Алжир готовится к масштабной интервенции в Африке

Военные Алжира готовятся к осуществлению полномасштабной интервенции в африканских регионах Магриб и Сахель. Соответствующий план был разработан в связи с резким ухудшением в последние месяцы и годы ситуации с безопасностью в соседних с ним странах. И если она не изменится к лучшему, он может быть реализован на практике.

Об этом свидетельствует целый ряд индикаторов и среди наиболее значимых – соответствующие заявления и действия лидеров АНДР, включая президента Абдельмаджида Теббуна и главы Генерального штаба Национальной народной армии генерал-лейтенанта Саида Шангрихи. Напомним, что последний в ходе майской поездки в Оран собрал конференцию из высших алжирских военных и открыто заявил о том, что Алжир не намерен стоять в стороне и равнодушно наблюдать за начавшимся переделом карты мира на фоне продолжающихся попыток «международных террористов по заказу извне дестабилизировать ситуацию внутри АНДР».

Он же, как и другие представители алжирского руководства после этого открыто заявили, что им потворствуют «некоторые страны Запада, укрывая их на своей территории». В первую очередь это относится к Франции, где действительно находятся члены преследуемых алжирских же группировок «сепаратистов и радикальных исламистов».

Также показательными в этой связи стали заявления, сделанные на минувшей неделе президентом АНДР А.Теббуном в ходе его знакового трехдневного визита в Италию. Особо отметим, что на фоне подписанных им с представителями итальянского руководства относительно малозначительных документов «о дружбе и намерениях» основное внимание он (как и в ходе предыдущему этому событию трехдневного же его визита в Турцию) проявил к внешнеполитическим вопросам, и среди них обострение ситуации в Магрибе и Сахеле.

Заметим, что в связи с этим Рим с большим удовлетворением признал, что, по сути всего за полгода Алжир вытеснил Россию по поставкам  в Италию природного газа с первого на второе место.

В этой связи итальянские лидеры призвали Теббуна не останавливаться на достигнутом и далее развивать своё «газовое» наступление с целью дальнейшего снижения влияния Москвы в данном аспекте с конечной целью ее низведения до уровня, когда оно уже не будет критичным для Рима и Брюсселя.

Соответственно, результат этого должен проявиться в пропорциональном снижении России на европейскую политику и экономику. В свою очередь, Италия рассчитывает стать «газовым хабом Европы», чему максимально способствует резкое ухудшение отношений между Алжиром и другим его важным партнером по поставкам голубого топлива – Испанией по «западно-сахарскому вопросу», когда Мадрид фактически поддержал план Рабата по сохранению своего влияния в Западной Сахаре путем предоставления ей автономного статуса.

В этих условиях существует серьезный риск того, что достигнутые в апреле текущего года и закрепленные в ходе майского визита Теббуна в Рим договоренности о серьезном увеличении алжирского газового потока в Италию (почти на 10 млрд куб. м ежегодно) будут выполнены именно за счет Испании.

Однако это лишь часть плана Рима стать «газотранспортной державой» и он прямо связан с алжирскими внешнеполитическими ожиданиями и действиями.

Что же касается обсуждения Теббуном с высшими представителями итальянских властей внешнеполитических вопросов, то значительную часть уделенного им времени они делали это тайно, без присутствия не только журналистов, но и других «посторонних» лиц.

Впрочем, из допущенных сторонами информационных утечек известно, что особое внимание они уделили Ливии, по которой они уже продуктивно работали последние годы, поддерживая правительство в Триполи в пику военачальнику Халифе Хафтару, опирающемуся в том числе на Москву и пытающемуся объединить эту страну «под собой».

И теперь речь уже идет о более продуктивных действиях, нацеленных на объединение этой страны под властью Триполи с дальнейшей целью полноценного ее возвращения на мировой рынок с налаживанием стабильных поставок нефти и газа. Для Алжира же это возможность минимизировать исходящую оттуда террористическую опасность.

Стороны, видя провал попыток проведения декабрьских выборов 2021 года в этой стране, рассчитывают провести их, в том числе рассматривая вариант нанесения Хафтару военного поражения, причем лидеры Алжира и Италии по итогам визита Теббуна сделали совместное заявление: «Мы также готовы оказать дальнейшую помощь в обеспечении стабильности в Ливии».

Также стороны уделили внимание реанимации проекта транссахарского газопровода из Нигерии в АНДР и далее на итальянскую территорию, до сих пор замороженного из-за нехватки средств на его постройку (около 20 млрд долларов на 2012 год) и резкого обострения в Сахеле террористической угрозы.

В этой связи заметная часть обсуждения была уделена обеспечению безопасности этого стратегически важного объекта. Благодаря его запуску и стабильным поставкам ливийского газа Италия не только рассчитывает полностью освободиться от соответствующей российской зависимости, но и стать тем самым газораспределительным центром Европы, о чем так мечтает ее руководство.

