О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 47

24 февраля с. г. Российская Федерация начала специальную военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР.

Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и уже можно говорить об «операции» практически на всей территории Украины. Заменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей, оперативной, реакции в Турции на российскую специальную операцию (хотя, с учетом просачивающегося в СМИ хода переговоров между российской и украинской делегациями, возможно, придется обратно менять слово «Украина» на слово «Донбасс» — И.С.).

Имея в виду геополитическую важность Турции для России, как «южного окна» в мир, продолжаем разбираться с турецкой реакцией на происходящие события.

Часть 46 нашего цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=85450.

Напомним, что мы остановились на материале во влиятельной газете Sabah»30 апреля с.г. под заголовком «Кто не хочет окончания войны на Украине?». Статья была также перепечатана ведущим мозговым центром Турции – Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV). Автором статьи стал Ферхат Пиринчи, исследователь Фонда, специализирующийся на вопросах Ближнего Востока, США и вооружений.

Цитируем турецкого автора (перевод и выделение отдельных слов / словосочетаний жирным шрифтом – нижеподписавшегося – И.С.):

«Здесь возникает очень сложное уравнение для прекращения войны и обеспечения прочного мира.

С одной стороны, Украина и ее союзники не хотят, чтобы война закончилась уравнением, в котором победила бы Россия.

С другой стороны, война не закончится поражением России, несмотря на все ее потери и даже если это будет стоить пирровой победы.

Итак, вопрос в том, где точка баланса для окончания войны?

При этом не следует забывать, что основными сторонами войны являются Москва и Киев, и что война становится все более изнурительной как для Украины, так и для России. За последние два месяца 14 миллионов украинцев были перемещены и по меньшей мере 3 тысячи мирных жителей были убиты. Чтобы возместить ущерб, нанесенный войной украинской инфраструктуре, потребуются годы реструктуризации.

По этой причине, даже если на первом этапе это кажется нереальным, если России будет обеспечен почетный выход из войны, если потери Украины будут значительно компенсированы, если будет достигнуто открытое или негласное соглашение с Россией, а затем обеспечено, что она (Россия – И.С.) отказывается от своих угрожающих действий и риторики, возможно, удастся положить конец войне.

Усилия Турции на самом деле являются самой важной инициативой, направленной на то, чтобы сделать эту ситуацию возможной, и ее значение с каждым днем ​​будет пониматься все больше и больше.

Не следует забывать, что кто бы ни хотел, чтобы война продолжалась, цена войны возрастает, и это затрагивает более широкие сферы. По этой причине, достижение мира, что трудно, но возможно, идет на пользу всем сторонам».

Итак, мы видим перед собой попытку турецкого автора сегментировать неоднородный Запад по степени заинтересованности в продолжении конфликта на Украине, а также по степени возможного влияния на продолжение конфликта или достижение неких соглашений. Понятно, что главными ястребами в этом процессе являются США и Великобритания. А позиция и возможности других стран сильно разнятся.

Как бы то ни было, мы видим идею турецкого автора о том, что Россия не проиграет, невзирая ни на что и не считаясь ни с какими потерями. Это знаменует смену дискурса в Турции с того, что Россия «провалилась» и ещё «вот-вот» и уйдет из Украины, также как ранее «ушла из-под Киева, встретившись с непреодолимым сопротивлением» на то, что Россия будет воевать до конца и перегруппируется.

За этим логичным смотрится оценка турецкого автора, который, с одной стороны, напоминает о тех потерях, которые несут все страны, так или иначе вовлеченные в конфликт. А, с другой стороны, с учетом многообразия стран-участниц конфликта и их интересов, достижение мира смотрится вопросом «эквилибристически» сложным, когда необходимо добиться равновесия в многосторонней и неустойчивой системе.

Прежде всего, автор говорит о том, что необходимо обеспечить «почетный выход» России из войны.

Тот самый «почетный выход» для России означает, полагаем, как минимум, следующее.

Россия уходит из Украины не с пустыми руками – за признанием ДНР и ЛНР должно последовать их включение в состав РФ или некая интеграция. Второе, что не менее важно, – это будет международно признанным, должным образом оформленным юридическим действием. Особняком стоит вопрос Крыма, который также должен быть международно признанным в составе РФ. Всем понятно, что, как минимум, именно этого добивается российское руководство. Выведем пока за скобки такой вопрос, как новая архитектура безопасности для Европы. Потому как это на повестке дня сегодня не стоит до окончательного решения вопроса с Украиной.

И здесь сразу возникает вопрос, что ни то, ни другое не является приемлемым для украинского руководства. Отсюда и все разговоры про «временное предоставление России прав пользования территориями», с обязательством передачи этих территорий назад, после истечения установленного срока. Впрочем, тут возникает проблема, которая заключается в том, что «временное пользование территориями» после провозглашения возвращения Крыма в состав России, а также после признания ДНР и ЛНР в качестве независимых государств, уже не представляется возможным. Сложно себе представить неприемлемые условия продолжения войны, при которых Россия пойдет на это.

