О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 46

24 февраля с. г. Российская Федерация начала специальную военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР.

Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и уже можно говорить об «операции» практически на всей территории Украины. Заменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей, оперативной, реакции в Турции на российскую специальную операцию (хотя, с учетом просачивающегося в СМИ хода переговоров между российской и украинской делегациями, возможно, придется обратно менять слово «Украина» на слово «Донбасс» — И.С.).

Имея в виду геополитическую важность Турции для России, как «южного окна» в мир, продолжаем разбираться с турецкой реакцией на происходящие события.

Часть 45 нашего цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=85436.

Напомним, что мы остановились на материале авторства Ихсана Акташа под заголовком «Турция: экономическая региональная держава и политическая глобальная держава». Главная идея этой статьи заключается в том, что Турция вышла в разряд глобальных политических держав, которую держат в уме ведущие мировые игроки, включая США, Китай, ЕС и Россию, а также международные организации, такие как ООН. Заметим, что автором ведется речь про то, что роль западных держав «на бывших землях Османской Империи» снижается и туда возвращается Турция – будь то Ближний Восток, Северная Африка или же Балканы.

Заметим ещё одно обстоятельство: автор называет отношения между Турцией и Украиной стратегическим союзом, а, говоря о турецко-российских отношениях упоминаются лишь «успешные переговоры». На самом деле, мы не раз уже говорили, что Украина является объектом турецкого интереса, а Россия – конкурентом. Эти определения дают более верное представление о характере нынешних отношений в треугольнике Россия – Украина – Турция.

Что же до амбиций турецкого руководства, то они у нас, буквально на глазах, реализуются: Турция, действительно, входит в разряд влиятельных международных игроков. Однако, её «величие», как политической державы, выражаясь в терминах, предложенных автором статьи определиться по итогам нынешней войны на Украине. Не следует ожидать того, что Турции удастся с легкостью заполнить те «вакуумы силы», которые она усмотрела как оставленные со стороны Запада и России.

В этом смысле, война на Украине привела к одному важному для Турции следствию: в стране не просто идут дискуссии о роли страны в войне на Украине – речь идет о том, какое место займет Турция в мире будущего, который похоронит под собой нынешнее мироустройство. На эту тему ломается множество копий с предсказуемым исходом: Турции нужен свой собственный, третий путь, на который надо «решительно» встать.

Обратимся к материалу авторства Нагехан Алчи «Позиция Турции в российско-украинской войне и возможности» в издании Daily Sabah. Цитируем:

«То же самое происходит снова. Мир привыкает к войне на Украине. Прошло уже два месяца, и новость о битве стала частью нашей жизни. Но на данный момент это — даже не главная новость. Погибших мирных жителей уже никто не считает. Именно это произошло в Ираке, Сирии и Ливане. Россия бьет по городам, людям и больницам, но печально то, что это уже не шокирует. Так чем же закончится эта война? Какой будет выход из этой трагедии?

Президент Украины Владимир Зеленский недавно заявил, что возможность дальнейших мирных переговоров с Россией в Турции зависит от позиции президента России Владимира Путина. Часто украинские официальные лица критикуют мир за то, что он не проявляет большей активности против российской агрессии. Они доверяют посредничеству Турции, но я думаю, что они хотят более активного участия Запада.

Например, 23 апреля в Одессе Россия нанесла удар по восьми мирным жителям, в том числе трехмесячному ребенку. Эти действия следует не только осудить, но и оказать на Россию такое давление, чтобы было невозможно продолжать эти варварские действия.

Вот почему роль Турции имеет решающее значение. Президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил 22 апреля, что мирные переговоры в Стамбуле предлагают самый быстрый способ положить конец войне. С начала войны, не было другого более эффективного способа положить конец этому насилию. Турецкий посреднический процесс является единственным каналом, по которому стороны общаются друг с другом и пытаются найти пути для примирения.

Турция подчеркивает важность существования гуманитарных коридоров и диалога. В недавнем телефонном разговоре с Зеленским Эрдоган подтвердил свою поддержку переговоров и сказал, что Турция будет приветствовать позицию гаранта. Эрдоган также подчеркнул необходимость срочной эвакуации мирных жителей Мариуполя.

Однако насилие продолжается. Переговоры также должны продолжаться. И самый важный из переговоров, конечно, будет между Зеленским и Путиным, если удастся убедить российского лидера встретиться со своим украинским коллегой. Недавно Эрдоган заявил, что планирует позвонить Путину, чтобы обсудить мирные переговоры на президентском уровне в Турции.

Позиция, которую занимает Турция в качестве посредника и страны, поддерживающей контакты с обеими сторонами, противодействуя российскому вторжению, придает Анкаре уникальную и сильную позицию для Вашингтона. Эта позиция становится толчком к улучшению отношений с США.

