Оценки в Израиле происходящего на Украине и ситуации вокруг нее. Часть 7

С момента начала Россией 24 февраля с. г. военной операции на Украине, в израильском экспертном сообществе анализируют изменения в мире, оценивают действия израильского руководства и других участников международных отношений.

Галия Линденстраус, старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности (INSS) и Реми Даниэль, научный сотрудник INSS по программе для исследователей им. Нойбауэра, оценивают «реакцию Турции на российскую агрессию на Украине», которая «стала наиболее умеренным ответом среди членов НАТО». По их мнению, Турция действует «с прицелом на послевоенную ситуацию», поэтому пытается не провоцировать стороны конфликта.

Напомним, что турки организовали совместную встречу министров иностранных дел России и Украины 10 марта 2022 г.; министр иностранных дел Турции посетил Россию и Украину; и 29 марта в Стамбуле в присутствии президента Реджепа Тайипа Эрдогана состоялись прямые контакты сторон. По мнению израильских экспертов,  стремление выступить посредником между Россией и Украиной открывает перед Анкарой несколько возможностей.

Война на Украине усугубила экономическое положение Турции. «Падение курса турецкой лиры с 2018 г. и рост цен на энергоносители и зерно стали вызовом для турецкой экономики. Россия является важным поставщиком энергоносителей для Турции: примерно треть импорта природного газа в 2020 г. пришелся на Россию, которая также поставляет существенные объемы нефти и топлива. Российская компания «Росатом» строит первую в Турции атомную электростанцию, и первый блок станции должен быть введен в эксплуатацию в 2023 г. Кроме того, Россия и Украина являются важными поставщиками пшеницы для Турции (примерно 3/4 ее потребностей), а также подсолнечного масла. Количеств российских туристов относительно других стран самое большое, а Украина в этом отношении является третьей по значимости страной – в 2021 г. в Турцию прибыло около пяти миллионов российских и около двух миллионов украинских туристов». Ожидается, что после войны туристические потоки значительно сократятся.

Эксперты INSS отмечают, что на Турции, как и Израиле, сказывается российское присутствие в Сирии. «Турецкая армия сталкивается с сирийской армией в провинции Идлиб, и Турция опасается, что Россия может позволить Асаду начать военную операцию, которая нанесет ущерб турецким солдатам и приведет к волне беженцев, что усугубит ее внутренние проблемы. К тому же у России хорошие отношения с курдским подпольем и его сирийским филиалом».

Кроме того, «конфликт на Украине подверг испытанию внешнюю политику, проводимую Эрдоганом в последние годы, особенно в контексте позиционирования Турции между Западом и Россией и ее усилий по проведению независимой внешней политики. С 2016 г. Анкара  стала ближе к Москве за счет отношений с союзниками по НАТО. Наиболее проблематичным шагом в этом отношении стало решение турецкого руководства в 2017 г. купить российскую зенитно-ракетную систему С-400, после чего турки были исключены из проекта F-35. Отношения между Турцией и Россией развивались, несмотря на разногласия между двумя странами в таких регионах как Сирия, Ливия, Кавказ и аннексию Россией Крымского полуострова в 2014 г., где есть татарское меньшинство, к которому турецкая общественность испытывает особые чувства. На этом фоне конфронтация между Россией и НАТО по поводу войны на Украине обязывает Турцию занять позицию, пусть и осторожную».

Таким образом, позиция Турции в отношении войны определяется противоречивыми соображениями в контексте отношений между Анкарой, Москвой и Киевом, а также между Анкарой и ее союзниками по НАТО. «С одной стороны, – пишут израильские эксперты, – Турция публично выступила против нарушения территориальной целостности Украины и закрыла проливы между Эгейским и Черным морями для российских военных кораблей, за исключением возвращающихся на свои базы, в соответствии с Конвенцией Монтрё (1936 г.). С другой стороны, если не считать Венгрии, Турция является самым умеренным членом НАТО по отношению к Москве».

Здесь следует отметить, что после начала военной операции на Украине Турция в соответствии с Конвенцией Монтрё закрыла проливы Босфор и Дарданеллы не только для российских, но и украинских военных кораблей, а затем предупредила, что проливы будут закрыты для всех военных кораблей[i]. Г.Линденстраус и Р.Даниэль по какой-то причине опускают данный факт.

Турки не ввели санкции против России и не закрыли свое воздушное пространство для российских самолетов. Официальная позиция Анкары заключается в том, что непринятие таких мер связано со стремлением быть посредником между Россией и Украиной. Амбивалентная политика дает пространство для маневра, позволяя избегать провоцирования двух сторон. Министр иностранных дел Турции также заявил, что его страна не намерена принимать меры против российских олигархов, ищущих убежища на ее территории, при условии, что их бизнес в Турции не нарушает международное право.

Эксперты INSS сомневаются, что «турецкая политика натянутого каната» может быть устойчивой, особенно в условиях нарастания уровня напряженности между Россией и Западом, и требований к Турции занять последовательную позицию. Они указывают на то, что «союзники положительно восприняли решение Анкары, хоть постепенно и ограниченно, но перейти на сторону Запада, вопреки пессимистическим оценкам, что она присоединится к пророссийскому лагерю». Более того, «тесные контакты турецкого правительства с Россией, за что оно подвергалось критике со стороны членов НАТО, теперь воспринимается западными странами как актив, позволяющий установить канал связи с президентом Путиным. Поэтому с началом войны на Украине у многих лидеров изменился тон в отношении позиции Турции в НАТО».

