Об открытии иранского завода по производству беспилотников в Таджикистане. Часть 1

Иран объявил об открытии завода по производству беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) в Таджикистане 17 мая 2022 года. Завод официально является первым иранским предприятием по производству дронов за границей и будет производить и экспортировать Ababil-2 – многоцелевой ударный беспилотник с возможностями разведки. С помощью этого завода Иран намерен укрепить двустороннее сотрудничество и снизить недавнюю напряженность в отношениях с Таджикистаном, решить общие проблемы в сфере безопасности на границе с Афганистаном, увеличить прибыль на растущем экспортном рынке и воспрепятствовать усилиям Израиля по дальнейшему саботированию иранской программы беспилотников. Новый завод по производству БПЛА призван укрепить политические и экономические отношения Ирана с Таджикистаном. С тех пор как Иран стал первой страной, признавшей независимость Таджикистана от СССР в 1991 году, отношения между двумя странами, несмотря на периодические разногласия, в целом оставались прочными благодаря географической, культурной и языковой общности. Начиная с 1991 года, иранские культурные центры, средства массовой информации и издательства вносят свой вклад в возрождение персидского языка и культуры в Таджикистане. Обе страны стремятся расширять дипломатические отношения через посольства и иные официальные представительства. Во время гражданской войны в Таджикистане (1992 – 1997 гг) Иран при поддержке России, Казахстана и Туркменистана добился прекращения огня между противостоящими друг другу военизированными формированиями. Иран уже давно предоставляет Таджикистану прямые иностранные инвестиции (ПИИ) для инфраструктурных и энергетических проектов, таких как тоннель Анзоб или Истиклол и гидроэлектростанция Сангтуда-2. Особая активность в этой сфере пришлась на период президентства Махмуда Ахмадинежада (2005–2013 гг.). Запущенная в мае линия по производству БпЛА также является для Тегерана средством передачи ценных технологий и технических ноу-хау Душанбе для коммерческих и военных целей. В дополнение к ПИИ и технологиям, завод поспособствует поддержке торговли между Ираном и Таджикистаном, который является членом Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). В период с 1997 по 2018 год торговый оборот между двумя странами оставался относительно низким, составляя в среднем 0,21% от общего объема торговли Ирана. При этом только 0,17% иранского экспорта идет в Таджикистан и только 0,03% его импорта поступает оттуда. Примечательно, что 10 февраля 2022 года, примерно за два месяца до того, как Иран открыл завод в Таджикистане, обе страны договорились увеличить объем двусторонней торговли, который уже вырос более чем вдвое с примерно 55 млн долларов в 2020 году до 121 млн долларов в 2021 году. Такой внезапный и резкий прирост показателей стал следствием или совпал с визитами президентов Хасана Роухани (2013–2021 гг.) и Эбрахима Раиси в Душанбе в июне 2019 г. и сентябре 2021 г. соответственно, целью которых было изменение вектора и приоритетов двусторонних отношений. В сочетании с другими формами сотрудничества иранский завод по производству беспилотников мог бы способствовать смягчению напряженности между теократическим Ираном и обществом с шиитским большинством с одной стороны, и светским Таджикистаном, представляющим население с суннитским большинством, с другой. Во время президентства Роухани напряженность между Тегераном и Душанбе усугубилась серией дипломатических инцидентов. В 2013 году Тегеран обвинил Национальный банк Таджикистана в сотрудничестве с иранским бизнес-магнатом Бабаком Занджани, который впоследствии был приговорен иранским судом к смертной казни за якобы присвоение более 2,7 млрд долларов, принадлежащих Министерству нефти Ирана. В 2015 году Душанбе осудил Тегеран за приглашение лидера таджикско-исламистской оппозиции Мухиддина Кабири на конференцию в иранской семинарии и на встречу с верховным лидером Али Хаменеи. В 2016 году напряженность в ирано-таджикских отношениях достигла апогея, когда Душанбе приостановил местные операции Комитета помощи Имама Хомейни (базирующаяся в Тегеране благотворительная организация, поддерживаемая иранским правительством – авт.), сославшись на юридические формальности. Этот шаг, вероятно, был направлен на то, чтобы проучить власти Ирана за то, что они принимали у себя Кабири. Несмотря на растущую напряженность, отношения при Роухани потеплели после того, как США вышли из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) в 2018 году, что побудило Тегеран отдать приоритет соседним странам и повернуться в сторону Востока. Продолжая то, на чем остановился его предшественник, Раиси мог бы использовать завод по производству беспилотников в Таджикистане для дальнейшего укрепления двусторонних связей и противодействия влиянию Саудовской Аравии. Подобная мера была бы крайне актуальна в свете того, что, по мере эскалации напряженности между Ираном и Таджикистаном во время президентства Рухани, обмены на высоком уровне и другие мероприятия между Душанбе и Эр-Риядом заметно активизировались. Вследствие этого Раиси провел встречу на президентском уровне с Рахмоном в Тегеране 30 мая 2022 года, почти через две недели после открытия завода, чтобы обсудить дальнейшее углубление двустороннего сотрудничества в различных областях.

52.44MB | MySQL:102 | 0,495sec