О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 38.

24 февраля с. г. Российская Федерация начала специальную военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР.

Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и уже можно говорить об «операции» практически на всей территории Украины. Заменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей, оперативной, реакции в Турции на российскую специальную операцию (хотя, с учетом просачивающегося в СМИ хода переговоров между российской и украинской делегациями, возможно, придется обратно менять слово «Украина» на слово «Донбасс» — И.С.).

Имея в виду геополитическую важность Турции для России, как «южного окна» в мир, продолжаем разбираться с турецкой реакцией на происходящие события.

Часть 37 нашего цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=85204.

Напомним, что в прошлой части нашей публикации мы остановились на материале Бурханеттина Дуран, посвященном «новой Холодной войне». В частности, автор констатирует то очевидное, что глобальному либеральному порядку наступил конец. А на его место приходит период глобального (бес)порядка, с серьезным кризисом в краеугольном институте – Организации Объединенных Наций. При этом, как отмечается турецким автором США, похоже, предстоит вести новую Холодную войну на два фронта – с Китаем и с Россией, что означает необходимость фокусировки США на внешних вызовах, взамен, ну или в ущерб, концентрации на внутренних вызовах.

Впрочем, как можно понять турецкого автора, наличие у Китая и у России общего противника в лице США не означает того, что они являются союзниками и Китай придет России на помощь. Скорее, следует ожидать того, что Китай будет помогать России ровно столько, сколько необходимо, чтобы она, будучи ослабленной, не рухнула. Продолжая эту мысль, речь идет о том, чтобы Россия, если бы и рухнула, то рухнула в заранее подготовленные «объятия» Китая.

Заметим, что турецкий автор говорит о серьезной недооценке России со стороны тех же европейцев в плане способности российской стороны изменять глобальный баланс сил. Однако, главный вопрос состоит в том, какие внутренние резервы России проявятся в ходе войны на Украине.

Если же смотреть по формальному признаку, то, как не неприятно это будет признавать России, европейцы имеют основания в своих невысоких оценках возможностей российской стороны за рамками жесткой силы.

За примерами далеко ходить не надо: никаких «больных для Запада» асимметричных мер, о которых российское руководство говорила перед конфликтом, не проявилось. В плане санкций, Россия смотрится страной защищающейся и пассивной, а не атакующей. Запад откровенно грабит Россию, блокируя резервы и счета ЦБ РФ и российских граждан, с чем Россия ничего пока поделать не смогла. Запад приступает к поставке тяжелых вооружений сопротивляющейся Украине, не встречая пока серьезного противодействия со стороны России. Информационное пространство ведущих государств мира – за проукраинскими силами. Отдельных слов заслуживает и так называемая «национализация элит»: пока выглядит так, что российские олигархи предпочитают продолжение скитаний по миру, вместо того, чтобы возвращаться в Россию и «впрягаться» в общее дело. Разноголосица российских официальных лиц в средствах массовой информации, включая западные СМИ, в которой проскакивают и тезисы, которые откровенно наносят ущерб России, лишь убеждает западных партнёров в том, что российский бюрократический аппарат и ключевые фигуры – слаб и неоднороден. А, следовательно, может дрогнуть при продолжении давления, нивелировав победы на поле боя.

Так что, западники имеют формальные основания для того, чтобы испытывать надежды на то, что Россию на Украине можно, как минимум, серьезно обескровить, многократно ускорив задуманный не вчера процесс её расчленения. Говорим «формальные», имея в виду способность России преподносить сюрпризы на критических виражах истории. Возможно именно это заставляет турецкого обозревателя говорить о том, что имеет место быть «недооценка России». Сложно отрицать и то, что Россия, даже выступая в экономических войнах стороной защищающейся, повлияла на запуск в мире череды кризисных явлений в сфере продовольствия, энергетики и финансов. Кроме того, оказалось серьезно подорвано доверие и к доллару США, как к мировой резервной валюте. Россия – не самая сильная экономика мира, однако, у неё достаточно веса для того, чтобы нанести ущерб идее доллара в мире.

Совершенно неудивительно, что турецкий автор говорит о роли дипломатии и о том, что Турция могла сыграть бы свою благотворную роль, усадив за стол переговоров противоборствующие стороны. В этом смысле, Турция ловит «язык жестов» со стороны России, возможно, преувеличивая желание российской стороны, по крайней мере — на данном этапе, переговариваться с Украиной, вообще, и, на территории Стамбула, в частности. Тем не менее, как мы не раз писали в своих публикациях, идея миротворчества для турецкого руководства является выигрышной сама по себе, как с точки зрения внутренней, так и внешней политики. Так что, Турция будет продолжать свои усилия в этом направлении.

