О причинах нового обострения отношений между движением «Талибан» и Таджикистаном

За последний месяц обострились вспышки насилия на границах Афганистана с государствами  Центральной Азии. Такие провокации как ракетные обстрелы территорий Узбекистана и Таджикистана боевиками террористической группировки «Исламское государство» (запрещено в РФ), подчеркнули неспособность талибов контролировать приграничные районы Афганистана. Недавнее закрытие границы и конфискация таджикских грузовиков стали очевидным признаком нарастания напряженности между Душанбе и непризнанным правительством Афганистана. Таджикистан был единственным из соседних государств, публично выступивших против возвращения к власти в Афганистане радикального исламистского движения «Талибан» (запрещено в РФ) в августе 2021 года, назвав его угрозой региональной стабильности. Также неоднократно поступали сообщения о том, что Душанбе принимает у себя или поддерживает контакты с лидерами Фронта национального сопротивления (ФНС) – антиталибской группы сопротивления, которая в основном состоит из этнических таджиков, населяющих северные районы Афганистана. После прихода к власти талибов Таджикистан провел военные учения вблизи 1300-километровой границы с Афганистаном с участием войск членов возглавляемой Россией Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ). Сами же талибы разместили около 4000 боевиков вдоль границ с государствами Центральной Азии. Представители «Талибана» настаивали на том, что этот шаг будет способствовать стабильности в регионе. Но северные соседи Афганистана выражают по этому поводу скептицизм. Талибы также развернули батальоны террористов-смертников, известные как «Лашкар-е-Мансури», в северо-восточных провинциях Афганистана Бадахшан и Тахар, что усилило тревожные настроения в Таджикистане. В обеих провинциях проживают сотни боевиков из Таджикистана, Узбекистана и других центральноазиатских стран, которые много лет сражались на стороне талибов. В течение долгого времени талибы укрывали и даже внедряли в свои ряды членов таджикской исламистской группировки «Джаммат Ансарулла», боевики которой выступают против правительства Таджикистана. Через несколько недель после захвата власти талибы перебросили боевиков «Джаммат Ансаруллы» к таджикской границе. Некоторые таджикские боевики, проживающие в Афганистане, являются членами экстремистской группировки «ИГ-Хорасан» – ответвления террористической организации «Исламское государство» (запрещена в РФ). Будучи главным конкурентом талибов в Афганистане, «ИГ-Хорасан» недавно взяла на себя ответственность за ракетный обстрел Таджикистана. На фоне комплексного обострения ситуации правительства центральноазиатских государств опасаются, что боевики могут проникнуть на их территории с целью вербовки или провокаций. В январе президент Таджикистана Эмомали Рахмон призвал ОДКБ создать «пояс безопасности» вокруг Афганистана, заявив, что на северо-востоке страны находится более 40 тренировочных лагерей «Талибана», в которых проживает и обучается около 6000 боевиков. Талибы подобные заявления категорически отрицают. «При нынешнем правлении талибов в Афганистане Таджикистан, возможно, является наиболее уязвимым из его соседей в Центральной Азии», – заявил Хамид Хакими, эксперт по Афганистану из аналитического центра Атлантического совета в Вашингтоне, отметив, что присутствие сотен таджикских боевиков в Афганистане многократно увеличивает угрозу для Душанбе. «Неспособность талибов управлять или охранять границы с соседями Афганистана представляет собой особую проблему для таджикского правительства, которое довольно активно сотрудничало с афганскими пограничными войсками в течение последних 20 лет», – считает Хакими. Душанбе так и не установил связи с возглавляемым талибами правительством Афганистана. Рахмон неоднократно призывал главарей движения сформировать инклюзивное правительство, в которое вошли бы этнические таджики. Несмотря на то, что «Талибан» позиционирует себя группировкой, представляющей всех афганцев, в его правительстве по-прежнему преобладают представители пуштунской этнической группы. Высокопоставленные лидеры «Талибана» воздерживаются от публичной критики позиции Душанбе, однако бывший авторитетный полевой командир Гульбеддин Хекматияр, симпатизирующий талибам, недавно раскритиковал Таджикистан за предоставление убежища лидерам антиталибского сопротивления. «Когда вы укрываете вооруженных противников соседней страны, это может означать только то, что вы объявили ей войну», – заявил он на прошлой неделе. Хекматияр предупредил, что талибы могут принять ответные меры, предоставив укрытие вооруженным противникам Душанбе: «если это произойдет, какая судьба постигнет слабый, маленький и раздробленный Таджикистан?» Представитель талибов Забихулла Муджахид заявил, что движение намерено нормализовать отношения и открыть границу с Таджикистаном, как только стороны достигнут формального понимания по двусторонним вопросам. Хакими в свою очередь считает, что важную роль в примирении сторон играет Россия, которая является близким союзником Душанбе. ««Талибан» не может позволить себе расходы на любые трансграничные столкновения, которые вынудят Москву вмешаться и оказать поддержку Таджикистану», – считает аналитик. На прошлой неделе Рахмон заявил, что обсуждал «тревожную ситуацию» на границе Таджикистана с Афганистаном с президентом РФ Владимиром Путиным. Согласно некоторым представлениям, талибы могут считать, что позиции России в регионе ослабли из-за военной спецоперации на территории Украины. По мнению лидеров движения это дает им идеальную возможность оказать давление на центральноазиатские государства, вынудив их пойти на политические уступки. В этой ситуации Таджикистан может стать главной мишенью. С самого начала захвата власти в Афганистане талибами в августе 2021 года таджикское правительство отказывалось взаимодействовать с руководством движения. Вероятно, Душанбе не признает его до тех пор, пока в правительстве «Талибана» не увеличится процент этнических таджиков, составляющих четверть населения Афганистана.

52.44MB | MySQL:103 | 0,488sec