О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 43

24 февраля с. г. Российская Федерация начала специальную военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР.

Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и уже можно говорить об «операции» практически на всей территории Украины. Заменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей, оперативной, реакции в Турции на российскую специальную операцию (хотя, с учетом просачивающегося в СМИ хода переговоров между российской и украинской делегациями, возможно, придется обратно менять слово «Украина» на слово «Донбасс» — И.С.).

Имея в виду геополитическую важность Турции для России, как «южного окна» в мир, продолжаем разбираться с турецкой реакцией на происходящие события.

Часть 42 нашего цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=85354.

Напомним, что в прошлой части нашей публикации мы приступили к рассмотрению публикации Фонда SETAV под заголовком: «Вероятное влияние российско-украинской войны на Сирию». Материал опубликован 18 апреля с.г. Его авторами стали эксперты Фонда Джан Аджун и Кутлухан Гёрюджю.

Нами были рассмотрены военный и экономический аспекты возможного влияния войны на Украине на ситуацию в Сирии. И мы приступили к рассмотрению политического аспекта.

В частности, турецкими авторами говорится о том, что США и, говоря шире, Запад могли бы укрепить свою поддержку, оказываемую оппозиционным сирийским силам. При этом, турецкий материал предполагает и другое: что США, все-таки, могут решиться на то, чтобы отказаться от поддержки, оказываемой сирийским курдам из Сил народной самообороны и Партии демократический союз.

Впрочем, как показывают действия США, они будут делать ровно столько, сколько необходимо для того, чтобы удерживать Турцию в своей обойме, воздерживаясь от любых избыточных действий. Как мы можем заметить, американцы, в принципе, готовы разговаривать о поставке Турции запасных частей и услуг по техническому обслуживанию существующих у страны самолетов F-16. А вот возвращать Турцию в программу F-35 не собираются. В определенном смысле, этот шаг, если бы он случился, означал бы то, что туркам удалось США то что называется «продавить». А это – уже потеря лица. Плюс – избыточное действие, сопряженное с отыгрышем ранее принятого решения.

При этом, заметим, что, если в военно-техническом сотрудничестве между Турцией есть определенные подвижки, то этого нельзя сказать о политической повестке дня между США и Турцией. Что, впрочем, понятно: первое – это про «живые деньги», которые будут платиться Турцией американцам. Причем не за самые современные изделия. Кроме того, присутствует ещё и такой момент, как техническая поддержка, на которой можно и нужно зарабатывать больше, чем на продажах. Так что, нет повода от неё отказываться, хотя «поводить за нос» турецкую сторону – это то, что американцы делают в качестве некоего «урока».

Второе, политика, не имеет прямого материального эквивалента – это вопросы стратегические, которыми США не готовы поступиться. Будь то речь о сирийских курдах или же о том, каким словом именовать события 1915 года. Накануне президент Байден, уже во второй раз в своей президентской биографии, именовал эти события «геноцидом».

Вот заявление, размещенное на сайте Белого дома по поводу очередной годовщины трагической даты, 24 апреля с.г. Цитируем (перевод – неофициальный, авторский – И.С.):

«24 апреля 1915 года османские власти арестовали армянскую интеллигенцию и общественных деятелей Константинополя. Так начался геноцид армян — одно из самых страшных массовых злодеяний 20-го века. Сегодня мы вспоминаем о полутора миллионах армян, которые были депортированы, убиты или шли на смерть в ходе кампании истребления, и скорбим о трагической гибели стольких людей.

Размышляя о геноциде армян, мы подтверждаем наше обещание сохранять бдительность в отношении разрушительного влияния ненависти во всех ее формах. Мы вновь обязуемся говорить и прекращать злодеяния, которые оставляют неизгладимые шрамы в мире. И, оплакивая то, что было потеряно во время «Медс Егерн», давайте удвоим наши усилия по исцелению и построению лучшего, более мирного мира, которого мы желаем нашим детям. Мир, в котором соблюдаются права человека, где пороки фанатизма и нетерпимости не отмечают нашу повседневную жизнь и где люди во всем мире могут жить достойно и в безопасности.

Это также момент, чтобы задуматься о силе и стойкости армянского народа. Пережив геноцид, армянский народ был полон решимости восстановить свою общину и свою культуру, часто в новых домах и на новых землях, в том числе в Соединенных Штатах. Американские армяне являются жизненно важной частью ткани Соединенных Штатов. Они делают нашу нацию сильнее и динамичнее, несмотря на то, что продолжают нести с собой трагическое знание того, что пришлось пережить их предкам. Мы признаем их боль и чтим их историю.

Сегодня, 107 лет спустя, американский народ продолжает чтить всех армян, погибших в результате геноцида».