Кроме того, позиции Турции в НАТО были подчеркнуты и укреплены с начала войны. Понятно, что наличие Турции в качестве преданного союзника по НАТО является беспроигрышной ситуацией. В турецкой общественности также возросла поддержка хороших отношений с Западом. В то время как до войны евроскептическая точка зрения была довольно сильной, теперь видно, что национальный интерес Турции заключается в том, чтобы быть частью НАТО и иметь хорошие отношения с Западом, сохраняя при этом свои отношения с Россией.

Я думаю, что эта динамика сформирует ближайшее будущее турецкой внешнеполитической риторики и даст Анкаре сильные позиции в регионе».

Приведенная выше публикация дает понимание того, от чего турецкое руководство пытается в нынешних условиях уйти, но что оно же вынуждено делать с учетом своих реальных возможностей. Мы уже в прошлой части разбирали публикацию турецкого автора, который говорил о том, что Турция является глобальной политической державой. Также в той публикации звучали слова и про величие. И то, и другое, априори, исключает любые рассуждения об улучшающихся отношениях с Западом и растущей роли Турции в структуре Североатлантического альянса.

Тем не менее, они ведутся по той простой причине, что, наращивая степень своего влияния Турция (пока ещё) не вышла на «оперативный простор». Впереди – как «призрак коммунизма», «призрак» возрождение Турции как имперского государства, подо что заложен фундамент, однако, все же, нет экономической основы. Ибо невозможно строить империю без серьезного экономического базиса, который есть у геополитических конкурентов Турции, включая США, ЕС, Китай и даже Россию.

Хотя экономическое значение той же России – не в цифрах ВВП и товарооборота, а в той роли, которую играет наша страна на мировом энергетическом рынке (впрочем, война на Украине, вполне возможно, приведет к тому, что ситуация там изменится кардинально и не в пользу России – И.С.). Подобного экономического влияния у Турции нет, пожалуй, ни в одной из её экспортных отраслей.

Компенсировать экономику можно также, в известной степени по примеру России, своей несомненной военной мощью. Однако, тот факт, что Турция не является ядерной державой, не позволяет её считать глобальной военной державой. Так что, совсем неслучайно Р.Т.Эрдоган несколько раз, в своих публичных выступлениях, обмолвился о том, что Турции стоит на эту тему поразмыслить с учетом того, что режим нераспространения рушится буквально на глазах.

Тем не менее, вряд ли Турция, в своем желании обрести ядерное оружие, будет готова пойти по стопам Ирана или Южной Кореи. Причина проста: Турция – настолько прочно интегрирована в глобальную экономику и настолько там много уязвимостей перед Западом, что она не выдержит того санкционного давления, которое может на нее обрушиться. Подчеркнем, турецкая экономика – не просто не входит в десятку ведущих мировых экономик, она, к тому же, является ещё и весьма уязвимой, и зависимой от Запада. Тем более, что на носу у турецкого руководства – президентские и парламентские выборы, причем, самые, пожалуй, трудные в его истории. А для победы на них, похоже, турецкому руководству будет недостаточно лишь только одной геополитики, ему нужны экономические улучшения, которые то будет искать по всему периметру возможностей, по возможности, без каких бы то ни было ограничений.

Тем не менее, возвращаемся к анализу турецких публикаций на тему войны на Украине. Одним из базовых вопросов сегодня является, кто именно мешает достижению мира между Россией и Украиной.

На эту тему во влиятельной газете Sabah 30 апреля с.г. вышла публикация под заголовком «Кто не хочет окончания войны на Украине?». Статья была также перепечатана ведущим мозговым центром Турции – Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV). Автором статьи стал Ферхат Пиринчи, исследователь Фонда, специализирующийся на вопросах Ближнего Востока, США и вооружений.

Цитируем турецкого автора (перевод и выделение отдельных слов / словосочетаний жирным шрифтом – нижеподписавшегося – И.С.). Под заголовком статьи значится:

«Не следует забывать, что основными сторонами войны являются Москва и Киев, и война становится все более изнурительной как для Украины, так и для России. За последние два месяца 14 миллионов украинцев были перемещены и, по меньшей мере, три тысячи мирных жителей были убиты. Чтобы возместить ущерб, нанесенный войной украинской инфраструктуре, потребуются годы реструктуризации».

Продолжаем цитирование текста:

«Прошло более двух месяцев после войны, начавшейся с нападения России на Украину. Россия далека от целей первого дня вторжения и перешла к новой стратегии в войне. Цель новой стратегии, обновленной во многом из-за последствий неправильного планирования, ошибок на поле боя и потерь, — усилить свой контроль в Донбассе и создать непрерывную линию между Крымом и Донбассом, а значит, и Россией. Пока неясно, является ли вторжение в Одессу целью или нет, но похоже, что Москва, время от времени, наносила ракетные удары за пределами основных зон конфликта.

