Об итогах и западной реакции на визит министра иностранных дел России С.В.Лаврова в Алжир

10 мая состоялся визит министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова в Алжир, результаты которого Запад попытался тут же торпедировать. Наглядным тому примером служит появление в этой стране буквально по его следам, через несколько часов после отъезда отсюда главы российского МИДа, начальника Международного военного штаба (МВШ) НАТО генерал-лейтенанта Ханса-Вернера Вирмана.

Это дополнительно подчеркивает тревоги Запада относительно действий России в АНДР. Но обо всем по порядку.

Важно отметить, что по данным алжирских источников,  «визит, состоявшийся по приглашению коллеги Лаврова Рамтана Ламамры, способствовал укреплению стратегического партнерства между двумя странами», которое они находят «превосходными».

По данным алжирских источников, на встречах с главой МИД и президентом АНДР Абдельмаджидом Теббуном «глава российской дипломатии смог убедиться в том, что в отношении Алжира Западом ведется борьба за влияние с Россией, усиливающаяся его стремлением найти альтернативные источники энергии на фоне украинского кризиса».

В ходе переговоров российский министр направил президенту АНДР Абдельмаджиду Теббуну приглашение от его российского коллеги Владимира Путина посетить Москву, напомнив, что данный визит был запланирован еще на январь 2020 года, но был отложен из-за пандемии коронавируса.

А пока С.В.Лавров подтвердил решимость России укрепить свое сотрудничество с Алжиром подписанием «нового документа», призванного послужить основой для двусторонних отношений, что нашло понимание и у АНДР.

В чем именно должна быть его новизна, стороны не уточняют. Заметим, что в 2001 году две страны подписали «Декларацию о стратегическом сотрудничестве», которая и была подобным «программным» документом, определяющим их настоящие связи. И теперь, в скором будущем, их лидерам В.Путину и А.Теббуну предстоит подписать качественно новый документ.

Между тем, представителями АНДР на встречах с Лавровым было заявлено, что они усматривают в попытках оказания давления Запада на Россию схожую ситуацию с той, с которой столкнулся Алжир «во время черного десятилетия, когда Запад также пытался на нас давить с целью нашего максимального ослабления и закабаления».

Речь идет о гражданской войне 1990-х годов, когда на территории страны велась борьба против радикального исламизма и алжирские представители усматривают в тогдашних действиях Запада попытку защитить «джихадистов от разгрома». И отсюда отчасти и проистекает их сочувствие Москве.

Кроме того, они провели и другие параллели между Россией и Алжиром: первая «пытается усилить свои позиции как глобального стратегического игрока на мировой арене». Последний же «обладает соответствующими амбициями как региональный игрок».

При этом алжирские лидеры заявили Лаврову, что обе страны являются важными энергетическими державами, от поставок газа из которых критично зависит Европа. В совокупности они поставляют ей 58% потребляемого ей голубого топлива (по данным алжирских источников, по состоянию на апрель текущего года соответствующая доля России увеличилась до 47 % при 11 % у Алжира).

Соответственно, по их словам, им следует «держаться вместе», чтобы не допустить поочередного давления на них со стороны Запада. В свою очередь, глава российской дипломатии заявил: обе страны занимают одинаковую позицию в отношении газового рынка в рамках Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ), членами которого они являются. «У нас есть единая позиция с Алжиром по газу в соответствии с предыдущими конвенциями. И так будет в будущем»,- декларировал Лавров, — указывают источники АНДР.

Также в аналогичном ключе были рассмотрены вопросы двустороннего сотрудничества «по линии взаимодействия с ОПЕК» и попытками противодействия Западу добиться резкого увеличения добычи нефти, нацеленного на снижение ее стоимости на мировом рынке.

Между тем, в ходе своих встреч с алжирскими лидерами Лавров не обошел вниманием и проблемные моменты двусторонних отношений. В частности, он признал, что объем двусторонней торговли двух стран в прошлом году упал до 3 млрд долларов, тогда как в более лучшие годы по данным западных источников он доходил до 4 млрд долларов.

В свою очередь, даже алжирские газеты не скрывают, что это «мало для двух стран, планирующих отпраздновать 60-летие установления дипломатических отношений».

Также лидеры АНДР сетуют на отказ российских компаний «от участия и осуществления диверсифицированных и продуктивных инвестиций в Алжир, хотя рассматриваются новые области сотрудничества в строительном секторе, модернизации портов и железнодорожном транспорте».

При этом они выразили надежду, что «России после подписания стратегического партнерства останется для Алжира не только очень хорошим клиентом по поставкам оружия».