Однако главными препятствиями этому служит отсутствие стабильности в Африке вообще и ее северной части в частности. Поэтому страны стали сближаться относительно возможности силового обеспечения своих планов, частью которых может стать участие алжирских военных в борьбе против местных террористов.

Заметим, что в ограниченном масштабе они и так участвовали в борьбе против них, например, в дружественной Алжиру Нигерии против боевиков исламистской радикальной группировки «Боко харам» (сейчас служит филиалом запрещенного в России «Исламского государства»).

Однако такие разовые попытки, несмотря на их внешний успех, не приводили в конечном итоге к стратегическому разгрому джихадистов, которые, напротив, за последние годы охватили своими действиями большую часть Сахеля и стали угрожать значительной части Западной Африки.

Соответственно, сейчас обсуждается тема полноценной алжирской военной интервенции для исправления данной ситуации ввиду неспособности повлиять на это бывших гарантов безопасности стран Сахеля – французских военных. Также заметим, что власти АНДР уже своевременно подготовили соответствующим образом и свою законодательную базу. Лидеры этой страны разработали и осуществили изменения Конституции АНДР, прописав в ней возможность использования ННА за рубежом, чего там ранее не было.

Причем под флагом борьбы против терроризма руководство Алжира всячески проталкивает свой «успешный опыт» 1990-х годов и на последних по времени посвященных этому африканских мероприятиях. На них, кроме собственного самопиара его представители клеймили Запад за «потворствование» этому, что также служит косвенным подтверждением подготовки почвы для более активного своего присутствия в Африке в целом.

Еще одним знаковым моментом служит то, что на последнем по времени  чрезвычайном панафриканском саммите в Малабо по борьбе против терроризма и государственных переворотов министр иностранных дел Рамтан Ламамра фактически провел презентацию новой алжирской стратегии по борьбе против данных явлений.

Фактически, он огласил в своем докладе соответствующий план президента Теббуна. Речь идет о стратегии «пограничной безопасности», согласно которой, Алжир (и другие африканские страны) не должны ждать, когда терроризм и сопутствующие ему явления перехлестнут их границы, а действовать на упреждение и при необходимости совместно с другими африканскими странами и за их пределами.

При этом, как он особо заметил, Алжир граничит в основном с охваченными нестабильностью государствами и не может равнодушно наблюдать за ростом угроз с их территории. Рамтан Ламамра фактически признал, что его страна не может полноценно контролировать более чем 6300 километров своих границ, значительная часть которых к тому же проходит в сложных горно-пустынных условиях, и что лучше это делать на более удобных подступах к ним.

Реализацию таких планов по мнению алжирских лидеров упрощает то, что некоторые страны, особенно в Ливии и Западной Сахаре, фактически игнорируют решения ООН, а они готовы выступить от имени этой международной организации.

Причем, говоря о возможных направлениях соответствующей работы алжирских силовиков, кроме Ливии отметим и Тунис. Ситуацию в нем Теббун открыто затронул даже во время своего итальянского визита, выразив желание более активно включиться в процесс его «умиротворения», поскольку ситуация там, по его мнению, прямо влияет на безопасность не только Ливии, но и Алжира, и который «является с ним одним целым».

Так, выступая на совместной пресс-конференции со своим итальянским коллегой Серджио Маттареллой, президент Теббун затронул несколько вопросов, в том числе по ливийскому конфликту и политическому кризису в Тунисе. «Вместе с Италией мы готовы помочь Тунису выйти из него и вернуться на путь демократии».

Еще раньше президент Теббун неоднократно заявлял: «что касается Туниса, касается и нас… Любой, кто угрожает его безопасности, будет иметь дело с нами. Алжир не потерпит никакого давления на Тунис со стороны иностранных держав».

Причем военная интервенция туда может произойти и под предлогом обеспечения безопасности транзита газа через тунисскую территорию, поскольку в условиях нынешнего кризиса в Тунисе раздавались голоса вроде «заставим Алжир поделиться с нами газом».

Не случайно, что в последние месяцы целый ряд представителей энергетической отрасли Алжира заявляли, что сейчас, в условиях повышенного мирового спроса на газ он уже больше не может заниматься прежней благотворительностью в отношении Туниса и дарить его. Соответственно, потоки голубого топлива из АНДР способны решительно повлиять на связи двух стран.

В любом случае, многие тунисцы обнаружили в этих словах Теббуна ожидающие их «глубокие изменения в Тунисе».

Заметим, что в Алжире традиционно воспринимают Тунис как «младшего брата», напоминая, что «в худшие времена пандемии COVID-19 он жертвовал кислородом и вакцинами до такой степени, что вызвал этим даже внутренние протесты». А в декабре прошлого года предоставил кредит на 300 млн долларов для финансирования государственного бюджета и выплаты заработной платы государственным служащим этой страны.

