О новых контурах внешнеэкономической стратегии Алжира в условиях глобального кризиса

На фоне глобальных геополитических изменений, власти Алжира с марта текущего года заметно активизировали свою экономическую стратегию, ориентированную на многовекторность и прагматизм, стремясь извлечь по максимальные дивиденды из благоприятной энергетической конъюнктуры.

Сохраняя подчеркнутый нейтралитет в отношении российско-украинского конфликта, президент А.Теббун и его команды стремятся, с одной стороны, воспользоваться новыми открывающимися нишами и возможностями на нефтегазовом рынке Европы, а с другой стороны, заручиться поддержкой других важных региональных игроков, особенно Турции и арабских стран Персидского залива, в привлечении важных инвестиций для модернизации инфраструктуры добычи и производства углеводородов.

Для поддержания устойчивого и прагматичного многовекторного экономического курса, алжирское руководство грамотно балансирует в большой игре, лавируя между интересами глобальных игроков и стремясь извлечь максимальный выигрыш для своих национальных интересов из складывающейся ситуации.

Причем, ставка делается не только, и даже не столько на энергетическую составляющую, хотя Алжир намерен в полной мере воспользоваться кризисом на европейском нефтегазовом рынке ввиду сокращения российских поставок, для заключения новых выгодных контрактов на поставки газа в Южную Европу, прежде всего в Италию. Еще до украинских событий Алжир входил в число ведущих поставщиков природного газа в Европу, обеспечивая на менее 11% всего потребления в этом регионе. Разумеется, в новых условиях, с учетом совпадающих интересов, доля Алжира в европейских поставках будет только нарастать.

Однако, помимо энергетических интересов, Алжир с учетом устойчивого потенциала, заинтересован активно участвовать в глобальном противостоянии мировых и региональных лидеров за влияние в Африке, позиционируя себя в качестве ключевого геополитического игрока в Северной Африке. На это есть достаточно весовые аргументы. Помимо важнейшего энергетического потенциала, Алжир обладает вторым после Египта военно-промышленным потенциалом в арабской Африке и выступает таким образом в качестве важного гаранта региональной безопасности, особенно на фоне ливийского кризиса, роста напряженности с соседним Марокко и всеобщей угрозы продовольственного и финансового кризиса в мире, который в первую очередь затронет уязвимые страны Африки и способен вызвать социальный хаос.

Не случайно, только в апреле-мае текущего года в Алжире попеременно побывали с визитами внешнеполитические главы России и США. Причем глава российского МИД С.Лавров побывал в Алжире впервые после 2019 года. В обмен за взвешенную, рассудительную политику Алжира на украинском треке, страна рассчитывает обеспечить стабильные поставки пшеницы из России по адекватным ценам, для минимизации угрозы продовольственного голода внутри страны.

Одновременно, Алжир посылает сигналы США и их союзникам о намерениях поддерживать прочные отношения с западом, чтобы избежать крена в одну сторону и изоляции. При этом, в отличие от многих стран региона, Алжир в условиях благоприятной энергетической конъюнктуры, в отличие от большинства своих соседей по региону, менее зависит от финансовой помощи по линии западных стран и курируемых ими международных финансовых институтов, включая Всемирный банк и Международный валютный фонд.

Примечательно, что сразу вслед за приездом высоких гостей из Вашингтона и Москвы, в середине мая 2022 г. президент Алжира нанес важнейший визит в Турцию. В фокусе внимания переговоров президента Алжира с Р.Т.Эрдоганом которого оказались возможности экономического и инвестиционного сотрудничества между двумя странами.

Таким образом, на фоне глобальных пертурбаций, руководство Алжира активнее позиционирует свою страну в качестве важного лидера в регионе в сфере экономики, торговли, но также и безопасности и военно-технического сотрудничества, стремясь заручиться поддержкой всех крупных глобальных игроков и проводя нейтральный, сбалансированный курс на внешнеполитической арене. Взвешенная позиция Алжира по украинскому кризису – характерный тому пример.

В качестве важного бонуса из своих геоэкономических и геополитических преимуществ, Алжир стремится получить доступ к столь необходимым для его стабильного внутреннего развития внешним финансовым и инвестиционным ресурсам. В частности, по итогам визита в Турцию достигнута принципиальная договоренность о том, что Турция поможет привлечь в эту страну прямые иностранные инвестиции. Двусторонний товарооборот в 2021 г. вырос на 43% после пандемии коронавируса и достиг 2.9 млрд долларов, и теперь руководством двух стран поставлена амбициозная задача увеличить объемы торговли до 10 млрд долларов в год в обозримой перспективе.

Алжир также нацелен и далее укреплять свой военно-промышленный и оборонительный потенциал, закрепляя лидерские позиции в регионе, и наращивая сотрудничество с Россией в этой сфере как главным поставщиком вооружений. Только в 2016-2020 гг. Россия поставила Алжиру вооружений на сумму 4.2 млрд долларов США. При этом, в целях диверсификации сотрудничества, Алжир также развивает взаимодействие с Турцией, стремясь получить доступ к новым военным технологиям.

В частности, позиция Алжира в международных переговорах по ливийскому конфликту имеет большой вес, с учетом протяженной, более чем тысячекилометровой совместной границы и военной мощи Алжира. Сегодня Алжир все более склоняется к турецкой позиции по Ливии, и намерен поддерживать базирующееся в Триполи так называемое «правительство национального единства».

Наконец, важное геополитическое положение Алжира как связующего моста между Европой, Ближним Востоком и Африкой южнее Сахары является ключевым преимуществом. На фоне ливийского кризиса и сложных внутренних процессов в Марокко — в том числе ввиду обострения проблемы Западной Сахары и блокирования газопровода со стороны Алжира – последний оказывается наиболее подходящим кандидатом на роль торгового партнера и посредника между африканскими странами и остальным миром. В то же время, прямое вовлечение Алжира в конфликт в Западной Сахаре, где ему противостоит не только Марокко, но и поддерживающие страны Евросоюза и США, может свести на нет преимущества Алжира на этом треке.

Также Алжир – в отличие от других стран региона, установил и поддерживает тесные экономические и политические отношения со странами региона Сахель, в зоне которого функционирует важная геополитическая интеграционная группа Sahel G-5 – Буркина-Фасо, Чад, Мали, Мавритания и Нигер. Именно эти страны сегодня находятся в приоритете гуманитарного содействия по линии ООН и мировых финансовых институтов, поскольку страдают от тройного воздействия климатических катаклизмов, конфликта и коронавируса.

Таким образом, с учетом складывающихся глобальных и региональных факторов, Алжир в целом обладает значительным потенциалом для активизации своей внешнеэкономической политики и при разумном, сбалансированном подходе имеет хорошие шансы извлечь стратегические преимущества для закрепления своей лидерской роли в регионе. Проблемными остается внутренняя экономическая ситуация, требующая регулярного мониторинга и внимания, а также ситуация вокруг Западной Сахары, где эскалация военного сценария может нанести алжирским позициям в регионе определенный ущерб.

52.23MB | MySQL:103 | 0,715sec