и не давало использовать свои границы. Израиль должен знать, что мы обладаем точной информацией о точках его присутствия».

Проиранские группировки в Ираке заявили, что поддерживают операцию КСИР ИРИ.

Советник по национальной безопасности США Д.Салливан заявил 14 марта, что Вашингтон работает над тем, чтобы помочь Ираку получить средства противоракетной обороны.

14 марта Э.Блинкен в телефонном разговоре с М.аль-Казыми заявил о намерении Вашингтона призвать Тегеран к ответу в связи с ракетным обстрелом Эрбиля.

В связи с ракетным обстрелом Эрбиля глава правительства Ирака М.аль-Казыми 14 марта посетил столицу курдской автономии. В поездке его сопровождали министр внутренних дел О.Ганими, министр обороны Д.Анад и советник по национальной безопасности Ирака К.аль-Араджи. Премьер встретился с главой курдского регионального правительства Масруром Барзани и другими высокопоставленными чиновниками в Эрбиле и посетил места нанесения ударов иранских ракет.

В связи с иранским ракетным обстрелом в Эрбиле и других городах Иракского Курдистана на протяжении нескольких проходили митинги протеста, участники которых осуждали действия Ирана и демонстрировали флаг Израиля.

В марте 2022 года иракская армия и формирования ополченцев продолжали действия по выявлению укрытий и опорных баз террористов ИГ и наносили по ним удары. Правительственные силы регулярно проводят войсковые и специальные антитеррористические операции в различных районах Ирака с целью выявления и ликвидации террористического подполья джихадистов. Учитывая малочисленность большинства бандформирований противника, войсковые и антитеррористические мероприятия против боевиков «Исламского государства», как правило, представляют собой небольшие по масштабу операции. Активно ведется поиск и задержания террористов и их руководителей, складов вооружения, боеприпасов, снаряжения и продовольствия.

В целом, несмотря на некоторое снижение своей активности, «Исламское государство» по-прежнему представляет реальную угрозу для сил безопасности и населения Ирака. Джихадисты осуществляют террористическую деятельность во многих регионах республики, особенно на спорных территориях между Багдадом и Эрбилем на севере страны. Боевики совершают нападения на военнослужащих иракской армии, сотрудников правоохранительных органов и проправительственных ополченцев, устраивают теракты против мирного населения, похищают людей и разрушают инфраструктуру. При этом сохраняющаяся напряжённость и политическая нестабильность в Ираке обеспечивают ИГ питательной средой для пополнения рядов, проведения новых атак и экспансии.

В начале марта иракские правительственные силы ужесточили меры безопасности в районах между провинциями Дияла к северо-востоку от Багдада и Салах-эд-Дин в центральной части страны. Здесь была начата широкомасштабная кампанию по строительству оборонительных укреплений для обеспечения безопасности границ провинций. Возводятся бетонные стены и земляные насыпи, устанавливаются пункты наблюдения.

11 марта вооруженные силы Ирака провели спецоперацию по ликвидации спящих ячеек группировки ИГ в провинциях Салах-эд-Дин и Киркук. В ходе операции была уничтожена группа террористов, действовавшая в окрестностях города Самарра. Кроме того, силами проправительственного ополчения была уничтожена группа джихадистов, действовавших на севере провинции Киркук.

Один сотрудник служб безопасности Ирака погиб, двое пострадали при взрыве в Киркуке. произошедшем 15 марта. Было взорвано транспортное средство, принадлежащее иракской полиции.

Курдские вооруженные формирования пешмерга предотвратили возвращение боевиков ИГ и возобновление их активности в ряде районов провинций Дияла и Киркук после операций, проведенных в декабре 2021 года. По прошествии более чем трех месяцев «не было зафиксировано ни одного террористического акта или другого происшествия».

20 марта в ходе операции, которую провели армия и полиция Ирака в западной провинции Анбар и северной провинции Найнава, были найдены тайники с оружием, принадлежащие террористам «Исламского государства».

Подразделения военной разведки Ирака 24 марта арестовали четырех террористов и обнаружили, в частности, 31 самодельное взрывное устройство (СВУ) и 10 ракет в провинциях Анбар и Найнава.

29 марта в провинциях Найнава, Салах-эд-Дин и Анбар была начата войсковая операция по выслеживанию оставшихся бандформирований ИГ. Операция проводится армией при поддержке военной авиации и при участии шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби».

