О факторах продовольственной безопасности в странах Ближнего Востока в 2022 году

Скорректированные на этой неделе прогнозы экономических экспертов свидетельствуют об отсрочке угрозы масштабного продовольственного голода до начала 2023 года. В том числе и по причине того, что главным катализатором этого кризиса станет дефицит в производстве и поставках минеральных удобрений, который образуется ввиду нарушения логистических цепочек поставок, а также вводимых санкций и односторонних ограничений. Такое положение дел в свою очередь свидетельствуют о том, что в нынешнем году следует ожидать в целом стабильного, не ниже среднего уровня, производства зерновых в большинстве регионов мира, включая Ближний Восток.

C учетом достаточно благоприятного прогноза на предстоящий аграрный сезон для многих стран ближневосточного региона в сочетании с наличием у большинства из них стратегических продовольственных резервов на период в среднем от 6 до 12 месяцев, можно говорить о том, что острая фаза продовольственного кризиса для этих стран может наступить не ранее начала 2023 года.

В Египте – с учетом благоприятных климатических условий — ожидаемый урожай пшеницы летом 2022 года вырастет на 9% по сравнению с прошлогодним результатом, а производство кукурузы и риса как минимум сохранится на прошлогоднем уровне. В этом контексте Египет планирует даже сократить в текущем году импорт основных видов продовольственной номенклатуры.

В наиболее дефицитных с точки зрения водных ресурсов странах региона – Сирии и Ираке – обильные дожди в пик посевного сезона в январе-феврале с.г. позволяют прогнозировать высокий уровень урожая в мае-июне текущего года.

В двух других крупных странах-производителях пшеницы в регионе – Турции и Иране в текущем сезоне по предварительным прогнозам ожидается производство на среднем уровне, а именно в объеме 19 и 13 млн тонн по итогам 2022 года соответственно. В Иране ситуация возможно несколько сложнее ввиду продолжающейся засухи и предполагаемого наращивания закупок пшеницы из-за рубежа в 2023 году.

Именно к этой пятерке крупных аграрных стран (Египет, Иран, Турция, Ирак и Сирия) c совокупным значительным демографическим составом свыше 330 млн человек сегодня привлечено основное внимание с точки зрения продовольственной безопасности.  В отличие от охваченных перманентным гуманитарным кризисом стран, вышеупомянутая «пятерка» благодаря климатическим и географическим особенностям очень сильно зависит не  столько от экспорта сырья, сколько от показателей собственного производства. Например, Турция обеспечивает более 50% внутренних потребностей в пшенице за счет местного производства. Соответственно в обеспечении своей национальной продовольственной безопасности Турция как и другие страны этой группы в большой степени зависят не только от импорта пшеницы из других регионов, включая Россию и Украину, но и от устойчивости и стабильности собственной системы производства. Причем в случае провала аграрного сезона негативные последствия скажутся не только в виде продовольственного кризиса, но и в более масштабном социально-экономическом кризисе с учетом того, что аграрный сектор обеспечивает существенную часть доходов и занятости населения этих стран.

Соответственно, климатические условия, которые пока благоприятно складываются здесь с начала 2022 года – важнейший фактор их продовольственной безопасности. Но при усилении засухи и других климатических катаклизмах в течение нескольких следующих месяцев ситуация с продовольственным обеспечением в этих странах может коренным образом измениться.

Не менее важным фактором для этих стран, особенно на долгосрочную перспективу 2023-2024 гг. является также стабилизация мирового рынка удобрений, который прогнозируется сегодня экспертами. В 2020-2021 гг. спрос на удобрения в странах Ближнего Востока в среднем вырос на 10% и сохраняет тенденцию роста.

Также проблема текущего роста цен на энергию и топлива является важным фактором продовольственной безопасности этих стран, особенно для наиболее зависимых от внешних энергетических рынков Турции и Египта, поскольку удорожание этого компонента приведет к общему росту продовольственных цен с учетом значительной роли социальных субсидируемых продовольственных программ в этих странах.

Разумеется, при оценке степени уязвимости стран Ближнего Востока с точки зрения национальной продовольственной безопасности отдельно следует рассматривать страны с перманентным военным конфликтом либо гуманитарным кризисом – Йемен, Афганистан и Ливан – которым продовольственная помощь на 70-90% оказывается по линии международных гуманитарных организаций. Именно эта группа стран в силу различных факторов не обладает каким-либо значительным аграрным потенциалом, способным обеспечить продовольственную безопасность. Например, Ливан не только не в состоянии обеспечить себя самостоятельно стратегическими видами продовольствия, но и не обладает доcтаточной инфраструктурой по  его складированию и хранению. После взрыва в порту Бейрута в 2020 году 80% мощностей Ливана по хранению зерновых были уничтожены и до сих пор не восстановлены. При этом для производства хлеба в стране Ливан вынужден импортировать практически все необходимые ингридиенды – пшеницу, cахар и электроэнергию.

К наиболее устойчивым с точки зрения национальной продовольственной безопасности следует отнести богатые страны Персидского залива – Катар, Кувейт, ОАЭ, Саудовскую Аравию и Оман, несмотря на то, что большинство из них являются нетто-импортерами продовольствия и не имеют возможностей развивать в полном масштабе собственное аграрное производство ввиду ограниченности земельных  и водных ресурсов и климатических особенностей. Однако по совокупности факторов, включая экономическую доступность к продовольствию, все эти страны, за исключением Омана, будут способны обеспечить свою продовольственную безопасность благодаря высоким ценам на энергоресурсы (основной источник их бюджетных поступлений).

Резюмируя, даже если удастся избежать острого и масштабного продовольственного кризиса в ближневосточных странах в ближайшие месяцы, cовокупное негативное воздействия целого ряда факторов (климатические катаклизмы, вооруженные конфликты, нарушения глобальных логистических поставок и торговли ввиду санкций и односторонних запретительных мер, дестабилизация на рынке удобрений, растущие цены на энергию и топливо) будут в различной степени оказывать прямое негативное воздействие на продовольственную безопасность в большинстве из этих стран, даже наиболее обеспеченных, для которых проблемы экономического доступа к продовольствию в принципе решены.

52.22MB | MySQL:103 | 0,617sec