Достаточно интересным является материал под заголовком «Как Средняя Азия отреагировала на войну на Украине», опубликованный 15 апреля с.г. в издании Daily Sabah. Автором материала стал Джавед Зафар (обладатель докторской степени по геополитике из Jamia Millia Islamia в Нью-Дели, базирующийся в Анкаре. Член редколлегии журнала «Арктическое обозрение», Москва – И.С.).

В контексте того, что Средняя Азия является зоной стратегических интересов России, интересными представляются экспертные оценки со стороны обозревателей третьих стран.

Цитируем материал:

«Россия начала войну с Украиной под видом специальной военной операции. Есть много аргументов о российском вторжении в Украину. Некоторые эксперты предполагают, что посредством этой войны Россия переделывает и реструктурирует бывшее советское географическое пространство. Страна оправдывает свою военную операцию предлогом «защиты русского этноса в Украине». Мир отреагировал по-разному в соответствии со своими национальными интересами и приверженностью региональной безопасности.

Средняя Азия является непосредственным соседом России. В регионе Россия традиционно держит гегемонию. Поскольку регион меняется политически и социально, он стал приоритетом для России. Страна имеет военные базы в регионе и считается гарантом безопасности и мира. Она продолжает обучать вооруженные силы региона и обеспечивать безопасность и наблюдение за границами. Приверженность России этому региону была очевидна, когда она разместила свои войска в Туркменистане во время захвата Кабула талибами. Казахстан является крупнейшим соседом России, поскольку две страны имеют общую границу протяженностью 7 644 км (4 750 миль). Почти 20% казахского населения составляют русские, в основном сосредоточенные в северной части Казахстана. Поскольку украинский кризис разразился из-за присутствия этнических русских в Украине, Казахстан осторожно реагирует на это. Во время недавних беспорядков в Казахстане, Россия вместе с другими членами Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) направила войска и помогла Казахстану успешно подавить беспорядки. Россия является главным архитектором и центральной силой в ОДКБ. Она сталкивается с жесткой конкуренцией со стороны Китая, поскольку Китай экономически интегрирует регион в рамках инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП).

Российское военное присутствие в регионе жизненно важно, но исторически экономическое присутствие России было слабым. Сейчас Москва также работает над тем, чтобы восполнить этот пробел, инвестируя в различные сферы. В постсоветском сценарии, Россия создала Содружество Независимых Государств (СНГ) для политической интеграции региона и Евразийский экономический союз (ЕАЭС) вместе с Европейским экономическим сообществом (ЕЭС) для экономического взаимодействия. В обеих экономических инициативах, Казахстан был учредителем. Четыре из пяти центральноазиатских государств входили в ЕЭС, хотя Узбекистан вышел из группы в 2008 году. Вначале экономическая деятельность России была медленной, но после 2000 года Россия попыталась набрать темп. Хотя ЕС является крупнейшим торговым партнером Казахстана, на долю которого приходится 29,7% от общего объема торговли, Россия также является его близким торговым партнером. Торговый оборот обеих стран составляет 25,6 млрд долларов, и за последние 30 лет Россия инвестировала 40 млрд долларов в энергетический сектор Казахстана. Казахстан является членом возглавляемой Россией ОДКБ. Когда разразился украинский кризис, страна выбрала нейтралитет и призвала к решению вопроса путем диалога. Во время голосования в ООН, она предпочла воздержаться. Несмотря на то, что это крупнейший торговый и оборонный партнер России, он ищет надежного партнера-противовеса.

Китай также является новой альтернативой, но Китай не может помочь Казахстану выйти из тени России. Реакция Запада на Украине поставила Казахстан перед дилеммой. Насколько Казахстан может доверять Западу во время кризиса с Россией, ведь он тоже очень далек от Запада? В будущем, Казахстан может попытаться укрепить свои отношения с Турцией, поскольку страна может помочь Казахстану через Азербайджан и Каспийское море, поскольку Турция также поддерживает Украину на международных форумах. Несмотря на свой нейтралитет и то, что страна воздержалась при голосовании, Казахстан не только отклонил просьбу России о присоединении своих войск к наступлению на Украине, но и отклонил требование России о признании Донецкой и Луганской республик.