Иракские ВВС 29 марта нанесли удары по укрытиям террористов ИГ в районе Вади-Шай в провинции Киркук, которые были полностью уничтожены.

Спецотряд Федерального агентства разведки и расследований при МВД Ирака 31 марта обезвредил террористическую ячейку, состоящую из четырех человек. Трое были задержаны в провинции Салах-эд-Дин, еще один — в провинции Дияла.

31 марта Оперативное управление Багдада в ходе серии операций арестовало семь человек, в частности, троих по обвинению в терроризме и торговле человеческими органами и одного за подделку документов.

Сложная обстановка сохраняется на сирийско-иракской границе. Иракские власти возводят бетонное заграждение на 10-километровом участке вдоль границы с Сирией, чтобы предотвратить проникновение боевиков ИГ на свою территорию. Заграждение, имеющее высоту 3,5 м, возводится в районе Синджар в провинции Найнава и является лишь «первым сегментом» защитного сооружения.

Таким образом, по состоянию на 1 апреля 2022 года боевики «Исламского государства» продолжали действовать на территории Ирака, главным образом в провинциях Киркук, Найнава, Салах-эд-Дин, Анбар и Дияла, а также в Багдаде и пригородах столицы. Кроме того, «спящие ячейки» ИГ подпольно действуют в некоторых других регионах страны.

Не прекращаются нападения на конвои, перевозящие грузы для американских военных, находящихся на территории Ирака, а также обстрелы  военных объектов, на которых находятся иностранные военнослужащие.

1 марта в южной провинции Мутанна был атакован военный конвой США между городами Эс-Самава и Эн-Насирия. Также было взорвано несколько бомб на пути следования военных конвоев в провинциях Кадисия на юге Ирака и Анбар на западе страны. В этот же день в международном аэропорту Багдада прогремел взрыв СВУ в районе периметра аэропорта недалеко от лагеря «Виктория», где размещаются военные советники США.

Конвой со снаряжением, принадлежавший американским военным, был атакован в провинции Салах-эд-Дин 4 марта.

8 марта конвой коалиции со снаряжением был атакован в Эн-Насирии.

Пять ракет упали 17 марта в окрестностях авиабазы Балад в провинции Салах-эд-Дин. Обстрелы велись из соседней провинции Дияла. В настоящее время на базе, которая в прошлом неоднократно подвергалась аналогичным атакам, располагается эскадрилья тактических истребителей F-16 иракских ВВС. Ранее там были расквартированы обслуживающие их иностранные специалисты.

Правительство Ирака прилагает значительные усилия по укреплению армии и других национальных силовых структур, повышению их боеспособности в интересах достижения больших успехов в противостоянии с вооруженными формированиями противников режима. При этом особое внимание уделяется улучшению технической оснащенности войск, насыщению их современными и эффективными образцами вооружения и военной техники, улучшению качества подготовки различных категорий военнослужащих. В данном вопросе основной упор делается на получение необходимой и возможно большей зарубежной военной и военно-технической помощи. Здесь же следует подчеркнуть, что тяжелый экономический кризис, поразивший Ирак, финансовые трудности привели к заметному сокращению военных расходов, что негативно отражается на состоянии армии.

Негативно на положении дел в вооруженных силах и других силовых структурах сказывается и не прекращающееся жесткое противостояние между различными группировками и кланами в иракском руководстве.

В целом на сегодняшний день, как показывает ход войсковых и специальных операций против боевиков «Исламского государства», боеспособность иракских вооруженных сил армии и шиитских ополченческих формирований, а также курдских сил пешмерга, несмотря на имеющийся заметный прогресс, пока еще остается недостаточно высокой.

В марте Ирак начал переговоры с немецкой компанией «Рейнметалл» по закупке гусеничных БМП KF41 «Линкс».

В минувшем месяце американские военные продолжали перебрасывать через иракскую территорию личный состав и технику на северо-восток Сирии. В свою очередь, из Сирии военные США переправляли на территорию Ирака нефть, зерно и другие сырьевые материалы.

Минобороны США не видит каких-либо свидетельств того, что Россия может быть нацелена на эскалацию в Сирии или Ираке в свете событий на Украине, заявил 18 марта глава Центрального командования ВС США (СЕНТКОМ) генерал. Маккензи. «Но, конечно, мы будем готовы к этому, будем готовы, если это произойдет», — отметил генерал.