Правда, при этом они не раскрывают подробности, готовы ли они сами пойти навстречу такому стратегическому партнерству. И сделать отличия между Россией и, к примеру, той же Францией, отношения с которой у Алжира регулярно омрачаются политическими «наездами» Парижа на его лидеров.

Речь в первую очередь идет о предоставлении российским компаниям эксклюзивных условий сотрудничества, на которые не будут распространяться законы, ограничивающие иностранный бизнес в его работе в данной стране.

Как бы там ни было, по данным алжирских источников, глава МИД РФ сообщил о заинтересованности российских компаний в партнерстве с алжирскими операторами в области энергетики и природных ресурсов, горнодобывающем секторе и в фармацевтической сфере. Далее по их данным соответствующие предложения АНДР будут изучены на предстоящем «очень скором заседании Совместной межправительственной комиссии по сотрудничеству между двумя странами в Алжире».

И, вероятно, уже после этого следует ожидать визита в Россию Теббуна с ожидаемым подписанием каких-то серьезных договоренностей в указанных выше сферах.

Также по данным алжирских источников, на переговорах стороны затронули многие аспекты международных отношений, включая «ситуацию в Ливии, Сахеле, Западной Сахаре, Сирии, на Украине, международный терроризм и мировой нефтегазовый кризис».

Отдельно стороны обсудили кризис в Мали. По данным алжирских источников, «С.В.Лавров заявил, что его страна убеждена в том, что его решение будет найдено на основе межмалийского диалога по выполнению мирного соглашения, подписанного в Алжире в 2015 году» и что «введение новых санкций в отношении нынешних властей будет контрпродуктивным».

Тем самым он сделал своего рода дипломатический реверанс в сторону Алжира, демонстрируя готовность Москвы признать его первенство в решении кризиса в данной стране, ситуация в которой весьма чувствительна для его безопасности.

При этом Лавров высоко оценил действия Алжира за время проведения российской спецоперации на Украине, всякий раз отказывавшегося поддержать антироссийскую реакцию Запада, в частности, его голосование «против исключения России из Совета ООН по правам человека» и «как представителя арабской контактной группы, недавно посетившей Россию и встретившейся с министром иностранных дел Украины. Это взвешенная и полезная инициатива». При этом не сообщается судьба этого дипломатического посредничества, но Лавров приветствовал «объективную» позицию Алжира по украинскому вопросу.

Также алжирские источники отмечают, что Сергей Лавров выставил перед лидерами АНДР предложение главы дипломатии Европейского союза Жозепа Боррелля использовать «замороженные российские активы для восстановления Украины как воровство», откровенно намекая на то, что и другие страны, включая Алжир, могут в любое время стать жертвами такого подхода.

Тем самым он представил страны ЕС крайне ненадежными партнерами, с которыми вести сколько-нибудь серьезные дела очень проблематично.

И справедливости ради надо сказать, слова Лаврова упали на благодатную почву – ведь там и раньше не доверяли Западу, а теперь и тем более.

Кроме того, по данным алжирских источников, в ходе переговоров с президентом Алжира также обсуждался вопрос о военном сотрудничестве, но дополнительные подробности не сообщались.

И, наконец, в АНДР высоко оценили  заявление Лаврова о готовности России предоставить студентам из Алжира больше стипендий в российских университетах.

Заметим, что в последний раз Сергей Лавров как глава МИД РФ наносил визит в Алжир в январе 2019 года, а теперь он провел его вслед за своим американским коллегой, госсекретарем США Энтони Блинкеном, посетившим АНДР в апреле текущего года.

Не случайно, что детали визита главы российской дипломатии в Алжир были внимательно изучены Западом, который отреагировал на это молниеносно – буквально через несколько часов после отъезда Лаврова в Алжир прибыл «по неотложному делу» начальник Международного военного штаба (МВШ) НАТО генерал-лейтенант Ханс-Вернер Вирман.

Его принял его коллега, глава Генерального штаба алжирских вооруженных сил Саид Шангриха. Заметим, что в иерархии управления АНДР он де-факто считается главным носителем политической силы и принятия решений.

Вирман предложил ему обсудить вопросы международной безопасности, чтобы «лучше понять ее проблемы и выработать общее видение для защиты региона от опасностей дестабилизации».

Для алжирского руководства, которому везде (и справедливости ради отметим, что отчасти оправданно) мерещатся заговоры, такая постановка проблемы выглядит зловещим предупреждением.