Хотя Узбекистан не имеет общей границы с Россией, он является важным торговым партнером с объемом двусторонней торговли в размере 5 миллиардов долларов в год. Во время последнего визита президента России Владимира Путина обе страны подписали соглашения на сумму 27 миллиардов долларов, направленные на активизацию экономических связей. В течение последних 10 лет Узбекистан модернизирует свои вооруженные силы, и Россия активно сотрудничает, в том числе предоставляет учебные и передовые системы вооружения с боевыми вертолетами Ми-35М, бронетранспортерами (БТР) БТР-82А и бронеавтомобилем специального назначения «Тигр». Узбекистан также ведет переговоры о закупке истребителей Су-30СМ и радиолокационных комплексов «Сопка-2». После того, как талибы захватили Афганистан, Узбекистан чувствует себя небезопасно на афганской границе, поскольку многие узбекские боевики могут проникнуть в Узбекистан; поэтому ему нужна помощь России и в борьбе с терроризмом. Обе страны также подписали Программу стратегического партнерства в 2021 году на следующие пять лет (2021 — 2025 годы). Китай уже внутренне поддерживает Россию, поэтому у Узбекистана также не было другого выбора, кроме как поддержать Россию или оставаться нейтральным. Западное присутствие в регионе почти ничтожно, и Китай пытается доминировать в регионе; поэтому Узбекистану также нужна Россия в качестве противовеса Китаю. Узбекистан также продемонстрировал свой нейтралитет и воздержался при голосовании в ООН.

Туркменистан — очень закрытая страна, и сложно узнать общественное мнение по любой международной проблеме. Традиционно в регионе доминируют Россия и Китай, а экспорт энергоносителей Туркменистана, в основном, зависит от России и Китая. Туркменистан граничит с Афганистаном, и талибы, захватившие Кабул, создали угрозу для страны. Безопасность Туркменистана зависит от России. Россия также позиционирует себя как гарант безопасности в регионе. Когда талибы захватили Кабул, Россия организовала военные учения с Туркменистаном и разместила свою армию на туркмено-афганской границе. Как и Узбекистан, Туркменистан воздержался при голосовании в ООН.

Таджикистан входит в число беднейших стран Центральной Азии, и 27,68% его валового внутреннего продукта (ВВП) зависит от денежных переводов таджикских трудовых мигрантов в Россию. Если Таджикистан займет какую-либо антироссийскую позицию, это создаст проблемы для таджикских рабочих в России. У России также есть военная база в Таджикистане, которая обеспечивает безопасность Таджикистана от нарушения региональной безопасности и боевиков. Таджикистан также является членом ОДКБ, что обязывает его сотрудничать с Россией по вопросам безопасности. Китай граничит с Таджикистаном и имеет военное присутствие в стране, усиливая свое влияние в регионе посредством проекта «Один пояс один путь» и военных действий в регионе. Китай также занимается Афганистаном, что делает Таджикистан более зависимым от Китая. Поэтому Таджикистану необходимо российское присутствие на своей территории для снижения давления со стороны Китая. Таджикистан также воздержался на заседании Генеральной Ассамблеи ООН (ГА ООН).

Кыргызстан также граничит с Китаем и является членом возглавляемой Россией ОДКБ. Россия также имеет военную базу в Киргизии. Почти 31,31% ВВП Кыргызстана зависит от денежных переводов кыргызских рабочих в Россию. Хотя Китай является крупнейшим торговым партнером Кыргызстана с 28,89% от общего объема торговли, Россия является его вторым по величине торговым партнером с 24,62% ​​от общего объема торговли. Китай доминирует в регионе в вопросах безопасности и экономики, а Россия не только обеспечивает альтернативу, но и связывает Кыргызстан благодаря наследию исторических отношений. Киргизия также воздержалась при голосовании за поддержку России по Украине.

Хотя государства Средней Азии не критиковали российское вторжение в Украину, они очень обеспокоены российским военным подходом к Украине, поскольку Запад, международное сообщество и институты полностью не смогли защитить Украину. Из-за отсутствия мощной альтернативы они были вынуждены поддерживать Россию или оставаться нейтральными в отношении Украины. Удивительно, но они предпочли быть нейтральными, несмотря на тесные экономические отношения и зависимость от России с точки зрения безопасности. Для защиты своих интересов им нужен альтернативный подход и инфраструктура безопасности.

У государств Средней Азии есть три варианта создания альтернативной структуры безопасности. Исторически они являются частью этнической тюркской нации и привязаны к Турции, с которой в будущем могут создать альтернативную структуру экономики и безопасности. Турция является членом НАТО и близким союзником европейских стран. Поэтому это также может помочь связать их с европейской экономикой. Второй вариант – развивать стратегические связи с Афганистаном, Пакистаном, Индией и Ираном, так как с этими странами у них исторические и религиозные связи. Им следует постепенно снижать свою зависимость от России и Китая и устанавливать больше связей с Южной Азией и Западной Азией. В-третьих, они должны улучшить свои отношения и двигаться к единой границе или интегрированному.

В-третьих, они должны улучшить свои отношения и двигаться к единой или интегрированной Средней Азии с большей социальной и экономической инклюзивностью. Они также могут создать собственную внутреннюю структуру безопасности для центральноазиатского региона».

52.2MB | MySQL:103 | 0,462sec