Заметим, что таким же пресс-релизом (исходя из дипломатического принципа симметричности) Турция не ответила на заявление Джо Байдена. Заметим, что нынешний американский президент сделал то, что, пожалуй, до него не делал ни один лидер США до него: он в одном пресс-релизе четыре (!) раза упомянул слово «геноцид». Вплоть до настоящего времени, американские лидеры употребляли исключительно «Медс Егерн», избегая конфронтации с Турцией. Это настолько беспрецедентно, что уместным бы смотрелся пресс-релиз на уровне президента Турции.

Это, опять же, к вопросу о том, что американцы готовы на некие не уступки, но не подвижки в отношении Турции в плане торгово-экономического сотрудничества, но строго за «кэш». В том смысле, что американцы будут продавать за наличность, но даже вопросы кредитования, помощи и даже прямых иностранных инвестиций в Турцию – это «другое». Тут никаких сантиментов американцы проявлять по отношению к Турции не собираются – все будет строго в рамках экономической выгодой и не должно противоречить логике внешней политики страны.

Касательно же политических вопросов, а армянский вопрос – строго политический для американского руководства, причем – вопрос не только внешней, но и внутренней политики, то тут американцы наглядно показывают туркам, что теперь им «все равно» на мнение турецкого руководства. И никакие механизмы нормализации отношений, в этом смысле, не изменят стратегической установки США на армян и на курдов, в противоположность и даже в пику Турции.

Это указывает на то, что США чувствуют себя достаточно уверенно в отношении Турции. На что причин – масса: от того, что туркам сейчас явно нужны инвесторы в свою экономику для решения насущных проблем страны, до того, что президент Р.Т. Эрдоган и его Партия справедливости и развития входят в новый выборный цикл, где им придется крайне несладко.

Уже сейчас аналитиками рассматриваются различные сценарии будущих выборов 2023 года. Конечно, пиковый для власти сценарий – это поражение и Эрдогана и его партии на выборах.

Однако, пока, все-таки, предпочтение отдается «среднему» сценарию, при котором Р.Т.Эрдоган сохранит свой президентский пост, однако альянс Партии справедливости и развития с Партией националистического движения потерпит поражение «союзу оппозиционных сил» из шести партий, включая: Народно-республиканскую партию, Хорошую партию, Партию будущего, Партию демократии и прорыва, Демократическую партию и Партию счастья. Накануне те провели шестистороннюю встречу с тем, чтобы развеять циркулирующие слухи о разладе в оппозиционных рядах. Как бы то ни было, сложно отрицать и то, что самые большие проблемы оппозиционные партии испытывают с определением кандидатуры единого оппозиционного кандидата на президентских выборах. И это – их главная уязвимость, имея в виду необходимость выступления с сильным кандидатом и единым фронтом против такого политического тяжеловеса, находящегося на пике своих возможностей, как Реджеп Тайип Эрдоган. Что же до разделения ролей в коалиции, то здесь ситуация – более понятная, поскольку каждый получит то, что получит, исходя из процента голосов в поддержку.

Будущие министерские портфели делить совершенно бессмысленно, просто потому что после превращения Турции из парламентской в президентскую республику именно президент страны определяет состав будущего кабинета министров, представляя его на согласование в Парламент.

В этом, разумеется, и главная коллизия: что будет в случае конфликта между президентом и Парламентом, когда последний не утверждает состав правительства, предложенный президентом? — Это может быть принципиально новая ситуация для Турции, за которой последует роспуск президентом Парламента, но и, не будем забывать, собственная отставка. И, разумеется, досрочные выборы в стране.

И этот сценарий для Турции может оказаться весьма вероятным, потому что нет сомнений, что президент Р.Т.Эрдоган – это самый сильный на настоящий момент политик в Турции, победу над которым, по крайней мере в 2023 году, можно будет считать «подвигом» оппозиции. Однако, повторимся, его Партия справедливости и развития находится далеко не на своем подъеме.

Так что, помимо курдов и армян, американцы сделали ещё одну свою ставку – это ставка на турецкую оппозицию. Что, кстати, последние заявления Джо Байдена по поводу событий 1915 года наглядно показывают. Американцы демонстрируют ограниченность и сиюминутность своего интереса к нынешней турецкой власти.

Тем не менее, турецкая власть не была бы ею, если бы президент Р.Т. Эрдоган не выступил, пусть и не с пресс-релизом в адрес США, то, по крайней мере, с порцией своих резких заявлений. Цитируем турецкого лидера:

«В телеобращении после заседания кабинета министров Эрдоган призвал Байдена «изучить историю» об армянах, настаивал на том, что такие заявления «провоцируют вражду» между турецким и армянским народами, и утверждал, что армянский народ больше всего пострадает от «лицемерия».

«Заявления, касающиеся претензий Армении… не имеют для нас никакого значения», — сказал Эрдоган. «Вот как мы видим заявление президента США и не считаем его достойным даже останавливаться, потому что оно все основано на лжи и ложной информации»».

Помимо этого, президент Р.Т.Эрдоган сделал официальное обращение в адрес патриарха армянской церкви в Турции. Процитируем (перевод и выделение текста жирным шрифтом – неофициальные, авторские – прим.):

«Преподобный Саак Машалян,

Армянский Патриарх Турции,

Уважаемые члены армянской общины!

