Кому лоялен Мусульманский совет Великобритании?

Мусульманский совет Великобритании (МСВ) на сегодняшний день является, пожалуй, наиболее крупной организацией этого религиозного сообщества, осуществляющей активную деятельность в общественной и политической сферах. Совет практически всегда озвучивает свою позицию по всем вопросам и проблемам, так или иначе касающихся мусульманских общин страны, но ещё чаще МСВ комментирует события, связанные с мировой уммой .

МСВ объединяет около 500 мечетей и организаций и претендует на то, чтобы быть «самым действенным, разумным и представительным органом и голосом британского мусульманского сообщества». И вплоть до 2006 г. правительство страны выбирало именно МСВ в качестве посредника между властью и религиозной общиной в решении многих насущных проблем.

Однако в последние годы в отношениях между советом и официальными властями наступил напряжённый период, связанный с тем, что МСВ выступает с резкой критикой действий правительства после террористических актов в Лондоне 7 июля 2005 г. в области отношений с религиозными и этническими меньшинствами, фактически опровергая существование в стране такого явления как исламский экстремизм. Такая позиция обусловила и отсутствие каких-либо конкретных шагов по противоборству экстремизму со стороны совета, что заставило секретаря по делам общин Рут Келли заявить, что особые отношения остались в прошлом: «Недостаточно лишь на словах заявлять о борьбе с экстремизмом. С этого момента я хочу основательно пересмотреть наши отношения с мусульманскими организациями», — заявила она перед аудиторией ошеломлённых мусульман осенью 2006 г.

МСВ был учреждён в середине 1990-х гг. при поддержке министра внутренних дел Майкла Ховарда, что во многом и объясняет столь тесные контакты организации с правительством. МСВ также получал государственные субсидии на образовательные проекты, информационное обеспечение деятельности совета и прочие сопутствующие нужды. Однако критика деятельности правительства и в то же время отсутствие какой-либо конструктивной оппозиции исламскому экстремизму побудили британские власти к перераспределению средств в пользу организаций, оказывающих экстремизму реальное сопротивление.

То, что фактический отказ в государственной поддержке больно ударил по совету красноречиво подтвердило ответное письмо Келли со стороны генерального секретаря МСВ Мохаммеда Абдул Барии, в котором, в частности, говорилось, что слова Келли «вероятно, являются незаконными» и что ограничение деятельности МСВ является «сколь опасным, столь же и контрпродуктивным». Рут Келли поддержал и тогдашний премьер-министр страны Тони Блэр, разделявший точку зрения, что Мусульманский совет скорее опровергает и преуменьшает степень опасности экстремизма, нежели борется с ним. При этом, несмотря на то, что на Даунинг-стрит перестали верить в способность совета проводить ясное и уверенное руководство кампании против некоторых идей, питающих экстремизм, негативное отношение МСВ к событиям 7 июля 2005 г. сомнению не подвергалось.

С одной стороны МСВ осудил совершенные в Лондоне теракты и призвал британских мусульман к спокойствию в условиях появившихся опасений по поводу возможного роста в стране антимусульманских настроений. Совет также призвал мусульман страны объединиться в оказании содействия полиции в поиске и опознании осуществивших теракты и тех, кто мог быть к ним причастен. В то же время представитель организации Инаят Бунглава вместе с Абдулом Бари, занимавшим в то время пост председателя попечительского совета мечети Восточного Лондона за пару лет до этого стали соучредителями компании «Остановим политический террор», основной целью которой был отказ от сотрудничества с властями. В качестве причины этого назывались «нарушения прав человека британской антитеррористической полицией». В одном из заявлений участников кампании говорилось: «Мы объединились, чтобы сказать «хватит!» и что британские мусульмане как сообщество откажутся от сотрудничества с правоохранительными органами, если нарушения будут продолжаться и дальше».