Украина же более вынослива, морально мотивирована и, главное, более уверена в себе, чем в первые дни войны. Потому что, с одной стороны, она смогла, в относительном смысле, дать отпор конвенциональным силам России, а, с другой стороны, оказываемая ей военная помощь и политическая поддержка с каждым днем ​​увеличивается.

Были предприняты многочисленные попытки положить конец войне. Возможно, наиболее значимыми из них являются инициативы, реализованные при содействии и посредничестве Турции. Однако конкретного результата пока не достигнуто из-за возникших образов резни в местах ухода России и пересмотра сторонами своих позиций и требований.

Россия утверждает, что Украина была принуждена западными странами к продолжению конфликта. Министр иностранных дел Чавушоглу также заявил, что «некоторые члены НАТО не хотят прекращения войны», не назвав их. Через эти дискурсы «Кто не хочет, чтобы война в Украине закончилась?», попробуем ответить на вопрос.

Было бы легко описать фланг, который хочет продолжения войны, как утверждает Россия, как «Запад» в общих рамках. Как нет однородного Запада, так и страны, которые хотят продолжения войны, не имеют такой же мотивации. По этой причине необходимо обсуждать Запад, который хочет, чтобы война продолжалась или не заканчивалась в пользу России.

В общих чертах Запад, который хочет продолжения войны, можно разделить на четыре группы.

В первой группе обычными подозреваемыми являются США и Великобритания. Две страны, которые укрепили солидарность внутри НАТО, предотвратив агрессию России и предоставив ей ведущую роль, оказывают наибольшую военную поддержку Украине. Дуэт, который считает, что если Россию не остановить в Украине, его интересы в других регионах окажутся под угрозой, и они также не хотят, чтобы порядок, который они возглавляют, радикально рухнул. По этой причине они хотят, чтобы Украина сопротивлялась, чтобы Россия истекала кровью, а значит, чтобы война продолжалась.

Запрос президента США Байдена от Конгресса о выделении Украине военной помощи в размере 33 миллиардов долларов является важным свидетельством того, что Вашингтон не ожидает и не хочет, чтобы война закончилась в ближайшее время. Настолько, что с предоставлением этой помощи Украина, которая даже не входит в топ-40 в списке мировых военных расходов SIPRI на 2021 год, может даже войти в топ-10 в 2022 году.

Во вторую группу входят такие страны, как Молдавия, Швеция и Финляндия, которые не являются членами НАТО, но действуют вместе с Западом.

Основная мотивация этих стран, которые хотят, чтобы Россия потеряла больше крови на Украине, заключается в том, что они чувствуют на своей спине воспринимаемую ими угрозу со стороны Москвы из-за своей географической близости к России. Отсрочка предполагаемой угрозы со стороны России является главной целью этих стран, которые (впрочем) не оказывают на этот процесс столь решающего влияния, как США и Англия. Возможное членство Швеции и Финляндии в НАТО в предстоящий период станет важным шагом в устранении этих опасений.

В третьей группе есть страны, которые одновременно являются членами НАТО и соседними/близкими к России. Эта группа, в которую входят такие страны, как Польша, Эстония, Литва, Латвия и Словакия, имеет гарантию (в виде – И.С.) членства в НАТО и находится в выигрышном положении, по сравнению со второй группой. Однако, хотя их восприятие обычных угроз относительно низкое, угроза, которую они воспринимают со стороны России, высока из-за методов гибридной войны. По этой причине (для них – И.С.) желательно, чтобы Россия вышла из этой войны как можно более изношенной.

В четвертую группу входят страны, входящие в систему союзов Запад/НАТО и не желающие, как другие, затягивания войны, но сдерживающие российскую агрессию. Страны, которые более осторожны, чем другие, такие как Франция и Германия, отдают приоритет политическому и экономическому изматыванию России, а не военному на фронте.

Говоря о Западе, который хочет продолжения войны, нельзя упускать из виду главного виновника. Собственно говоря, главная причина войны, которая идет сегодня, — это вторжение России в Украину. Поэтому Россия, развязавшая войну, на самом деле является важнейшим актором, который закончит войну. Тот факт, что у России нет максималистских требований в первый день, на самом деле является показателем гибкости Москвы, даже если она является агрессором. Эта гибкость не возникла спонтанно: в каком-то смысле она сложилась из-за неудач на поле, потерь и тяжелых санкций.

Однако похоже, что стратегия и изменение позиции России не создают приемлемых условий для Украины. Потому что отказаться от Крыма и Донбасса — значит отказаться от этих черт суверенного и независимого государства. Более того, сопротивление, которое она оказала конвенциональным российским силам на земле, и нанесенные ею потери, вместе с полученной поддержкой, не позволяют Украине безоговорочно принять российские условия».

51.57MB | MySQL:109 | 0,428sec