О стратегии Израиля в Сирии с учетом текущих позиций России и Ирана

В последнее время Израиль заметно активизировался на сирийском направлении. В конце прошлой недели, согласно сообщениям правительственных СМИ САР, был нанесен ракетный удар в районе города Масьяф в провинции Хама, который с начала апреля уже второй раз становится целью ВВС ЦАХАЛа. Помимо этого аналогичные инциденты были зафиксированы в Кунейтре и окрестностях Дамаска. Новостное агентство SANA и Сирийская обсерватория по правам человека, комментируя случившееся, сообщала о жертвах, в том числе среди мирного населения. Иранские источники в марте писали также о гибели офицеров КСИР. С израильской стороны обстрелы сирийской территории объясняются на различных уровнях борьбой с иранской террористической инфраструктурой и прокси в регионе, однако, растущее значение в данном случае приобретает диалог Иерусалима и Москвы, в котором проблема САР все более тесно переплетается с происходящим на украинском треке.

Информационный центр по изучению терроризма им. М.Амита фиксирует рост влияния ИРИ в Сирии на различных уровнях. Так, в обзоре за 1-14 мая 2022 г. отмечается деятельность КСИР по формированию близ южных границ республики новых сил ополчения под названием «Батальоны Имама»[i]. Их подготовка ведется представителями «Хизбаллы» под контролем иранского советника С.аль-Абасси в труднодоступных районах, чтобы исключить слежку. Израильтяне считают, что в отряде будет не менее 50 человек: выходцы из самой «Хизбаллы», а также двух иракских шиитских ополчений – «Аль-Нуджаба» и «Асаиб Ахль аль-Хак». Курс обучения, как утверждает Центр, продлится два месяца, а члены данного отряда получат выплаты от 260 до 340 долларов, что выше, чем в других аналогичных группировках. Последнее позволяет предполагать наличие планов по расширению «Батальонов Имама» в будущем. Параллельно с этим на рынки Дейр-эз-Зора в мае была поставлена иранская продукция, продававшаяся по сниженным ценам, что может быть истолковано как попытка Тегерана создать позитивный фон для своего присутствия среди местного населения и добиться одобрения своих действий в военной сфере в условиях сложной внутренней социально-экономической обстановки.

Исходя из сказанного, стратегия действия Израиля выглядит понятной, а атаки являются способом сдерживания растущего иранского присутствия, хотя возникает и логичный вопрос, почему в ИРИ сочли текущий момент подходящим для укрепления позиций в САР. Ответ с точки зрения израильских обозревателей прост и состоит в изменении курса России, которая передислоцирует свои силы с Ближнего Востока из-за проведения специальной военной операции на Украине. Ссылаясь на публикации в российских СМИ, израильские журналисты сигнализируют, что КСИР не просто заполняет в Сирии этот вакуум, но и получает в распоряжение инфраструктуру, включая базы.

Настораживают израильтян и явные трансформации политического курса Б.Асада. Еще в середине марта сирийский президент побывал в ОАЭ, где центральными темами переговоров были избраны общий перезапуск отношений с акцентом на секторе экономики и инвестиций, а также вывод иностранных сил с сирийской территории. Таким образом, поворот Дамаска в сторону т. н. региональных умеренных режимов давал Израилю надежду на определенную стабильность, которая могла быть дополнительно подкреплена американским финансированием. Так, администрация Дж.Байдена сообщила о предоставлении порядка 800 млн долларов на гуманитарную помощь, а также заявила о готовности разрешить частным инвесторам вложения в сирийские провинции, освобожденные от ИГ (запрещена в РФ), дабы смягчить внутренний кризис и предотвратить новый всплеск террора.

Однако в начале мая президент САР побывал с кратким визитом в Иране, который вызвал противоречивые отзывы. Согласно одной из трактовок событий, статус лидеров ИРИ с которыми общался Б.Асад, говорит как о растущей значимости САР в региональной системе координат Ирана, так и о том, что обсуждался круг тем, требующих саммита на высшем уровне. Помимо этого, не исключается, что Тегеран мог предложить Дамаску и экономическую поддержку, которая в отличие от западной не обусловлена реформами и, в отличие от российской, не содержит риск уменьшится в зависимости от развития событий на Украине. Вторая версия, наоборот, сводится к тому, что весьма непродолжительная программа пребывания и пропагандистские заявления, выпущенные по итогам Ираном, в действительности лишь попытка создать видимость крепнущих связей Ирана и Сирии, где каждая из  сторон имеет свою логику, чтобы пойти на такой шаг. В Дамаске, не исключено, что действительно хотят видеть в предложениях ИРИ своего рода «подушку безопасности» с учетом общего смещения акцентов на Украину. В Иране таким способом режим может вести сдерживание региональных противников, а также пытаться получить козыри в переговорах с Западом.

Дополняют картину происходящего в САР сообщения израильского телевидения, в которых утверждается, что во время последней атаки ВВС ЦАХАЛа в районе города Масьяф применялись системы ПВО С-300, поставленные Сирии Россией. Дополнительно подчеркивается, что запуск их без согласования с российскими военными невозможен. Примечательно, что источник, передавший сведения об  использовании C-300 в сообщениях о данном инциденте в СМИ не фигурирует, зато отмечается, что при подтверждении данных, указанные события будут свидетельствовать об изменении подхода РФ к действиям Израиля в САР.

В целом, Израиль находится в довольно сложном положении, определяющим фактором в котором, пожалуй, впервые стала не динамика конфликтов в Ближневосточном регионе, а происходящее в Европе. Как и в случае с эскалацией террора, ситуация, как кажется, представляет собой комплексное явление, хотя присутствуют весьма заметные попытки найти ему простое объяснение, которое могло бы оправдать и смену курса в отношении Москвы. Помимо этого, влияние украинского трека на сирийский позволяет вступить в значимую для внутриполитической жизни Израиля дискуссию министру обороны Б.Ганцу, заявившему, что его страна «будет продолжать действовать против любого врага, который ему угрожает». В последнее время, особенно на фоне критики в адрес правительства из-за недостаточного реагирования на всплеск терроризма, а также расхождений во взглядах на перспективы диалога с Россией между премьер-министром Н.Беннетом и министром иностранных дел Я.Лапидом, глава оборонного ведомства оставался в тени. Впрочем, его имя нередко все же фигурирует в опросах общественного мнения, направленным на выявление предпочтений избирателей в случае новых досрочных выборов, и, надо сказать, позиции Б.Ганца в целом выглядят конкурентоспособными.

[i]  См.: Spotlight on Terrorism: Hezbollah, Lebanon and Syria (May 1-14, 2022) // The Meir Amit Intelligence and Terrorism Information center. URL: www.terrorism-info .org.il/en/spotlight-on-terrorism-hezbollah-lebanon-and-syria-may-1-14-2022/

52.16MB | MySQL:103 | 0,610sec