О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 39

24 февраля с. г. Российская Федерация начала специальную военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР.

Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и уже можно говорить об «операции» практически на всей территории Украины. Заменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей, оперативной, реакции в Турции на российскую специальную операцию (хотя, с учетом просачивающегося в СМИ хода переговоров между российской и украинской делегациями, возможно, придется обратно менять слово «Украина» на слово «Донбасс» — И.С.).

Имея в виду геополитическую важность Турции для России, как «южного окна» в мир, продолжаем разбираться с турецкой реакцией на происходящие события.

Часть 38 нашего цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=85219.

Напомним, что в прошлой части нашей публикации мы остановились на том, что рассмотрели публикацию под заголовком «Как Средняя Азия отреагировала на войну на Украине» авторства Джаведа Зафара.

В своем материале, автор рассмотрел реакцию таких стран как Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, Кыргызстан на события на Украине.

При этом, с учетом торгово-экономических отношений, связывающих Россию с указанными странами, с учетом военно-политического сотрудничества между странами, а также с учетом российского участия в обеспечении их безопасности, среднеазиатскими государствами была, в итоге, занята нейтральная позиция при голосовании, в частности, в ООН. Хотя, в остальном, характерен пример того же Казахстана, чьи официальные лица заявили о том, что страна не будет путем обхода международных санкций со стороны России.

При этом, с учетом немалой доли русскоязычного населения на территории государств Средней Азии, как отмечается автором, указанные страны ощущают обеспокоенность происходящим.

Очевидно, что автором имеется в виду обеспокоенность тем, что «завтра» речь может зайти уже о них. То, что, возможно, не имеется автором в виду, но следует отметить – это то, что, действительно, не только к Украине у России есть вопросы относительно положения русскоязычного населения, а также относительно тех территорий, которые российское руководство может посчитать «исторически своим».

Вопрос же в этой ситуации для государств Средней Азии автор ставит так, что им следует задуматься о вариантах создания альтернативной структуры безопасности. Каковы же эти варианты?

Вариант номер один – это тот, что, в основе своей, построен на сближении с Турцией с опорой на этническое родство. Разумеется, при таком подходе, в центре структуры безопасности будет Организация тюркских государств. Мы не раз писали о том, что в год председательства Турции в организации главной целью турецкой стороны является «продавить» вопрос создания общих сил оперативного реагирования.

Второй вариант – развивать стратегические связи с Афганистаном, Пакистаном, Индией и Ираном, с уходом в сторону от России, Китая и, получается, что и от Турции. Заметим от себя, что, в данном случае, речь, разумеется, не идет о каком-то военно-политическом блоке, который объединит указанные страны. В отличие от «тюркского» варианта, речь идет о том, что можно развивать отношения с указанными странами на двусторонней основе в рамках различных соглашений.

Третий вариант заключается в том, что они могли бы развивать собственную архитектуру безопасности, читай – не имеющую под собой опоры на региональных партнёров. Тут, конечно, вопрос заключается в оценке тех рисков и угроз, которые стоят перед каждой, отдельно взятой страной. Если среди них доминируют угрозы внутреннего свойства (допустим, угроза «оранжевых революций») – это одна история, если в качестве угрозы рассматривается региональный терроризм – это другая, и совсем третья угроза – это та, что может (на взгляд автора рассматриваемой нами публикации – прим.), которая может исходить из соседних глобальных держав, таких как Россия и Китай.

Понятны те претензии / обеспокоенности к России со стороны среднеазиатских государств. Обеспокоенности их Китаем, впрочем, автор турецкого издания не объясняет, предлагая сконцентрироваться на поиске для себя альтернатив. Совершенно очевидно, что свое влияние Китай распространяет через экономику и, при подобном подходе, военно-политические союзы ничего не дают. Тем более, что территориальных притязаний в регионе Китай, вплоть до настоящего времени, не предъявлял.

Впрочем, как можно заметить, необходимость ухода от двух крупнейших игроков региона рассматривается автором как сама собой разумеющаяся.

Иными словами, подразумевается наличие (подспудной) агрессии России и Китая по отношению к молодым государствам региона, отсутствующей у альтернативных партнёров. Более того, при этом, подразумевается и то, что указанная архитектура безопасности (по одному из трех предложенных сценариев) будет в состоянии обеспечить защиту среднеазиатских государств от России и от Китая, при возникновении соответствующих проблем. Что, как можно заметить, далеко не является очевидным.

