Пакистан и тегеранский саммит — газовый прорыв

И все же он состоялся — саммит, который откладывался несколько раз. 24 мая в Тегеране встретились президенты трех пограничных государств: Афганистана, Ирана и Пакистана. Официальная повестка дня — борьба с наркотрафиком и терроризмом в регионе, восстановление хозяйства Афганистана.

Вопросам экономической и гуманитарной помощи Кабулу в последнее время уделялось огромное внимание в мире. Примерами могут служить Гаагская конференция 31 марта с.г., токийская встреча «Друзей Пакистана» и афганский форум в Исламабаде (см. Наталья Замараева, Пакистанский план «Маршалла» www.iimes.ru , 21.04.09; Пакистан и Афганистан: комплексный подход «региональной стратегии» США , www.iimes.ru 17.05.09). Вкратце рассматривались вопросы укрепления трехстороннего сотрудничества в области сельского хозяйства, торговли, транспорта, здравоохранения и энергетики.

Работа тегеранского саммита была поделена на две части: первая — трехсторонняя встреча Асифа Али Зардари, Махмуда Ахмадинежада и Хамида Карзая; вторая — подписание президентами Ирана и Пакистана исторического «газового» договора о строительстве «мирного газопровода» — Межгосударственной газовой системы/ Inter State gas Systems/ МГГС/ISGC, согласно которому иранский газ будет экспортироваться в соседний Пакистан.

МГГС/ISGC — лишь часть крупнейшего углеводородного проекта региона по перекачке газа из Ирана (позднее планируется присоединение Туркменистана) по территории Пакистана и далее в Афганистан, а в дальнейшем и в Индию

В течение четырнадцати лет стороны вели долгие и непростые переговоры о строительстве газопровода, об объемах покупаемого газа, его технических характеристиках, наконец, о расчете формулы стоимости за единицу продукта и т.д. И только в мае текущего года Исламабад подписал Договор купли-продажи с Тегераном, согласно которому будет импортировать 1 миллиард кубических футов газа в год по ставке 80% стоимости сырой нефти.

Инженерная битва за разработку проекта трубопровода также началась несколько лет назад, но настойчивость и последовательность немецкой фирмы «ILF» были вознаграждены. Компания выиграла тендер, продемонстрировав высокое качество немецкой инженерной школы и приемлемые цены. Можно предположить, что подряды на разработку последующих участков трубопровода Германии будет получить легче.

Согласно первоначальному варианту проекта, общая длина газопровода составляла 2 700 километров, из которых 1100 километров должны были проходить по территории Ирана, 1000 километров — по территории Пакистана и 600 километров — по территории Индии. Мумбайский теракт 2008 г. перечеркнул несколько лет переговоров, и Дели, несмотря на «энергетический кризис», вышел из состава участников проекта.

Но, как заявляют представители Министерства нефти Пакистана, окончательно вариант проекта и его финансовые расчеты должны быть завершены к середине 2010 г., и таким образом Индия получает некоторое время на раздумье — продолжать вести себя непоследовательно в этом вопросе или трезво взглянуть в будущее. Дело в том, что первоначально диаметр трубы предполагался 56 дюймов, на сегодняшний день проектная документация предусматривает использование труб диаметром 42 дюйма, чтобы избежать дополнительных затрат листового проката, строительства увеличенного числа насосных станций и т.д. Присоединение Индии к проекту даже в 2010 г. на стадии разработки документации будет для нее крайне затратным, не говоря уже о более поздних сроках подключения. В целом строительство газопровода планируется завершить к середине 2015 г.

Покупаемый газ позволит Пакистану производить 5 тыс. MW электроэнергии в год, что на сегодняшний день покрывает значительную часть потребностей внутреннего рынка. Министерство нефти также высказало надежду на то, что «импортируемый иранский газ позволит экономить до 1 миллиарда долларов в год, затрачиваемых на покупку топочного мазута, при стоимости 1 барреля сырой нефти 50 долларов».

Что касается маршрута прокладки газопровода, то он не изменен — по южной окраине территории Ирана до нового пакистанского порта Гвадар (см. Наталья Замараева, Пакистанский порт Гвадар — ключевой региональный перевалочный пункт, www.iimes.ru, 10.06.06), который расположен на юге провинции Белуджистан, и далее труба пойдет до города Навабшах.

К чести Пакистана следует отметить, что, несмотря на смену власти в стране, экономический кризис, гражданскую войну с талибами на севере, в полосе пуштунских племен, все последние годы Исламабад последовательно шел к цели строительства газопровода и проводил необходимые в этой связи мероприятия. В феврале 2007 г. был торжественно открыт порт с девятью причалами, функционирующей припортовой инфраструктурой, подъездными путями и т.д. Основным инвестором строительства был Китай, выделивший 280 миллионов долларов на цели строительства.

Спустя два года, в мае с.г., Гвадар был объявлен зоной свободной торговли, что, по мнению пакистанцев, будет способствовать экономическому развитию региона и страны в целом, повышению занятости, развитию торговых связей как с ближайшими соседями — Ираном, Афганистаном, Китаем, так и со странами Ближнего Востока, республиками Центральной Азии и т.д. В свою очередь, правительство Белуджистана объявило Гвадар зимней столицей провинции. На сегодняшний день припортовый город фактически уже является промышленной столицей региона с быстрорастущим населением, где требуется как квалифицированная, так и неквалифицированная рабочая сила. И это отрадно.

Но прочитав и выслушав официально-лестные отзывы о проекте газопровода, обратим внимание на реальность, существующую как на национальном, региональном, так и на глобальном уровне.

Еще задолго до сегодняшнего подписания договора о строительстве газопровода в Белуджистане все чаще звучали сепаратистские мотивы о признании центром широкой автономии провинции и оставлении за федеральным Исламабадом ограниченных функций, таких как внешняя политика, оборона, телекоммуникации и ряд других. Многие аналитики высказывают мнение об усилении национальной борьбы как белуджей, так и пуштунов провинции.

Газовый проект, который с самого начала получил название «мирный газопровод», фактически открывает принципиально новую страницу в современной истории стран Западной Азии. Фактически это один из первых мегапроектов региона ХХI века; проект, реально соединяющий Центральную Азию и ирано-пакистано-афганский узел. Дальнейшее присоединение к нему туркменского газа заставит по-новому взглянуть на геополитику региона.

МГГС/ISGC — один из мощнейших строительных проектов современности, и многие конструкторские, строительно-подрядные, транспортные, логистические и т.д. компании выстраиваются в очередь для участия в нем.

И наконец или во-первых, это принципиально новый углеводородный проект. В мире усиливается борьба за энергоресурсы. А в этом регионе пересекаются интересы самих стран — участниц проекта — Афганистана, Ирана, Пакистана, стран первого пояса — Китая, Индии, республик Центральной Азии и России, а также Евросоюза и США. Таким образом, вскоре вся мировая интеллектуальная мощь будет прикована к новым газовым и нефтяным переговорам, дискуссиям и конфликтам ХХI века.

52.37MB | MySQL:103 | 0,627sec