Турецкий автор говорит о компенсации потерь Украине, но с другой стороны есть ещё и необходимость компенсировать потери России и её гражданам в результате введения против неё беспрецедентных санкций. Это должно подразумевать не только полное снятие санкций, но и экономические шаги, включая размораживание счетов Центрального банка РФ за рубежом, размораживание (точнее, возврат) изъятых у российских компаний и граждан активов и проч. Являются ли подобные условия приемлемыми в свою очередь для Запада? – Беремся утверждать, что тоже нет. США и Великобритания, похоже, настроились на «окончательное решение вопроса России» и что бы российское руководство не предприняло, санкции будут в том или ином виде сохраняться.

Ещё одна тема, заключается в турецком тезисе о том, что Россия должна будет отказаться «от своих угрожающих действий и риторики». На самом деле, российские угрожающие действия и риторика являются лишь следствием того, что Россию не устраивает существующее положение вещей с расширением НАТО на восток и милитаризацией близлежащих к России государств. Отказ России от своих «действий и риторики» последних лет, по сути, означает снятие нашей страной любых требований, касающихся НАТО и отказ от любых напоминаний про ранее данные гарантии.

Как мы можем видеть, идеи турецкого автора грешат многими «но» — на фоне того, впрочем, понимания, которое возникло по итогам событий последних недель, что Россия теперь настроена идти на Украине до конца. Соответствующим образом, настроены и на Западе. Украина, в данном случае, оказывается заложницей своих «заигрываний» с западными «партнёрами». А все поиски моделей мирного урегулирования войны на Украине можно считать обреченными на провал, по крайней мере, в ближайшей перспективе.

30 апреля с. г. с рядом заявлений, касающихся конфликта на Украине, выступил пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын.

В частности, продолжение стамбульского мирного процесса может сыграть «ключевую роль» в прекращении российско-украинской войны, заявил пресс-секретарь президента Ибрагим Калын.

Замечания Ибрагима Калына прозвучали после его переговоров с президентом Украины Владимиром Зеленским и Андреем Ермаком, главой администрации президента Украины в Киеве, куда он отправился, чтобы обсудить продолжающуюся войну и украино-турецкие отношения.

«В частности, продолжение Стамбульского процесса может сыграть ключевую роль в прекращении этой войны. Мы также интенсивно работаем над этим», — заявил Ибрагим Калын.

«Мы продолжим прилагать большие усилия, чтобы впредь положить конец войне. Потому что в этой войне не будет победителя. Украина и Россия проиграют», — сказал он.

«Но не только эти две страны, но и страны региона пострадают, и глобальные рынки пострадают», — добавил представитель президента.

Утверждая, что прекращение войны путем переговоров и диалога является «основной целью» Турции, он сказал: «Но, конечно, чем дольше продолжается война, тем сложнее становятся условия, особенно с точки зрения атак на мирных жителей».

Ибрагим Калын также подчеркнул, что во время своего визита в Киев провел обширные обсуждения эвакуации и открытия гуманитарного коридора, особенно в Мариуполе.

Пресс-секретарь президента Ибрагим Калын добавил, что Зеленский высоко оценил поддержку Турцией Украины и поблагодарил ее за взвешенную дипломатию и подход, который отдает приоритет переговорам.

«Продолжение конфликтов и нападений со стороны России усложняет (переговорный) процесс», — сказал Калин, особенно упомянув массовые захоронения и изображения, обнаруженные в Буче, Ирпене и Мариуполе.

«Нам срочно необходимо создание гуманитарного коридора и эвакуация мирных жителей и раненых солдат. Наши усилия в этом направлении продолжаются», — сказал он.

«Мы также оцениваем, какую роль здесь будет играть Организация Объединенных Наций. Мы активизируем наши усилия как на двусторонней основе, так и в координации с Организацией Объединенных Наций для реализации этих эвакуаций», — добавил Ибрагим Калын.

На вопрос, проведет ли Турция встречу с российской стороной после своего визита в Украину, Калин сказал: «Конечно, наши контакты с Россией продолжаются, как вы знаете».

«Мы будем продолжать контактировать с российской стороной, потому что для того, чтобы свести две стороны за одним столом и предотвратить конфликты, необходимо поддерживать контакт с российской стороной», — добавил он.

Как мы можем видеть, турецкая сторона выглядит самым большим интересантом мирного урегулирования конфликта, которое на данном этапе не нужно уже ни России, ни Западу, наращивающих свои усилия в противостоянии, которое грозит выплеснуться за границы Украины и применения только лишь конвенционального оружия. Про украинское руководство говорит бессмысленно по причине утраты им своей субъектности.