Цитируем следующий материал авторства известного обозревателя издания Daily Sabah Хаккы Оджала, известного своими эпатажными статьями и заявлениями, под заголовком: «Россия застелила постель в Украине, в которой сейчас лежит»:

«Американский ученый-неоконсерватор Роберт Каган говорит, что «глобальная сила и влияние, которые характеризовали большую часть эпохи после Холодной войны и до сих пор управляют миром», — это Соединенные Штаты Америки, «единственная по-настоящему глобальная сверхдержава во время Холодной войны». По словам Кагана, Америка с ее беспримерным богатством, могуществом и обширными международными союзами создала глобальную гегемонию. Он говорит, что гегемония не была создана распадом Советского Союза; он только усилил глобальную гегемонию США.

Этот короткий абзац прекрасно резюмирует, как преступная война, объявленная президентом России Владимиром Путиным Украине, была спровоцирована НАТО (единственной сверхдержавой и ее многочисленными международными союзниками И.С.) и почему она, вероятно, не закончится в ближайшее время.

Г-н Каган дерзко пишет в своей статье Foreign Affairs («Цена гегемонии»), что США не пытались заполнить вакуум, оставшийся после распада Советского Союза. Напротив, страны Восточной Европы, включая Украину, видели в НАТО путь бегства от российского и советского империализма. Они думали, что союз с Вашингтоном спасет их от российского ига. Г-н Каган говорит, что, если бы США отвергли требования восточноевропейцев о вступлении в НАТО, страны Западной Европы оказали бы сопротивление США. Многие американцы, по его словам, хотели бы, чтобы призывы восточноевропейцев вступить в НАТО и другие западные институты были отклонены, потому что они не понимают истинной природы того, чтобы быть единственной настоящей сверхдержавой, потому что они «не осознают ежедневного влияния, которое мощь США оказывает на остальной мир».

Мистер Каган, как обычно, страстно искажает правду. Он утверждает, что даже советский лидер Михаил Горбачев просил бывшего госсекретаря США Джеймса Бейкера о том, чтобы объединенная Германия «содержалась в европейских структурах».

Бывший канцлер Германии Ангела Меркель, вошедшая в политику на волне революций 1989 года, некоторое время занимая пост заместителя официального представителя первого демократически избранного правительства Восточной Германии во главе с Лотаром де Мезьером, предупредила своих соотечественников, напомнив им, что возможное объединение с Западом может повлечь членство в НАТО. Она упомянула возражения (западной) Германии против членства в НАТО. Следовательно, Западная Германия не стала членом альянса до 1955 года. Соответственно, Германия госпожи Меркель никогда не соглашалась на расширение НАТО на Восток и в 2008 году заблокировала заявку Украины в НАТО. Когда президент Украины Владимир Зеленский заявил, что она несет ответственность за военные зверства в апреле 2022 года, Меркель повторила свое объяснение своего решения 2008 года.

Но переписать постсоветскую историю довольно легко, особенно после того, как стал свидетелем ужасов российского вторжения в Украину. Теперь никто не будет подвергать сомнению г-на Кагана, когда он считает, что вторжение Путина научило американцев их предназначению в этом мире. Теперь американцы готовы заплатить цену за гегемонию и научиться использовать свою власть.

А как насчет г-на Путина, который думал, что Кремль всегда жаловался на то, что его обманывают на каждом шагу? Путин говорит, что бывший президент США Билл Клинтон пообещал бывшему президенту России Борису Ельцину, что НАТО не сдвинется «ни на дюйм» на восток. Путин сказал: «Вы нас бессовестно обманули».

Другими словами, Путин знал, что Запад в целом и НАТО в частности лгали русским.

Например, когда НАТО создали учебный центр на украинской военной базе в Яворове на западе Украины, примерно в 10 км (6,2 мили) от границы с Польшей и в 30 км к северо-западу от Львова в Яворовском районе, Путин обнаружил, что там только занятия по современным методам картографирования и практическое обучение работе с переносными зенитно-ракетными комплексами (ПЗРК), переносными зенитными управляемыми вооружениями, которые представляют угрозу для низколетящих самолетов, особенно вертолетов.

Глава спецслужбы Украины — это человек, который также сыграл роль начальника спецслужбы в известном сериале Зеленского, который открыл тому дорогу в политику.

Но служба безопасности Путина состоит из его бывших коллег, которые выполняют свою работу последние три десятилетия; они должны были знать, что НАТО завезло в Украину по 10 таких переносных ракетных установок на каждый российский танк, который будет участвовать во вторжении, как они это сделали в районе Донбасса.

Будучи в зависимости от просочившихся от российской оппозиции рудиментарных сообщений о том, что российская армия еще не оправилась от разрушительных бюджетных сокращений ельцинских лет, многие в СМИ (включая автора этих строк) осмелились предположить, что Путин не повторит своих действия, когда он вторгся в Крым и некоторые части Донбасса в 2014 году.

