О росте торговли накркотиком каптагон на Ближнем Восоке

Объем торговли стимулятором амфетаминового типа каптагон на Ближнем Востоке вырос в геометрической прогрессии в 2021 году до 5 млрд долларов, что создает растущий риск для здоровья населения и безопасности в регионе, говорится в докладе Института New Lines, опубликованное 15 апреля, который рисует тревожную картину влияния растущего потребления каптагона в регионе. «Торговля каптагоном — это быстро растущая незаконная экономика на Ближнем Востоке и в Средиземноморье. Основываясь только на крупномасштабных изъятиях, потенциальная стоимость розничной торговли в 2021 году оценивается более чем в 5,7 млрд долларов. Эта цифра является скачком по сравнению с оценкой примерно в 3,5 млрд долларов в 2020 году и отражает только розничную стоимость изъятых в прошлом году таблеток, которую аналитический центр оценил в более чем 420 млн долларов», — говорится в докладе, автором которого являются аналитики Кэролайн Роуз и Александр Содерхольм. Констатируется, что  многие страны не разглашают общие цифры изъятия препарата, основным производителем которого является Сирия, а основным потребителем — Саудовская Аравия. Реальное количество изъятых таблеток, вероятно, будет выше и все еще составляет лишь часть от общего количества  произведенного каптагона. Подсчет, осуществленный экспертами, показал, что изъятия продолжаются немного  более медленными темпами, чем в прошлом году, в основном потому, что в марте 2021 года в Малайзии была перехвачена рекордная партия из 94 млн таблеток, что видимо ослабило поток. Каптагон был торговым названием препарата, первоначально запатентованного в Германии в начале 1960-х годов, который содержал стимулятор амфетаминового типа под названием фенетиллин, используемый для лечения дефицита внимания и нарколепсии, среди других состояний. Позже он был запрещен и стал незаконным наркотиком, почти исключительно производимым и потребляемым на Ближнем Востоке. Каптагон теперь является брендом, а его логотип торговой марки имеет два взаимосвязанных «Cs», или полумесяца, выбитых на каждой таблетке. Это препарат, который часто содержит мало или вообще не содержит фенетиллина и близок к наркотику, который известен в других странах как «скорость». Институт New Lines заявил, что его быстро меняющаяся формула затрудняет попытки серьезно бороться с активно развивающейся торговлей. «Одним из наиболее сложных аспектов отслеживания моделей производства, контрабанды и использования каптагона является оценка его прекурсоров и постоянно меняющаяся химическая формула», — говорится в докладе.

Рыночная стоимость каптагона, произведенного в Сирии, теперь намного опережает легальный экспорт, что  привело к тому, что эту страну заклеймили как «наркогосударство». В докладе Института New Lines дополнительно задокументировано, как члены семьи президента САР Башара Асада и высокопоставленные члены его правительства участвуют в производстве и контрабанде каптагона. Подавленное международными санкциями, наложенными на правительство в ходе 11-летней войны в Сирии, правительство «использует торговлю как средство политического и экономического выживания», говорится в докладе. От себя отметим, что если это и есть «достоверные доказательства», то выглядят они слабовато. Вообще, есть только один действительно задокументированный случай торговли наркотиками госорганами  другой страны. Это КНДР, дипломаты которой перевозили партии специально выращенного наркотика в Европу диппочтой и распространяли там через местных дилеров. Но для того, чтобы задокументировать этот случай и легализовать оперативные данные, спецслужбам Австрии пришлось «случайно» разбить северокорейский дипломатический груз в аэропорту. В данном случае авторы доклада опираются в основном на рассказы перебежчиков, которые априори не являются убедительными доказательствами. Некоторые производственные мощности каптагона, хотя и меньшие, расположены в Ливане, который уже является третьим по величине экспортером гашиша в мире после Марокко и Афганистана. «Ливан послужил продолжением сирийской торговли каптагоном, ключевым транзитным пунктом для его потоков. Когда производство переместилось в Сирию, всегда там был уровень участия Ливана», — сообщила Кэролайн Роуз, один из авторов доклада еще в ноябре 2021 года. Большая часть производства в начале 2000-х годов осуществлялась негосударственными группами, которым требовались мобильные лабораторные установки, которые можно было бы переместить, чтобы избежать железной хватки сирийского государства. «Было много доказательств того, что лаборатории каптагона будут отправлены в Ливан на некоторое время, в том числе в долину Бекаа, а затем вернутся в Сирию. Производство в Ливане никоим образом не сопоставимо с уровнем и масштабами производства внутри Сирии, потому что у вас есть участие и поддержка государства в производстве», — считает Роуз. «Сирийские государственные деятели получают выгоду от различных союзных ополченцев и доверенных лиц в организации торговли, включая ливанское движение «Хизбалла»», — говорится в докладе. Некоторые из основных областей влияния шиитской группы включают значительный участок сирийско-ливанской границы, что придает ей ключевую роль в региональной торговле.

«Благодаря своей истории контроля над ливанским производством каннабиса и контрабандой из южной долины Бекаа «Хизбалла», по-видимому, сыграла важную вспомогательную роль в торговле каптагоном», — говорится в докладе. Каптагон до сих пор потреблялся в очень небольших масштабах в Европе, но то, что стало крупнейшим экспортом Сирии, может распространиться за пределы Ближнего Востока. «Его спектр эффектов и причин использования придают ему очень широкую привлекательность», — сказала К.Роуз. Он продается менее чем за один доллар в некоторых частях Сирии потребителям, которые в основном используют его, чтобы бодрствовать и работать на нескольких работах, таблетка может принести более 20 долларов в Саудовской Аравии, где она ценится как рекреационный наркотик. «В конечном итоге он может проникнуть на европейский рынок и создать  там свою собственную нишу», — полагает К.Роуз.

52.23MB | MySQL:103 | 0,450sec