2 марта президент Сирии Б.Асад принял главу иракского шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» Ф.аль-Файяда. Были обсуждены «существующие направления двустороннего сотрудничества, особенно вопросы обоюдной безопасности, связанные с пограничным контролем и борьбой с террористическими группировками в приграничной зоне».

Высший судебный совет Ирака 10 марта вынес смертный приговор четверым участникам антиправительственных демонстраций, которые обвинялись в убийстве офицера иракской армии. Инцидент произошёл в ходе протестной акции в районе электростанции «Азизия» летом 2019 года.

В марте 2022 года внутриполитическая ситуация в Ираке оставалась очень сложной. Основные события в минувшем месяце по-прежнему были связаны с острой, жесткой политической борьбой, развернувшейся между ведущими политическими партиями и блоками по вопросам, связанным с выборами президента республики и формирования нового правительства страны. Затягивание решения этих вопросов ввергло Ирак в затяжной политический кризис.

Основная борьба за то, кто победит на выборах президента страны и сформирует новое правительство Ирака, развернулась между двумя ведущими соперничающими коалициями – «Спасение Родины» во главе с М.ас-Садром и «Координационной структурой» во главе с бывшим премьер-министром Ирака Н.аль-Малики.

Как известно, М.ас-Садр «стремится сформировать то, что он называет «правительством национального большинства», состоящим из широкой коалиции, которая включала бы некоторые суннитские, шиитские и курдские блоки, но подвергает остракизму мощные группировки, союзные с Тегераном. Тем временем аль-Малики и его союзники сосредоточены на возрождении альянса всех шиитских сил, стремящихся взять под контроль процесс формирования правительства и объединить всех крупнейших политических игроков в одном правительстве».

При этом многие политические эксперты сходятся во мнении, что «если Садр и его партнеры в конечном счете добьются успеха, они положат конец почти двадцатилетнему господству на политической арене Ирака поддерживаемых Ираном политических сил. Это также бросило бы вызов и, возможно, даже положило бы начало роспуску сектантских и этнических политических сил, которые формировали управление Ираком с 2003 года». Пока «неясно, в какой степени будет затронуто иранское влияние внутри Ирака, но несомненно, что поддерживаемые Ираном силы утратят свою гегемонию на политической арене». Поэтому «битва идет ожесточенная». Проиранские силы «не сдадутся легко, нестабильность маячит на горизонте, и независимые парламентарии, сунниты и курды будут первыми, кто заплатит за это».

Несомненно и то, что «Иран по-прежнему остается самым могущественным субъектом в Ираке на сегодняшний день, и крайне маловероятно, что Тегеран — с Ираком в качестве центрального стержня своей региональной стратегии — просто позволит Багдаду установить свой собственный курс. Иранские муллы по-прежнему рассматривают своего соседа как самую важную внешнеполитическую арену и поддерживают широкие и глубокие связи со всеми партиями и фракциями».

В иракской политической среде существует и такая точка зрения: «кто бы ни находился у власти в Багдаде, победу все равно будет праздновать Тегеран».

Иракские и зарубежные политические наблюдатели подчеркивают, что «с учетом отсутствия консенсуса по этим вопросам между основными политическими партиями страны принципиальное значение приобретают независимые депутаты и небольшие парламентские блоки, возникшие в результате протестного движения в октябре 2019 года, которые могут положить конец политической гегемонии поддерживаемых Ираном фракций».

Коалиция «Спасение родины», являющаяся крупнейшей в парламенте Ирака, 23 марта объявила о выдвижении своих кандидатов на должности президента и премьер-министра страны. Напомним, что «Спасение родины», которая также именует себя фракцией национального большинства, включает крупнейший шиитский блок М.ас-Садра (73 места в парламенте по итогам прошлогодних выборов), крупнейший суннитский блок «Ас-Сияда» (альянс «Такаддум» (37 мест) во главе с переизбранным в качестве спикера парламента М.аль-Халбуси и альянс «Азм» (14 мест) во главе с бизнесменом Х.аль-Ханджаром), а также Демократическую партию Курдистана (ДПК, 32 места). Кандидатом в президенты от коалиции был выдвинут Ребер Ахмед, которого ранее поддержала ДПК. По иракскому законодательству, новый президент должен в течение 15 дней после избрания официально назначить премьер-министра от крупнейшего блока в парламенте. На должность главы правительства фракция «Спасение родины» выдвинула Мухаммеда Джафара ас-Садра, который приходится зятем М.ас-Садру. Ранее М.Д.ас-Садр являлся членом иракского парламента и уже выдвигался кандидатом на премьерское кресло в 2018 году.