Россия была сильно интегрирована в западную финансовую систему. Она не допустит никаких санкций в отношении своих финансовых и коммерческих систем. У России было более 100 миллиардов долларов в банках США и Федеральной резервной системе (ФРС), и их заморозка окажет разрушительное воздействие на российскую экономику. США не только заморозили их, но теперь они собираются их ликвидировать, предполагая, что эти средства, по сути, конфискованы на неопределенный срок. Мы все думали, что зависимость западноевропейцев от российского газа и нефти жизненно важна, и они не могли отрезать ее в случае нападения России на Украину, но это предположение было очень надуманным, потому что арабы могли легко бежать на помощь ЕС.

В этих условиях мудрый управленец и проницательный руководитель вроде Путина не станет развязывать горячую войну, когда Холодная вполне отвечает его интересам. Вероятно, Путин, должно быть, думал, что это будет вторжение в другую маленькую страну, ожидая, что она будет быстро захвачена. Если бы он это сделал… Но теперь он знает, что ошибался так сильно, что снова поставил мир в состояние, которое бывший президент США Джордж Буш-младший заявил в 2001 году: вы либо с США, либо против США. Кроме того, кровать, которую он стелил для себя в Украине, совсем не будет удобной.

Тем не менее, есть шанс остановить эту глупую войну, в которой Россия не собирается побеждать.

Как сказал бы Путину в качестве бесплатного совета Джон Аркилла, друг обозревателя New York Times Томаса Фридмана и бывший профессор оборонного анализа в Военно-морской школе последипломного образования: «Помирись, дурак»».

Итак, о чем говорит изложенная выше публикация?

Прежде всего, о том, о чем нередко можно слышать в Турции: да, США спровоцировали войну на Украине. Да, США нарушили, пусть и вербально, но, все же, публично данные обязательства по нерасширению НАТО на Восток. Да, США взяли на себя слишком много, провозгласив себя мировым гегемоном. Не имея для этого, по крайней мере, достаточного количество моральных оснований, коль скоро «мир – больше пяти». – Однако, Россия тем, что начала «преступную войну» на Украине, поставила себя в положение неправой, когда неправыми являлись США. То есть, Россия, в данном случае действовала неосмотрительно, дав неубиваемый козырь своим противникам в лице США, НАТО и коллективного Запада.

Весьма турецкая логика, которая заключается в том, что надо находить какие-то «другие способы» противодействия мягкой силе США, по всей видимости, эти действия должны быть также из категории «мягкой силы».

Впрочем, стоит заметить, что те же США достаточно легко переключаются из режима мягкой силы на режим жесткой конфронтации, когда это требуется и когда ситуация позволяет. Тем более, что и вступление той же Украины в состав НАТО – это, отнюдь, не открытие на своей территории офиса «US Aid» и реагировать на это нельзя в рамках идей «мягкой силы».

И, вряд ли, туркам говорить о мягких средствах, когда они сами начали очередной этап специальной операции в Ираке. Как можно слышать в неофициальных разговорах в Турции, целью является не просто очередной рейд через турецко-иракскую границу, целью является «окончательная победа» над Рабочей партией Курдистана, о которой турецкому руководству можно провозгласить к парламентским и президентским выборам 2023 года. Так что, нельзя говорить о том, что Турция – лучший советчик в эти дни в вопросах «легитимности специальных операций».

Впрочем, как мы можем заметить, турецкое руководство выбирает из всего пула возможных побед к 2023 году тот вариант, который не приведет ни к каким санкциям со стороны США и Запада.

Хотя, к примеру, есть и Кипрский вопрос, который ждет своего решения уже не одно десятилетие. И, хотя турецкое руководство, уже официально объявило о том, что оно прекращает усилия по объединению острова на каких бы то ни было условиях, однако, никакого решения этой проблемы предложено не было. Хотя, заметим, всегда для турецкой стороны есть вариант по проведению референдума на Кипре о дальнейшей судьбе турецкой части острова, в частности, о присоединении его к «материковой Турции».

Или же есть ещё вариант с Восточным Средиземноморьем и выставлением Турцией нужной себе границы своей исключительной экономической зоны. Однако, это – вариант пусть и восстановления очевидной для Турции справедливости, однако, через жесткое противостояние с ЕС и с отдельными членами НАТО, включая такого влиятельного игрока как Франция. США и Германия, в подобного рода ситуации, скорее всего, предпочтут занять более взвешенную позицию хотя и в сторону интересов Греции и Кипра. Впрочем, до санкций, совершенно очевидно, может дойти.

Так что, из всего предложенного, турецкое руководство выбирает самый «спокойный» для себя вариант, который, по крайней мере, не сулит никаких санкций со стороны международного сообщества и, при этом, может иметь достаточный резонанс внутри страны, который может быть конвертирован в голоса избирателей на предстоящих выборах.

52.63MB | MySQL:103 | 0,542sec