Дорогие мои граждане,

Я приветствую вас с моими сердечными чувствами и привязанностью.

Сегодня вы собрались в Стамбульском Армянском Патриархате, чтобы почтить память османских армян, погибших в суровых условиях Первой мировой войны.

Я еще раз с уважением вспоминаю покойных османских армян и выражаю искренние соболезнования их родным.

Желаю Аллаха милости всем гражданам Османской империи, погибшим в суровых условиях Первой мировой войны.

Последние годы Османской империи, совпавшие с Первой мировой войной, были очень болезненным периодом для миллионов османов.

Понять и разделить эту боль без какой-либо религиозной, этнической или культурной дискриминации — гуманитарный долг.

Нам, веками разделявшим друг с другом радость и горе, важно залечить раны прошлого и еще больше укрепить социальные связи.

Я, при таком понимании, считаю, что вместо того, чтобы усиливать боль, мы должны вместе строить будущее, черпая вдохновение в нашем глубоко укоренившемся единстве, которое насчитывает почти тысячу лет.

Собственно говоря, с этой целью мы начали позитивный процесс с нашей соседней Арменией.

Я знаю и придаю большое значение тому факту, что процесс нормализации искренне поддерживают наши граждане армянского происхождения, которые также выступают за тесное сотрудничество между двумя соседними странами.

Я ожидаю, что вы внесете весомый вклад в использование этой исторической возможности, возникшей после стольких лет, во имя прочного мира и стабильности в нашем регионе.

Хочу, чтобы вы были уверены, что мы приложим все усилия для того, чтобы наши граждане Армении, оставившие неизгладимый след в нашей культурной и общественной жизни на протяжении всего нашего многовекового сосуществования на этих землях, сохраняли свою жизнь в мире, доверии и безопасность.

С этими чувствами и мыслями я еще раз с уважением вспоминаю османских армян, которых мы потеряли во время Первой мировой войны, и передаю пожелания всем моим гражданам, участвующим в церемонии поминовения.

Реджеп Тайип Эрдоган

Президент Турции».

Итак, как мы можем видеть, Турция проводит свою настойчивую политику по тому, чтобы после решения Нагорно-Карабахского вопроса в пользу Азербайджана, добиваться нормализации отношений с Арменией, но на своих условиях – отделения позитивной повестки от событий 1915 года. Однако, возвращаясь в контекст Сирии, очевидно, что США не пересмотрят своей позиции ни по армянам, ни по сирийским курдам в сторону позиции турецкой. И здесь турецкие авторы, как минимум, выдают желаемое за действительное.

Цитируем турецкий документ далее:

«С другой стороны, отношения правительства США Джо Байдена со странами Персидского залива, в отличие от периода его предшественника Дональда Трампа, развиваются достаточно плохо.

Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), которые в последнее время не разговаривали по телефону с президентом Байденом, не участвовали в шаге США по увеличению добычи нефти. С начала войны ни ОАЭ, ни Саудовская Аравия не заняли антироссийскую позицию.

Наоборот, приняв Башара Асада в своей стране, ОАЭ проигнорировали процесс, в ходе которого США и европейские страны ввели санкции против России и ее союзников.

Параллельно с желанием России экспортировать энергоносители в рублях появление слухов о том, что Саудовская Аравия, один из крупнейших поставщиков Китая, может также продавать нефть в юанях, ставит вопрос о том, готовы ли страны Персидского залива бросить вызов США.

В этом контексте, молчание стран Персидского залива в отношении военной операции России на Украине и напряженных отношений с США, а также процесс нормализации отношений с Турцией свидетельствуют об изменении внешнеполитических параметров в Персидском заливе.

По этой причине в сирийской политике стран Персидского залива наблюдается расхождение с США. Кроме того, можно подумать, что процесс нормализации отношений с Турцией может отразиться на Сирии. В последние годы было известно, что Саудовская Аравия и ОАЭ вместе с западным миром контактировали с СНС / СДС. Можно предвидеть, что указанные отношения могут быть прерваны до того, как они достигнут стратегического измерения. Кроме того, можно констатировать, что страны Персидского залива могут действовать, чтобы сбалансировать Иран в регионе, развивая отношения с режимом Асада».

Итак, как мы можем видеть, турецкими авторами фиксируется изменение внешнеполитических приоритетов стран Персидского залива в сторону проведения своей собственной, более независимой от США, повестки. В этом смысле, у Турции, похоже, нет хороших новостей для изменения баланса сил в Сирии: Персидский залив строит отношения с сирийскими курдами, а также стремится к контактам с президентом Башаром  Асадом. Какими бы соображениями КСА и ОАЭ при этом не руководствовались бы, но итог – один: эти контакты укрепляют руку Асада в его борьбе с «законной сирийской оппозицией».

52.21MB | MySQL:103 | 0,623sec