Вторая попытка (первая состоялась 7 февраля) избрать нового президента Ирака, предпринятая 26 марта, также потерпела неудачу. Выборы были отложены из-за отсутствия кворума – числа членов собрания, достаточного для признания его правомочным. Согласно конституции, в выборах должны принять участие две трети парламентариев, однако только 202 из 329 депутатов приняли участие в заседании. При этом о бойкоте заседания объявили депутаты «Координационной структуры», Патриотического союза Курдистана (ПСК), ряда мелких фракций и независимых парламентариев.

27 марта действующий глава правительства М.аль-Казыми призвал политические силы Ирака «пересмотреть свои позиции и способствовать формированию правительства, которое сможет служить своему народу … Необходимо уважение конституции, государственной логики и потребностей населения». Аль-Казыми отметил необходимость поиска решений для устранения политических разногласий и призывал проявить ответственность в выполнении своих государственных обязанностей, чтобы преодолеть «тяжелый период».

В преддверии назначенной на 30 марта новой сессии парламента по выборам президента, «обе коалиции отчаянно пытались привлечь на свою сторону достаточное количество депутатов, чтобы склонить чашу весов в свою пользу. При этом использовались различные легальные и незаконные инструменты убеждения, включая подкуп, обещания государственных должностей, угрозы и убийства».

В открытом письме, распространенном его офисом 28 марта, М. асСадр публично признал неспособность своей коалиции набрать достаточное количество голосов для формирования правительства национального большинства. Он пригласил «независимых» поддержать его в обмен на предоставление им права участвовать в том, что он назвал «управлением страной». С целью добиться поддержки своей позиции руководители коалиции «Спасение Родины» провели десятки встреч с несколькими политическими блоками и независимыми депутатами в Багдаде и Эрбиле. Аналогичным образом действовали и противника ас-Садра. «По словам депутатов, к которым обращались соперничающие коалиции, на всех встречах звучали финансовые предложения, обещания государственных должностей, защиты и благосклонности», причем «садристы просили нас только присутствовать на заседании и не нарушать кворум. Что касается голосования за своего кандидата или за кого-то другого, то это их мало волнует. Между тем лидеры «Координационной структуры» только попросили нас не присутствовать на сессии и помочь им выиграть время для достижения сделки с Садром».

Как полагают политические наблюдатели, «проблема альянса Садра не ограничивается только достижением кворума. Он глобально столкнулся с проблемой, связанной с представительством шиитов и консолидацией этой конфессии. Ас-Садр, возглавляющий значительное шиитское движение, был обвинен «Координационной структурой», частью которой он когда-то был, в «разрыве шиитских рядов». В ответ он стремится показать, что его видение является инклюзивным для шиитов из других блоков».

30 марта Совет представителей Ирака собрался, чтобы в третий раз попытаться избрать президента республики. Однако ввиду отсутствия кворума и эта попытка потерпела неудачу. На заседание пришли лишь 152 депутата, тогда как необходимо было присутствие, как минимум, 220 из 329 парламентариев. Причина — бойкот сторонников «Координационной структуры» во главе с Н.аль-Малики и некоторых малых фракций и независимых депутатов.

В создавшейся ситуации Федеральный верховный суд Ирака установил Совету представителей крайний срок до 6 апреля избрать главу государства, в противном случае, считают аналитики, страна окажется перед угрозой проведения новых парламентских выборов.

Нерешенные проблемы в различных сферах продолжают осложнять отношения между центральным правительством Ирака и властями курдской автономии.

Тем временем курдское руководство все более отчетливо и настойчиво реализует курс на укрепление самостоятельности подвластных ему территорий, которые в настоящее время в значительной степени представляют собой независимое государственное образование. В то же время на официальном уровне власти автономии продолжают заявлять о приверженности своим обязательствам по соглашениям с федеральным правительством Ирака.

