О перспективах турецко-сирийского примирения

В первой декаде апреля 2022 г. в ряде турецких СМИ появились сообщения о планах президента Турции Р.Т.Эрдогана возобновить процесс примирения с правящим режимом в САР. Анкара хочет восстановить отношения с Сирией в контексте новой политической концепции «обнуление проблем» в отношениях с соседними странами, с которыми Турция находится в состоянии вражды. Действительно, после начала событий в САР в марте 2011 г. и нескольких бесперспективных попыток оказать влияние на сирийский режим, Анкара активно поддержала сирийскую оппозицию и резко выступила против президента  Башара  Асада. В отличие от прежних времен в Дамаске не отрицали подобного рода информацию. В феврале 2022 г. министр иностранных дел САР Ф.Микдад заявил, что Дамаск готов к налаживанию отношений с Анкарой с учетом сирийских условий. Примечательно, что сирийский президент в последнее время прекратил выступать с резкой критикой в адрес Р.Т.Эрдогана. В Турции многие полагают, что данный шаг Р.Т.Эрдогана связан, прежде всего, с его намерением улучшить свой политический имидж, после провала попыток свергнуть режим Б.Асада.  Сообщения о намерениях Анкары прозвучали на фоне улучшения отношений с Израилем, прекращения следствия по делу убитого в генконсульстве КСА в Стамбуле саудовского журналиста Джамаля Хашогги. Турция заметно упрочила свои связи с ОАЭ и стремится восстановить прежний уровень отношений с Саудовской Аравией. Недавно Анкара открыла новые каналы связи с Каиром. В этом плане, было бы нелогичным оставить двусторонние связи с Сирией в неизменном виде. Одновременно Анкара дает сигнал Дамаску о намерении начать процесс возвращения сирийских беженцев  в САР. Проблема сирийских беженцев в Турции (около 5 млн человек) служит аргументом для внутриполитических соперников Р.Т.Эрдогана в ходе избирательных кампаний в парламент и предстоящих в 2023 г. президентских выборов. По тем же данным, недавние визиты Р.Т.Эрдогана и Б.Асада в ОАЭ могут свидетельствовать о серьезности намерений Анкары и Дамаска вернуться к вопросу о налаживании двусторонних отношений. Очевидно, что ОАЭ играют важную посредническую роль в нормализации турецко-сирийских отношений. В начале 2022 г. проблема нормализации сирийско-турецких отношений обсуждалась в ходе закрытой встречи руководства спецслужб двух стран. Действительно, с началом гражданской войны в Сирии Турция утратила возможность прямого контакта с сирийским режимом. В преддверии грядущих перемен в САР и регионе в целом, Анкара намерена наладить прямые контакты с представителями сирийского правительства. По данным  ряда источников, связанных со спецслужбами Турции, решить эту задачу, было поручено директору Национальной разведывательной организации (MIT) Турции Хакану  Фидану. За последние несколько лет Х.Фидан неоднократно встречался с начальником Бюро национальной безопасности  САР Али Мамлюком. Контакты носили неофициальный характер и проходили в третьих странах. Первая официальная встреча Х.Фидана с А.Мамлюком произошла летом 2020 г. в Москве. На переговорах Х.Фидан попросил о личной встрече с Б.Асадом в Дамаске, но получил отказ. Поэтому очередная встреча Х.Фидана и А.Мамлюка прошла только в сентябре 2021 в Багдаде. Дамаск  опроверг саму возможность диалога с Турцией. Действительно,  у сторон разное понимание характера террористических угроз: для Турция — курды, для Сирии — сирийская оппозиция в Турции, что  предполагает отсутствие общей переговорной платформы  по вопросу о борьбе с терроризмом. В этой связи, Анкара приложила немало усилий, чтобы сблизиться с Египтом, КСА и ОАЭ, которые активно участвовали в процессе вывода Сирии из изоляции и восстановления страны. Таким образом,  Анкара рассчитывала на содействие этих стран в вопросах сближения с Дамаском. В конце декабря 2021 — начале января 2022 состоялись контакты между высокопоставленными представителями сирийских и турецких служб безопасности. Встреча была организована в районе порта Акабы (Иордания). В ней приняли участие представители служб безопасности ОАЭ, КСА, Катара. По мнению Абу-Даби именно ОАЭ сыграли решающую роль в организации этой встречи, проведя в течение декабря 2021 серию контактов с руководством Турции. На переговорах основное внимание было уделено организации совместных действий против вооруженных курдских повстанцев на севере САР, прежде всего СДС и РПК. Обсуждались также совместные проекты