В свою очередь, на состоявшемся параллельно внеочередном саммите Африканского союза, состоявшегося 27 — 28 мая в столице Экваториальной Гвинеи Малабо, министр иностранных дел Алжира Рамтан Ламамра заявил, что обе страны «прочно связаны историей и имеют общую судьбу. Алжир всегда будет рядом с Тунисом. Это естественное продолжением Алжира, и наоборот».

И, наконец, глубоко символично относительно возможности реализации воинственных алжирских планов то, что, находясь в Италии, Теббун посетил римскую «Мамертинскую» тюрьму, где был заключен и убит правитель Нумидии Югурта, часто называемый «королем Северной Африки», которого в Алжире все чаще демонстрируют своим «великим предшественником».

Причем выражение подобного исторического единства с ним явно свидетельствует о мечтаниях алжирских лидеров как минимум в границах Магриба и демонстрирует их желание расширить рамки своей страны.

В результате Алжир может предпринять операции и в странах Сахеля. Особую тревогу здесь у его властей вызывает ситуация в соседнем Мали. По сути, эта страна развалилась под ударами джихадистов и сепаратистов еще в 2012 — 2013 годы, что наглядно продемонстрировала неудачная последующая попытка Франции и ее африканских и европейских союзников «склеить» ее.

Их выход оттуда отнюдь не может компенсировать приход российской ЧВК «Вагнер» и для обеспечения контроля над северной частью этой страны, примыкающей к южной границе АНДР, алжирские военные разработали план ее занятия с целью обеспечения там безопасности, эффективной борьбы против терроризма и недопущения оттуда угроз своему государству.

Далее под таким же предлогом алжирские войска готовы взять под свой контроль весь периметр прохождения транссахарского газопровода из Нигерии в Сахеле.

С учетом того, что алжирские спецслужбы имеют серьезное влияние на группы местных радикалов (недоброжелатели Алжира прямо обвиняют их в создании для последующего «использования»), это может оказаться не так сложно, как кажется.

Заметим, что против взятия контроля наиболее проблемных участков не имеет ничего против не только Италия, но и даже бывшая колониальная хозяйка Сахеля Франция.

И, наконец, нельзя исключать, что, воспользовавшись данной ситуацией, Алжир не попытается организовать уже настоящую интервенцию в Западную Сахару с целью ее отрыва от своего стратегического конкурента Марокко.

Дело в том, что попытки осуществления им против последнего прокси-войны с использованием Фронта ПОЛИСАРИО, возобновленной в ноябре 2020 года, не дали практического результата. Основные боевые действия там сводятся к дистанционным ударам друг по другу (артиллерийским со стороны западносахарцев и авиационным со стороны Марокко), не приводящего к достижению поставленного алжирским руководством результата – ослабления Рабата за счет отрыва от него Западной Сахары. И потому Алжир, прикрываясь различными документами ООН «о деколонизации», способен прикрыться ими и уже начать войну по-настоящему. Несмотря на то, что это лишь один из планов алжирских военных, в случае ухудшения положения западно-сахарских сил он может быть запущен против Марокко.

К реализации такого сценария Алжир подталкивают и успехи ее близкого политического партнера России на Украине и желание извлечь выгоду из крайне дорогостоящего инструмента – своей армии, в которую за последние десятилетия АНДР вложила десятки миллиардов долларов, и теперь ищет возможности, как с выгодой его использовать.

Добрым для себя знаком Алжир усматривает и назначение президентоом Владимиром Путиным 27 мая нового посла России в этой стране Валериана Шуваева, «взятого, по данным источников АНДР именно из Марокко». Они же подчеркивают, что он считается в Алжире «своим», прославившись антизападными заявлениями, чьи действия, в том числе на марокканском направлении, по их данным, «всецело отвечают видениям нынешней алжирской политики. Алжирцы и свободный народ Сахары не могут не радоваться такому назначению, которое предвещает радикальные перемены и долгожданные дипломатические решения», — пишут алжирские газеты.

К такому сценарию Алжир подталкивает и Турция – в ходе майского же трехдневного визита Теббуна в Анкару он и его коллега Р. Т. Эрдоган также обсуждали реализацию данной возможности.

Впрочем, несмотря на желание при этом других стран использовать Алжир, он намеревается реализовывать в первую очередь свои интересы.

Когда следует ожидать вероятного «выхода» алжирских силовиков на мировую арену? Это может случиться уже этим летом-осенью, если ситуация в регионе не изменится в ближайшее время кардинально в лучшую сторону.

Скорее всего, данный сценарий может быть реализован после готовящегося визита Теббуна в Россию (ориентировочно в течение июня – июля текущего года) с ожидаемым сотрудничеством с учетом уже находящихся в странах региона сил ЧВК «Вагнер».

62.23MB | MySQL:101 | 0,467sec