3 марта премьер-министр курдского регионального правительства Масрур Барзани потребовал реформирования Федерального Верховного суда Ирака, который ранее признал неконституционным региональный закон курдской автономии о нефти и газе. Барзани подчеркнул, что конституция Ирака дает регионам право на законодательное регулирование любых вопросов, не входящих в исключительную юрисдикцию центрального правительства, а также предусматривает, что в случае противоречия между федеральным и региональным законом, последний имеет преимущественную силу. В этой связи он обратился к правительству Ирака с требованием реформировать деятельность Федерального суда, который, по его мнению, не является самостоятельным и потому нарушает конституцию. Кроме того, Барзани заявил о готовности «провести переговоры с [федеральным] правительством, чтобы достичь конституционного решения и положить конец нерешенным разногласиям», отметив, что решение суда, признавшего неконституционным региональный закон Курдистана о нефти и газе, затрагивает «всех иракцев, а не только курдский народ».

ДПК 28 марта объявила, что закроет свою штаб-квартиру и прекратит свою политическую и гражданскую деятельность в столице Багдаде на неопределенный срок. Офис партии в Багдаде сообщил в своем заявлении, что партия приняла такое решение после штурма своих офисов в столице, которые затем были подожжены без какого-либо противодействия со стороны местных властей. Премьер-министр Ирака М. аль-Казыми приказал уволить ряд силовиков «за халатность» на фоне штурма и поджога офисов Демократической партии Курдистана. Сообщается, что 28 марта вечером протестующие подожгли штаб-квартиру ДПК в Багдаде из-за комментариев курдского писателя в Twitter, в которых он критиковал шиитскую религиозную власть.

Масрур Барзани считает, что курдская автономия способна частично компенсировать дефицит энергоресурсов в Европе. Об этом он заявил 28 марта в Дубае на Глобальном энергетическом форуме. По мнению Барзани, Иракский Курдистан «вскоре станет важным источником поставок энергоресурсов, которые удовлетворят глобальный спрос. Мы можем, и будем помогать странам в регионе и за его пределами удовлетворять потребности в нефти и газе. Уже в ближайшем будущем начнем экспорт в Турцию».

Власти Ирака опасаются, что страна может столкнуться с дефицитом продовольствия из-за засушливого сезона и экономических последствий кризиса вокруг Украины. В результате засухи производство сельскохозяйственной продукции в текущем сезоне сократилось на 50%, что вынуждает правительство увеличивать стратегические запасы пшеницы и ячменя, которые резко выросли в цене из-за ситуации на Украине. Несмотря на заявления министерства сельского хозяйства о том, что Ирак преодолел зависимость от импорта пшеницы, ее стоимость на внутреннем рынке значительно выросла. Это свою очередь приведет к сокращению посевных площадей в следующем году и еще большему подорожанию продовольствия. При этом местные фермеры жалуются на отсутствие государственной поддержки, без которой в сложившихся условиях они не могут удержать операционные расходы на приемлемом для себя уровне. Так, цена на ячмень, который является основной составляющей для кормовой базы, выросла с 300 тыс. динаров (около 205 долларов) до 700 тыс. динаров (около 480 долларов). Кроме того, ситуация усугубляется существенным ростом цен на минеральные удобрения.

Правительство Ирака сообщило 7 марта, что выделит 100 млн долларов на закупку пшеницы за рубежом и создание ее стратегических запасов в связи с обострением ситуации вокруг Украины, которая наравне с Россией является одним из ключевых поставщиков зерна в республику. Кроме того, принято решение в течение десяти дней осуществить поощрительные выплаты фермерам за урожай 2021 года, а также до начала июня предоставить им стимулирующие пособия на текущий год. 10 марта правительство Ирака подтвердило намерение закупить у местных фермеров весь урожай пшеницы по ценам, сопоставимым с мировыми.

В Министерстве промышленности и полезных ископаемых Ирака  подчеркнули, что «в условиях нарастающего напряжения между Россией и Украиной необходимо разработать долгосрочные и всеобъемлющие планы поддержки местных предприятий по производству основных продуктов питания». Также было заявлено о готовности министерства поставлять на рынки по льготным ценам продукцию и аппаратуру, необходимые для развития ферм, в том числе удобрения и зерноуборочные комбайны.