восстановления Халеба (Алеппо) и его промышленной зоны, проблема возвращения беженцев. По оценке ряда экспертов, переговоры между сирийскими и турецкими силовиками стали возможны в результате удачно сложившейся политической ситуации в САР и Турции, а также регионе в целом. Несмотря на  успехи Дамаска в борьбе с оппозицией и удержания власти, сирийское руководство ясно отдает себе отчет, что добиться нормализации отношений с другими арабскими странами было бы легче, возобновив контакты с Анкарой. К тому же процесс полного вывода САР из международной изоляции потребует определенной разрядки напряженности в Леванте, что вряд ли возможно достичь без участия Турции.  В 2021-2022  годах Анкара  установила неплохие отношения с ключевыми странами Арабского Востока и Персидского залива. Турция серьезно ограничила деятельность «Братьев-мусульман» по просьбе властей Египта и КСА. Р.Т.Эрдоган кардинально пересмотрел основные принципы политики Анкары в регионе. Решающим фактором изменения позиции Анкары в отношении Дамаска, стало соглашение с сирийскими властями, в результате которого турецким войскам было позволено занять позиции на глубину до 35 км ( вместо прежних 5 км) для борьбы с курдскими повстанцами на сирийской территории. Пока рано утверждать, что результатом переговоров руководителей сирийских и турецких служб безопасности может стать личная встреча Б.Асада с Р.Т.Эрдоганом. Однако сам факт такого рода контактов, которых многие на Ближнем Востоке ждали с нетерпением последние два года, внушает надежды на возможность начала процесса масштабной смены политических декораций в регионе. Одним из признаков этого, могут служить просочившиеся в арабские и турецкие СМИ в марте 2022 г. сообщения о секретном послании Р.Т.Эрдогана  Б.Асаду, в котором  содержались турецкие условия нормализации отношений с САР. Анкара, в частности, выразила свою приверженность сохранению территориальной  целостности Сирии, заявила о готовности вывода своих войск с сирийской территории, потребовала гарантий безопасности возвращающихся беженцев и сдерживания деятельности  курдских  организаций, прежде всего РПК. В 2021 г. в ходе встречи в Сочи президента РФ В.Путина с Р.Т.Эрдоганом Москва предложила вернуться к выполнению Аданских соглашений 1998 г. как взаимных гарантий безопасности и основы для нормализации отношений. Тогда Анкара попыталась обойти молчанием российские инициативы. Однако, сегодня, в условиях меняющейся парадигмы международных отношений и геополитических трансформаций в регионе, российские предложения могут оказаться востребованными в Анкаре и Дамаске. Действительно, обе страны заинтересованы в налаживании устойчивых каналов связи в интересах разрешения кризиса в двусторонних отношениях.  Курдский вопрос мог бы стать одной из отправных точек возобновления сирийско-турецкого политического диалога.  К тому же в условиях быстро меняющейся политической конфигурации и баланса сил на Ближнем Востоке, Дамаск и Анкара стремятся найти свою нишу, чтобы принять активное участие в этом процессе. С учетом сложной внутриполитической ситуации в обеих странах, Сирия и Турция опасаются, что крупные мировые державы, могут разыграть курдскую карту не в их интересах. В результате политические интересы двух стран в регионе и их внутренняя безопасность окажутся под угрозой. С другой стороны, арабская активность вокруг  вопроса нормализации отношений с Дамаском, не может быть игнорирована Анкарой. В Турции  ясно отдают себе отчет в том, что пострадавшая от «арабской весны» Сирия, рано или поздно попытается вернуть свои позиции в регионе, чтобы самой решать свою судьбу. Геополитическое положение арабских стран, их территориальный и демографический факторы, ресурсная база дают им потенциальные возможности укрепить свои позиции в регионе и претендовать на особую роль в формировании нового миропорядка на Ближнем Востоке. Этого не могут не признать в Анкаре.  На самом деле турецкие озабоченности понятны и логичны. Политика Анкары в сирийском вопросе сегодня во многом обусловлена стремлением обеспечить стабильность правящей власти, поддержания внутренней безопасности государства и сохранения приобретенных позиций в регионе. С этой точки зрения, Анкара намерена использовать потенциал своих связей с Москвой и Тегераном, которые смотрят шире на отношения с Турцией и не склонны ограничиваться исключительно сирийской темой.

52.58MB | MySQL:103 | 0,576sec