О влиянии Ирана на внутриполитические процессы в Афганистане. Часть 2

Угроза «ИГ-Хорасан» как точка соприкосновения

Рост влияния террористической организации «ИГ-Хорасан» (запрещена в РФ) в Афганистане является серьезной угрозой, которая способна сплотить власти Ирана и руководство радикального исламистского движения «Талибан» (запрещено в РФ). Для Тегерана «ИГ-Хорасан» является сектантским врагом, деятельность которого нацелена против шиитов. Также организация является идеологическим соперником талибов, описывающим их как религиозно-националистическое явление, не отражающее истинных принципов ислама. После прихода к власти талибов количество нападений со стороны «ИГ-Хорасан» увеличилось: теракты включали в себя удары по общинам хазарейцев в Герате, северном Кундузе и южном Кандагаре, а также нападения на талибов в Кабуле. Эти инциденты побудили президента Ирана Эбрахима Раиси предупредить, что власти страны «готовы сотрудничать и использовать все средства для противодействия угрозе такфиристского терроризма и предотвращения повторения этих трагедий». Однако внутри Ирана этот подход подвергся критике. Так, аятолла Баят-Занджани, член реформистской Ассоциации сражающегося духовенства, охарактеризовал «Талибан» как радикальную и жестокую террористическую группу, отождествив его с «ИГ-Хорасан». По мнению ряда экспертов, действенной альтернативой сотрудничеству с талибами было бы использование Ираном ополченцев из рядов этнических и религиозных меньшинств. Известно, что Корпус стражей исламской революции (КСИР) имеет прочные исторические связи с этническими хазарейцами и им были завербованы тысячи хазарейских беженцев в Иране в так называемую бригаду «Фатимиюн» для борьбы с «Исламским государством» (запрещено в РФ) в Сирии. Опираясь на прежний опыт, иранские официальные лица считают бригаду эффективным средством в борьбе против «ИГ-Хорасан» в Афганистане. Хотя Иран знает, что может использовать «Фатимиюн» против террористической группировки, для ее полного сдерживания потребуются более мощные и решительные суннитские силы. В настоящее время партнерство с движением «Талибан» является для Ирана приоритетом в вопросах борьбы с «ИГ-Хорасан», хотя бы потому что бригада «Фатимиюн» не сможет свободно действовать на территории Афганистана без согласия руководства талибов, которые вряд ли позволят этому осуществиться, поскольку такой шаг, по их мнению, подорвет легитимность движения. Вместо этого талибы могут попытаться использовать борьбу с «ИГ-Хорасан» в качестве козыря, чтобы добиться признания и экономической поддержки со стороны региональных и международных партнеров. В конечном счете, политика Ирана будет зависеть от того, насколько сильной окажется исходящая от «ИГ-Хорасан» угроза. Если «Талибан» в конце концов утратит полный контроль над территорией Афганистана, Иран, вероятно, прибегнет к взаимодействию с альтернативными партнерами для достижения своих целей.

 

Напряженность на границе

После прихода к власти в Афганистане талибов стали поступать сообщения о столкновениях на границе между иранскими силами безопасности и боевиками движения. Инциденты были спровоцированы контрабандой и напряженностью, вызванной дефицитом водных ресурсов. В декабре прошлого года губернатор иранской провинции Нимроз заявил, что на границе произошло вооруженное столкновение из-за контрабанды топлива, в котором был ранен один боевик «Талибана», а с иранской стороны были убиты и ранены 9 пограничников. В марте этого года талибы вновь столкнулись с иранскими силами безопасности на границе в Нимрозе после того, как афганские крестьяне начали рыть в этом районе канал для воды. Похожий случай произошел в апреле этого года: иранские официальные лица заявили, что талибы пытались проложить дорогу недалеко от пограничной зоны в провинции Герат. Представитель Министерства иностранных дел Ирана впоследствии заявил, что пограничные вопросы вызывают очень серьезную озабоченность руководства страны и должны решаться совместно с правительством талибов. Еще одной важной проблемой для Ирана является нелегальная миграция. Тегеран потребовал от руководства «Талибана» сдержать поток пересекающих границу беженцев. Лидеры движения выдвинули встречные обвинения, заявив о жестоком обращении с афганскими беженцами в Иране. Видеозаписи агрессивных нападений иранцев на афганцев в нескольких городах в апреле 2022 года побудили руководство «Талибана» вызвать посла Ирана в Кабуле. За этим последовали демонстрации, в ходе которых протестующие забросали камнями посольство Ирана и консульство в Герате. В ответ Иран приостановил работу дипломатических миссий примерно на две недели и вызвал временного поверенного в делах Афганистана в Тегеране. В результате этих инцидентов Иран усилил военное присутствие на границе. Водные ресурсы и маршруты контрабанды являются особо чувствительными вопросами для Тегерана, а внутренние разногласия в рядах талибов могут затруднить предотвращение пограничных инцидентов. Следовательно, если ситуация на границе обострится, это может, напротив, оттолкнуть Тегеран от сотрудничества с талибами.

 

Выводы

В ближайшем будущем Иран, вероятно, сосредоточится на сохранении поддержки этнических и религиозных меньшинств, а также будет выстраивать диалог с различными фракциями внутри «Талибана». Руководство движения, со своей стороны, скорее всего пойдет на некоторые скромные уступки этническим меньшинствам и будет использовать борьбу с «ИГ-Хорасан» для создания точек соприкосновения с Тегераном. Но этого вряд ли будет достаточно для поддержания партнерства, пока внутренние вспышки насилия продолжают провоцировать нестабильность в Афганистане. В июле 2021 года делегация талибов во главе с заместителем министра иностранных дел Шером Мохаммадом Абасом Станикзаем заявила иранским чиновникам, что стабильные двухсторонние отношения зависят от степени поддержки Ираном таджикских и хазарейских политических группировок в будущем. Но, в отличие от 1990-х годов, талибы также признали, что сотрудничество с хазарейцами и таджиками необходимо, чтобы избежать беспорядков и внутриполитической нестабильности. Элементы политического руководства хазарейцев начали взаимодействовать с талибами в попытке заполучить посты в новом правительстве и добиться признания прав меньшинств. Ожидается, что на второстепенные государственные посты талибами постепенно будет назначено больше представителей непуштунской национальности. Небольшое количество хазарейцев даже присоединились к фракциям талибов в борьбе с «ИГ-Хорасан». Таким образом талибы стремятся удержать хазарейцев и таджиков от мобилизации против них или перехода на сторону «Исламского государства». Однако в Иране хорошо понимают, что даже эти скромные усилия по достижению компромисса уже вызвали сопротивление со стороны более консервативных фракций «Талибана». Прагматичные иранские лидеры стремятся выстраивать диалог с различными игроками в Афганистане, но текущие условия не позволяют им полностью преодолеть эти разногласия. Приграничные споры и наплыв беженцев, вероятно, усугубят проблемы, связанные с неизбежными конфликтами между конкурирующими фракциями талибов, а также между талибами и этническими меньшинствами.

52.54MB | MySQL:102 | 0,573sec