Запасы пшеницы в Ираке способны обеспечить внутреннее потребление лишь на протяжении трех месяцев, заявил 22 марта министр сельского хозяйства М.М.аль-Хафаджи. Ежегодно Ирак закупает за рубежом около 3 млн тонн пшеницы. Внутренние потребление этой культуры около 7 млн тонн в год. Из них 4,4-5,0 млн тонн требуется для обеспечения масштабной государственной программы субсидирования продуктов питания. По официальным прогнозам, урожай пшеницы в текущем году составит 3,0 млн тонн, что на 0,5 млн тонн меньше, чем в прошлом году.

В середине марта кабинет министров Ирака утвердил новые условия импорта электроэнергии от иранской государственной энергетической компании Tavanir. Новый пятилетний контракт имеет тариф, предполагающий снижение цен; обязывает иранскую сторону обеспечить не менее 1 ГВт на всех межсетевых линиях в пиковые месяцы (летом). Электросети Ирана и Ирака синхронизированы и соединены четырьмя трансграничными ЛЭП с максимальной мощностью 1,2 ГВт.

Ирак зафиксировал в марте самый высокий доход от экспорта нефти с 1972 года, чистая прибыль составила 11,07 млрд долларов. Страна экспортировала в марте свыше 101 млн баррелей. Значительная часть экспортируемого сырья была добыта на месторождениях в центральном и южном регионах Ирака (порядка 99 млн баррелей), более 1 млн баррелей были получены на месторождении в провинции Киркук. Ирак добывал около 3,244 млн баррелей в сутки, а средняя цена иракской экспортной нефти составила 110 долларов за баррель.

Министерство нефти Ирака планирует построить новый нефтеперерабатывающий завод в провинции Киркук, мощность которого составит 75 тысяч баррелей в сутки. Помимо строительства нового производства министерство планирует модернизировать и увеличить мощность ряда имеющихся НПЗ в провинциях Анбар и Салах-эд-Дин.

24 марта власти Ирака объявили о начале строительства международного аэропорта в провинции Анбар. Аэропорт будет предназначен как для пассажирских самолетов, так и для самолетов, выполняющих грузоперевозки. Строительство объекта займет не менее трех лет. Новый аэропорт будет расположен в 35 км от города Рамади, административного центра региона. Его площадь составит более 300 тыс. кв. м. Согласно предварительным оценкам, аэропорт будет обслуживать порядка 500 тыс. пассажиров ежегодно. Проект логистического комплекса был представлен турецкой компанией Selkom Turkish.

Эпидемиологическая ситуация в Ираке в минувшем месяце продолжала оставаться сложной, несмотря на существенное сокращение прироста числа лиц, заболевших COVID-19. Пандемия коронавируса по-прежнему негативно сказываться на положении дел в стране. По состоянию на 1 апреля 2022 года число заболевших достигло 2 319 908 человек. Прирост числа заболевших за месяц – 16 092 человека (в феврале – 88 333 человека). Число умерших от COVID-19 в марте достигло 25 167 человек. Прирост числа умерших составил 168 человек (в феврале — 794 человека).

В марте 2022 года в сфере внешней политики руководство Ирака продолжало проводить курс на упрочение положения страны в регионе и на международной арене. Особое внимание, как и прежде, уделялось отношениям с соседними государствами.

2 марта премьер-министр Ирака М.аль-Казыми обсудил в телефонном разговоре со своим сирийским коллегой Х.Арнусом «пути расширения совместного сотрудничества в различных областях. Была рассмотрена взаимовыгодная сельскохозяйственная, промышленная и экономическая двусторонняя деятельность, а также пути расширения торгового обмена в контексте укрепления рынков двух стран и достижения максимально возможной интеграции между ними за счет выгоды от исторических отношений деловых кругов двух братских стран. Беседа касалась путей сотрудничества в энергетической сфере путем использования имеющихся ресурсов и инфраструктуры соседних стран, и их оптимального инвестирования в свете нестабильности мировых энергетических рынков. Также были затронуты проблемы, стоящие перед водным сектором государств: необходимость продолжения совместной координации для обеспечения рационального управления водными ресурсами и получения прав Сирии и Ирака на воду в соответствии с международными договорами и законами».

Ирак сможет импортировать природный газ и электроэнергию из Ирана еще в течение четырех месяцев, поскольку Вашингтон в конце марта согласился продлить предоставленную Багдаду отсрочку от выполнения антииранских санкций в энергетической сфере. Иракское правительство неоднократно заявляло, что у Багдада нет альтернативы для замены иранского газа, который используется для обеспечения внутренних потребностей в электроэнергии.