Тем не менее, несмотря на все попытки НАТОвского генерала добиться расположения Шангрихи, они кончились провалом, хотя он заявлял о «ключевой роли Алжира в поддержании безопасности и стабильности в регионе», обещая подтвердить это на практике и помочь ему в этом. На словах Шангриха выразил понимание его позиции: «Ваш визит отражает большой интерес НАТО к нашему региону и стабильности стран Южного берега Средиземного моря, тем самым демонстрируя важность безопасности его для Североатлантического альянса».

Но при этом он открыто указал гостю, что не считает НАТО мерилом этой самой безопасности, подчеркнув: «Алжир всегда поддерживал инициативы международного сообщества, направленные на укрепление политической стабильности и развития региона в соответствии с международным правом и решениями ООН. Алжир продолжит проводить политику нейтралитета, стараясь избегать напряженности между различными сторонами».

А пока, отвечая «на политику двойных стандартов, которую международное сообщество в настоящее время использует для решения проблем угнетенных народов, Алжир будет продолжать, как и другие государства мира, сотрудничать со своими союзниками и партнерами в рамках своих национальных интересов и неизменных принципов».

Иными словами, пожалуй, главный «столп» алжирского управления даже не пытался как-то закамуфлировать свое отношение к происходящему, и практически открыто заявил в не совсем присущей алжирской политической элите манере без каких-то виляний демонстрацию своего нежелания рвать отношения с Россией.

Заметим, что недоверие алжирских лидеров подпитывает известный алжирский же дипломат Моханд Амокран Шерифи, открыто предупредивший в мае текущего года о наличии «плана дестабилизации против Алжира», якобы составленного руководством транснациональных корпораций, недовольных ограничением его рынка от их продукции.

Кроме того, по его мнению, Запад к этому толкает «альянс с Россией», пересмотра которого он пока тщетно добивается, а пока поддерживает «сепаратистские и исламистские тенденции, направленных на то, чтобы отрезать армию от своего народа и отделить Кабилию и юг от остальной части страны».

Как бы там ни было, для самого Алжира сохранение «пророссийской» позиции может стоить очень дорого. Когда коллективный Запад разуверится в возможности его «антироссийского разворота» (ответ Шангрихи может подтолкнуть к пониманию этого), в дело реально может пойти уже настоящее давление, тем более, что этому способствуют нарастающие внутренние проблемы этой страны. И в этом отношении Алжиру прежде всего следует опасаться подрывных действий со стороны США, что в случае нарушения алжирских газовых поставок в Европу на фоне продолжающегося украинского кризиса гарантированно нанесет ей урон, от которого она будет оправляться очень долго. Одновременно это создает дополнительные возможности для  подсаживания Европы на американское голубое топливо.

Впрочем, в отношениях между Алжиром и Россией есть «слабые» места, на которые еще будут пытаться давить западные страны. Это в первую очередь вопрос о продовольственной безопасности. Как известно, Алжир ежегодно закупает 5 – 7 млн тонн зерна на мировом рынке, в том числе в России и на Украине. И в 2022 г. эти закупки находятся под угрозой срыва из-за продолжающегося кризиса в последней. И в этом Запад обвиняет Москву.

Соответственно, для успокоения своего союзника Москве придется как-то «объясняться» с Алжиром, хотя, в принципе, алжирские лидеры и так крайне благодарны России за то, что своими действиями она дополнительно способствовала увеличению стоимости их главного экспортного товара – газа на мировом рынке и фактически спасла их казну от «истощения».

Второй принципиальный вопрос – военно-техническое сотрудничество. Несмотря на то, что в минувшие годы Алжир закупил практически весь спектр требуемых ему вооружений, спецоперация на Украине способна осложнить выполнение текущих контрактов с ним Москвы, ввиду необходимости восполнить соответствующие российские «фронтовые» потребности. И этим могут воспользоваться конкуренты РФ на рынке вооружений, в том числе западные и китайские, чтобы дополнительно «подвинуть» там Москву.

В этих условиях Россия для «успокоения» своего союзника может пойти на принципиальную сделку с Алжиром, чтобы «умаслить» его. Наиболее выгодным решением может быть предложение ему построить первую АЭС на его территории, тем более, что возможности для этого ввиду освобождения из-за разрыва некоторых европейских проектов «Росатома», заметно улучшены.

Однако пока в АНДР этому направлению уделяется слабое внимание и по-прежнему ставка его руководством делается на добывающий сектор, особенно энергетический. Судя по всему, именно в этом спектре и следует ожидать дальнейшего возможного усиления российско-алжирского взаимодействия.

52.23MB | MySQL:103 | 0,720sec