На саммите НАТО, состоявшемся 24 марта с.г., Эрдоган встретился с премьер-министрами Испании, Италии, Великобритании и Эстонии, а также с президентом Франции Эммануэлем Макроном. Эксперты INSS усмотрели дружеское отношение к президенту Турции со стороны лидеров, включая Макрона, который до этого словесно противостоял Эрдогану на фоне напряженности в Восточном Средиземноморье. На саммите Франция, Турция и Греция объявили о совместной гуманитарной операции в Мариуполе. Макрон, Эрдоган и премьер-министр Италии Марио Драги также объявили о возобновлении переговоров о возможности передачи Турции системы противоракетной обороны европейского производства. Однако турецкая сторона отвергла американскую идею о передаче Украине систем С-400, и Анкаре не удалось убедить американцев организовать встречу президентов Байдена и Эрдогана.

По мнению экспертов INSS, несмотря на контакты Эрдогана с европейскими лидерами до и во время саммита НАТО, в отношениях Турции с Евросоюзом прогресса не произошло. В Брюсселе не услышали призывы Анкары возобновить переговоры о процессе вступления Турции в ЕС. Такое холодное отношение к турецким предложениям на фоне энтузиазма, который был продемонстрирован по поводу рассмотрения заявки Украины на вступление в ЕС, оскорбило чувства Турции. Это было расценено как очередное доказательство дискриминационного подхода к Анкаре.

Г.Линденстраус и Р.Даниэль рассматривают еще один турецкий интерес, связанный с войной на Украине, – беспилотные летательные аппараты турецкого производства. По данным израильских экспертов, «Украина, став первой страной, закупившей БПЛА у Турции, имеет от 20 до 50 летательных аппаратов «Байрактар TБ2» производства турецкой компании Bayraktar («Байрактар»)». Более того, «в борьбе с российскими войсками украинская армия использовала эти беспилотники с большим успехом, о чем свидетельствуют несколько видеороликов, доказывающих их эффективность. Энтузиазм, вызванный успехами на Украине, привел к появлению восхваляющих «Байрактар ТБ2» песен, которые стали популярными в социальных сетях; война стала фоном для успешного пиара. Боевые заслуги этого БПЛА в борьбе с курдским подпольем на севере Ирака, Сирии, гражданских войнах в Ливии и Эфиопии, во второй Нагорно-Карбахской войне, помимо относительно низкой цены, сделали его востребованным еще до войны на Украине». Израильские эксперты полагают, что «достижения турецких БПЛА в войне против российских вооруженных сил представляют собой более убедительное доказательство их смертоносных возможностей, которые могут повысить мировой интерес к «Байрактарам», которые и так имеют хорошую репутацию».

Эксперты INSS видят проблему в производстве «Байрактаров» в связи с последствиями войны на Украине. В 2021 г. Киев объявил, что построит завод по производству деталей, двигатели более совершенных моделей «Байрактаров» также планировалось производить на Украине. Однако «победа России может положить конец этому сотрудничеству, продолжение нынешней ситуации, нанесшей ущерб украинской промышленности, также помешает производству турецких беспилотников». Таким образом, израильские эксперты находят Турцию в парадоксальной ситуации: «ее БПЛА превозносятся как весьма успешные, но возникли трудности с их производством. Значение Украины в этом отношении возросло, поскольку в 2020 г. Канада ввела эмбарго на поставку компонентов для БПЛА в Турцию из-за политики Анкары на севере Сирии и в связи со второй Нагорно-Карабахской войной. Сегодня в НАТО раздаются голоса, призывающие переосмыслить целесообразность введения эмбарго на поставки оружия союзникам. Если Канаду уговорят снять эмбарго, Турция может найти альтернативу производству на Украине».

Война на Украине совпала с потеплением в израильско-турецких отношениях, кульминацией которого стал визит президента Ицхака Герцога в Турцию 9-10 марта с.г. В этой связи отмечается, что усилия Израиля по достижению компромисса между Москвой и Киевом вряд ли приведут к конкуренции с Анкарой. «Напротив, во время пресс-конференции президент Герцог приветствовал усилия Турции. Более того, Турция, как страна на побережье Черного моря, имеет более четкие и непосредственные интересы в конфликте на Украине, чем Израиль. И в отличие от Израиля Турция является членом НАТО и поэтому ее шаги в контексте войны имеют большее значение», – полагают Г.Линденстраус и Р.Даниэль[ii].

[i] Министр обороны Турции исключил пропуск военных кораблей в Черное море // РБК. 10.04.2022.

https://www.rbc.ru/politics/10/04/2022/6252b7bf9a79475e7f1e9bb6

[ii] Walking a Fine Line: Turkey’s Mediation between Russia and Ukraine, and Relations with the West // INSS. 07.04.2022. https://www.inss.org.il/publication/turkey-russia-ukraine/

52.58MB | MySQL:104 | 0,431sec