Власти Ирака не видят необходимости в том, чтобы страны ОПЕК+ наращивали уровень нефтедобычи, заявил 9 марта министр нефти республики И.А.Джабер. «Мы считаем, что повышение [уровня нефтедобычи], которое уже было осуществлено ОПЕК+, достаточно для удовлетворения спроса. <…> Дополнительное увеличение может, по сути, нанести ущерб рынку. Ирак остается привержен соглашению ОПЕК+» и пойдет на увеличение уровня нефтедобычи только в том случае, если это будет коллективным решением всех участников сделки».

В начале марта Центральный банк Ирака направил правительству республики официальное письмо, в котором советовал «не торопиться заключать какие-либо соглашения и контракты с российской стороной в связи с экономическими санкциями, введенными Вашингтоном в отношении Москвы». «Мы стремимся защитить финансовую систему Ирака, поэтому лучше пока подождать, а также воздержаться от переводов и платежей, проходящих через различные структуры России», — заявил глава Центробанка М.Г.Мухеф аль-Каттаб. Он также призвал иракские министерства «предоставить информацию об имеющихся договорах с российской стороной для координации действий всех ведомств».

Багдад рассчитывает посредством торговли с Москвой закрыть потребности своего рынка в зерне и пшенице, а также наладить прямые поставки подсолнечного масла из России, заявил 24 марта посол Ирака в РФ А.Р.Хамид аль-Хусейни. Дипломат выразил надежду, что при сотрудничестве с Россией удастся «закрыть все потребности иракского рынка в отношении зерна и пшеницы». «Мы очень приветствуем наше сотрудничество по пшенице». Кроме того, Багдад рассчитывает наладить совместное с российскими партнерами производство лекарств на территории страны, чтобы удовлетворить потребности республики в сфере здравоохранения. Ирак заинтересован в расширении сотрудничества с Россией в области промышленности. Важной сферой потенциального взаимодействия является пищевая промышленность, а также строительная сфера.

Решение Москвы перевести в рубли расчеты за поставки газа в недружественные страны позволит укрепить валютные резервы России, заявил 25 марта финансовый советник премьер-министра Ирака М.Салех. «Отсутствие рубля в корзине валют, на которые распространяются специальные права заимствований (SDR) в МВФ… вынудит страны-покупатели газа открывать рублевые счета в российской банковской системе».

Шиитский лидер М.ас-Садр 4 марта призвал к установлению гуманитарного перемирия на Украине. По его мнению, «страдания мирных жителей на Украине являются позором для всего человечества, поэтому международные организации должны требовать для них перемирия, чтобы у обеих сторон была возможность вывезти убитых и раненых, а также немедленно доставить им продовольствие и медикаменты». Ас-Садр также призвал российские власти пересмотреть решение о начале военной операции на Украине и вернуться к диалогу с Киевом. При этом он отметил, что причиной страдания украинцев является не только начатая Россией операция, но и политика США в этой стране.

Иракские власти подали в минувшем месяце заявку на вступление в Международную организацию сотрудничества франкоязычных стран (Франкофония). Посол Франции в Багдаде Э. Шевалье заявил, что «значительная часть иракцев активно использует французский язык, что является важным условием для присоединения арабской республики к организации». Дипломат отметил, что «наряду с этим французский язык преподают в иракских вузах, а между Францией и Ираком регулярно проводятся культурные обмены».

Таким образом, в марте 2022 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала оставаться сложной. После прошедших в октябре 2021 года досрочных парламентских выборов страна находится в глубоком политическом кризисе, перспективы выхода из которого пока отчетливо не просматриваются. Жесткое противостояние между ведущими иракскими политическими силами не позволяют избрать нового президента республики и достичь договоренностей о формировании нового правительства страны. Серьезные противоречия экономического и политического характера сохраняются между центральным правительством в Багдаде и властями курдского автономного региона в Эрбиле. В минувшем месяце в различных районах Ирака не прекращались вылазки боевиков террористической группировки «Исламское государство», хотя отмечалось некоторое снижение их активности. Серьезные трудности сохраняются в иракской экономике и социальной сфере.

52.69MB | MySQL:102 | 0,492sec