На протяжении последних дней все чаще можно было слышать о том, что конфликт на Украине, помимо всего прочего, привел к тому, что НАТО сплотилось. А также к тому, что интерес к членству в Североатлантическом альянсе начали проявлять доселе и нейтральные государства, из числа имеющих с Россией общую границу. Речь идет о Финляндии и о Швеции.

Заслуживают интерес, в этой связи, турецкие оценки. На тему «Вероятное членство в НАТО Финляндии и Швеции» в конце апреля месяца ведущий мозговой центр Турции опубликовал исследование. Его автором стал Рыфат Онджель (исследователь Фонда по вопросам глобальной безопасности и вооружений).

Пропускаем вводные части и слова и переходим непосредственно к первому из двух сутевых разделов исследования под заголовком: «Вероятные членства (именно так, в множественном числе – И.С.) в НАТО»:

«После Второй мировой войны Финляндия и Швеция заняли нейтралитет в своей политике обороны и безопасности и не заключали никаких союзов во время Холодной войны. После Холодной войны, хотя и сохранялся нейтралитет, отношения с США и НАТО (у Финляндии и у Швеции – прим.) улучшились. В настоящее время, Финляндия и Швеция входят в число стран, с которыми НАТО наиболее интенсивно развивает партнерские отношения. Хотя Финляндия и Швеция имеют очень тесные отношения с НАТО, это не дает гарантий безопасности этим государствам. Пятая статья, являющаяся ядром НАТО и основанная на принципе общей (коллективной – прим.) обороны, применяется только к государствам-членам. Поэтому Финляндия и Швеция должны стать членами, чтобы получить гарантии НАТО в случае нападения».

Далее следует подраздел, посвященный текущему положению Финляндии, которое, как не раз напомнил по тексту документа турецкий автор, на протяжении целого ряда лет являлась убежденным нейтральным государством, даже в самый разгар Холодной войны:

«Финляндия приняла в основном обязательную политику нейтралитета во время холодной войны. Хотя в последующий период она не участвовала ни в каком военном союзе, она установила прочные отношения со Швецией, США и, в частности, с НАТО. После Холодной войны она сохранила свои вооруженные силы и боеспособность в целом. Финская армия продолжала придерживаться доктрины национальной обороны, а не участвовала в транснациональных миссиях.

Эта доктрина рассматривает финское общество как один из важнейших элементов, способствующих обеспечению национальной безопасности, а также Вооруженные силы. Согласно исследованию 2017 года, 75 процентов населения Финляндии заявили, что считают, что их страна хорошо подготовлена ​​к любому нападению.

После незаконной аннексии Крыма Россией в 2014 году Финляндия участвовала в совместных учениях и тренировках со Швецией, были предприняты усилия по повышению оперативной совместимости армий двух стран.

В этом смысле, путем создания синергии между наземными, воздушными и морскими элементами пытались создать общие силы обороны с сильным сдерживанием в Балтийском регионе. Общественная поддержка углубления военного сотрудничества Финляндии со Швецией находится на рекордном уровне.

Однако, будучи партнером страны в области безопасности, она также получает большую поддержку со стороны ЕС. Военное сотрудничество со Швецией среди финского народа нашло рекордную 94-процентную поддержку. Согласно другому исследованию, поддержку сотрудничества с НАТО составил 61 процент, а поддержку сотрудничества с США — 59 процентов.

Если же рассматривать прямое членство, а не военное сотрудничество, то уровень поддержки (членства в НАТО – И.С.) оставался на более низком уровне. Согласно опросу финнов в 2021 году, только 28 процентов населения поддержали членство в НАТО, а 42 процента выступили против.

Хотя этот показатель показал 8-процентный рост поддержки по данным опроса, проведенного в 2019 году, он остался на очень низком уровне. Однако, в ходе опроса, проведенного в период с 28 по 30 марта 2022 года, 61 процент поддерживают членство в НАТО и 16 процентов выступают против. В то же время, уровень поддержки увеличился на 7%, а уровень оппозиции снизился на 5% по сравнению с 7-12 днями до опроса.

Правительство Финляндии опубликовало официальный отчет об «изменении обстановки в сфере безопасности» 13 апреля 2022 года. В докладе говорится, что (страна) станет членом НАТО, то потенциал сдерживания будет значительно сильнее, а региональная стабильность повысится за счет повышения порога для применения военной силы в Балтийском море. В связи с этим документом, в финском Парламенте были инициированы обсуждения членства в НАТО. По состоянию на середину апреля, 109 депутатов финского парламента поддержали членство в НАТО, и только 12 были против».

52.6MB | MySQL:103 | 0,505sec