Оценка обстановки на Ближнем Востоке и Северной Африке в издании The Military Balance 2022. Часть 5

Международный институт стратегических исследований (Великобритания)  опубликовал ежегодный бюллетень с обзором военных потенциалов государств мира The Military Balance 2022[i]. 7-я глава ежегодного издания посвящена вопросам развития военной и военно-политической ситуации в странах Ближнего Востока и Северной Африки. Учитывая то, что издание представляет собой качественный комплексный обзор вооружённых сил ближневосточных стран и положительно характеризуется наличием разделов со сводной военной и военно-экономической статистикой, продолжим рассмотрение ситуации в изучаемом регионе на основе данного издания.

Тренды национальной обороны стран Ближнего Востока

Период 2020-2021 гг. показал, что возможности внутреннего производства различаются в разных регионах Ближнего Востока. Известно, что оборонная промышленность Израиля хорошо развита, а ее возможности определяются стратегическими интересами государства и тесным партнерством с США. К наиболее передовым вооружениям Израиля стоит отнести системы раннего предупреждения о ракетных ударах и беспилотные летательные аппараты различных типов. Саудовская Аравия, Катар и ОАЭ приступили к реализации программ по модернизации оборонной промышленности, в то время как страны с более скромными военными бюджетами почти полностью зависят от импорта для удовлетворения потребностей национальных Вооруженных Сил.

В соответствии с планом развития Саудовской Аравии «Видение-2030», опубликованном в 2016 году, поставлена стратегическая цель увеличить долю оборонных закупок, производимых внутри страны, с 2% от общего объема до 50% к концу отчетного периода. Прогресс в этих усилиях по локализации производства очевиден, особенно в отношении бронетехники и боеприпасов. Главное управление военной промышленности КСА (GAMI), созданное в 2017 году для содействия достижению целей плана «Видение-2030», заявило в августе 2021 года, что уровень локализации национальной оборонной промышленности увеличился до 8%, когда был запущен так называемый «Рынок военной промышленности» (MIM), предназначенный для диверсификации цепочек поставок продукции двойного назначения.

В последние годы ОАЭ предприняли шаги по консолидации оборонно-промышленных предприятий, кульминацией которых стало формирование компании EDGE в ноябре 2019 года, которая объединила более 25 организаций в рамках одного холдинга и в настоящее время имеет выручку в размере 5 млрд долл. Поскольку страна сосредоточилась на развитии высокотехнологичных секторов, появились внутренние возможности в области автономных систем и управляемых боеприпасов, помимо тех, которые уже были созданы в интересах военно-морского строительства и систем для сухопутного компонента ВС.

Модернизационные процессы в обороне Израиля

Внутренние проблемы, в том числе связанные с пандемией коронавируса COVID-19 и длительным «политическим тупиком», усилили внимание руководства Израиля на угрозы безопасности в 2021 году. Самым важным событием года, по мнению авторов The Military Balance 2022,  стало смещение Биньямина Нетаньяху с поста премьер-министра после более чем 12 лет пребывания на этом посту. Назначение Нафтали Беннета премьер-министром 13 июня 2021 года имело непосредственные стратегические последствия. Отношения Израиля с администрацией Дж.Байдена быстро улучшились, хотя некоторые израильские аналитики предположили, что это может привести к тому, что некоторые из противников Израиля бросят вызов новому правительству, возглавляемому молодым премьером и опирающемуся на небольшой политический перевес.

Нестабильность сохранялась как на юге, так и на севере страны, в результате 12-дневной военной операции («Страж стен») в Газе в мае 2021 года. Также имело место не менее шести эпизодов ракетных обстрелов из Ливана и ответных обстрелов израильской артиллерии, а также еще не менее двух со стороны сирийской границы[ii]. Тем временем Израиль продолжал свою кампанию против иранских военных интересов в регионе, которая включала десятки авиаударов, в основном по Сирии. Поступали также сообщения об инцидентах саботажа на иранских ядерных объектах, а также о фактах взаимного нападения на морские суда в Красном море и Персидском заливе.

Ситуация в Газе

Последняя эскалация насилия между Израилем и палестинским исламским движением ХАМАС была крайне ожесточенной со времен боевых действий в операции «Защитный край» в 2014 году. Непосредственным толчком к конфликту в мае 2021 года послужил запуск ХАМАС шести ракет из Газы в район Иерусалима. В свою очередь,  Израиль нанес ответный авиаудар. Палестина оправдала запуски ракет растущей напряженностью вокруг Храмовой горы в Восточном Иерусалиме, которая в течение нескольких дней сопровождалась ожесточенными столкновениями между израильской полицией и верующими мусульманами. Хотя боевые действия не привели к «вторжению» Израиля в сектор Газа, во время боевых действий погибло более 250 палестинцев и 12 израильтян, большинство из которых были гражданскими лицами.

По данным израильских аналитиков по вопросам безопасности, в период с сентября 2021 года ХАМАС и другие палестинские организации запустили по Израилю более 5000 ракет. Израильские батареи ПРО Iron Dome, как сообщается, перехватили около 90% ракет, которые, по прогнозам, должны были приземлиться в населенных районах. ЦАХАЛу также удалось сорвать палестинские атаки с использованием беспилотных летательных аппаратов, туннелей и боевых пловцов. Тем временем израильские ВВС уничтожили несколько туннелей ХАМАСа и ликвидировали нескольких высокопоставленных сотрудников организации. Однако план уничтожения значительной части проекта подземного туннеля ХАМАСа (по-видимому, прозванного ЦАХАЛом «Метро») был начат преждевременно, что привело к небольшому числу жертв ХАМАСа. В сообщениях средств массовой информации утверждалось, что Израиль указал в предварительных пресс-релизах, что наземное нападение, вероятно, в надежде, что члены ХАМАСа затем воспользуется туннелями для развертывания на назначенных позициях.

ХАМАС доказал свою стойкость под значительным военным давлением Израиля и пользуется растущей популярностью на Западном берегу, в Восточном Иерусалиме и среди арабских граждан Израиля, тысячи из которых участвовали в беспорядках во время майской операции в Газе. В том же месяце также наблюдалось насилие со стороны еврейских израильтян, направленное против палестинцев. Общественные беспорядки, по мнению некоторых израильских аналитиков, вызвали опасения по поводу способности евреев и арабов сосуществовать в границах 1967 года. Это не может не вызывать озабоченность у израильского руководства, которое объективно встревожено ошибками в анализе разведданных, которые не позволили предвидеть действия ХАМАСа. Отсутствие информации о ракетном арсенале ХАМАСа в разведке ЦАХАЛа также вызывает озабоченность, остаются сомнения в готовности (или даже способности) израильской армии проводить крупномасштабные наземные маневры на территории противника. Нерешительность армии и политиков в развертывании Сухопутных Войск, вероятно, также проистекает из меньшей готовности израильской общественности мириться с военными потерями.

[i] https://www.iiss.org/publications/the-military-balance#:~:text=The%20Military%20Balance%202022%3A%20Features&text=Analytical%20texts%20on%20defence%20intelligence,air%20domains%2C%20and%20in%20cyberspace.

[ii] Данные приведены авторами по состоянию на момент подготовки аналитического документа.

52.32MB | MySQL:103 | 0,488sec