Основной же причиной столь радикального негативного сдвига в отношениях стало утверждение представителей совета, что именно британские вторжения в Афганистан и Ирак побудили экстремистов к активной деятельности на территории Соединённого Королевства, в то время как правительство всячески старается дистанцировать эти процессы и события друг от друга. Опросы общественного мнения летом 2006 г. свидетельствовали, что большая часть молодых британских мусульман всё ещё считала теракты 11 сентября 2001 г. результатом американо-еврейского заговора (51%), также, по мнению молодёжи, принцессу Диану убили, чтобы не допустить её брака с мусульманином. В этих условиях МСВ не только не предпринимало каких бы то ни было действий с целью разубедить в этом своих единоверцев, но наоборот, критическими заявлениями лишь усугубляло подобные настроения. Представитель совета Икбал Сакрани в ответ на вопрос, считает ли он на самом деле, что «Блэр вторгся в Ирак исключительно ради того, чтобы уничтожить ислам» сказал, что не возьмёт на себя ответственность бросать вызов имамам, проповедующим, что Британия ведёт войну против ислама.

Отношение Сакрани к политике государства, в котором он проживает, говорит о многом. Особенно, если учесть, что ему был присвоен рыцарский титул, принятый им с благодарностью. Характерно, что Сакрани был посвящён в рыцари вопреки тому, что являлся попечителем глобального союза исламских благотворительных учреждений, получившего название «Союз добра» (Union of Good). Слово «вопреки» использовано здесь потому, что председатель союза, шейх Юсуф аль-Карадауи высказался о палестино-израильском конфликте следующим образом: «Мы должны привить любовь к смерти у исламской нации». Подобно аль-Карадауи многие из коллег Сакрани являются членами или сторонниками ХАМАС, восхваляющими религиозную добродетель террористов-смертников, чьи акции в ходе палестино-израильского конфликта направлены на гражданское население. На одном из митингов на Трафальгарской площади заместитель генерального секретаря МСВ Дауд Абдулла во всеуслышание отождествил себя с этим движением, считающимся в Великобритании террористическим. И именно он стоял за бойкотом со стороны совета Дня памяти жертв холокоста. Бойкот был осуществлен, невзирая на протесты группы мусульман внутри МСВ, желавшей восстановить хорошие отношения между британскими мусульманами и иудеями.

МСВ также запятнал свою репутацию в области интеграции, пытаясь навязать общинам собственные условия последней. Совет противостоял планам правительства по искоренению браков по принуждению как «ставящих клеймо на общины страны». Новым фаворитом государства и, таким образом, одним из посредников в отношениях между правительством и общинами страны стал Совет суфийских мусульман, который в качестве бонуса к своей миссии получит и государственные субсидии на различные проекты, поскольку, по мнению министров, разделяет положения политики, направленной на популяризацию так называемых «общих ценностей». Один из основателей организации, манчестерский бизнесмен Харас Рафик, говорит, что он представляет интересы «молчаливого большинства мусульман-суфиев», уставших от заявлений МСВ о том, что британские мусульмане являются преследуемым меньшинством и полагающих, что эта организация слишком много внимания уделяет политическим проблемам. Другой организацией, получившей широкую государственную поддержку, стал «Городской круг», о котором мы уже говорили.

Британские аналитики и политологи сходятся во мнении, что ограничение деятельности МСВ в пользу вышеупомянутых и подобных организаций не застраховано от негативных последствий. Мусульманский совет Великобритании на практике показал, что может не только осуществлять умеренную проповедь, но и поддерживать в молодых мусульманах гнев, вызванный внешней политикой страны и внутренними обидами. Лишаясь государственной поддержки, организация фактически оказывается в положении, когда ей нечего терять и следующим отчаянным шагом может стать уже открытая конфронтация с властями или пропагандистская кампания, направленная непосредственно на негативный резонанс вокруг фигур недоброжелателей совета. Вот, что пишет по этому поводу британский журналист Джон Вэар: «Попытки правительства пересмотреть границы тех сфер, где основная религиозная идентичность должна находить публичное выражение являются палкой о двух концах. Эта ситуация во многом стала следствием отказа лейбористского правительства и предшествовавших кабинетов консерваторов в течение двух десятилетий признавать наличие в стране сил, питающих экстремизм».

В 2009 г. Мусульманский совет Великобритании также успел отметиться несколькими сомнительными акциями. Первой из них стало возобновление бойкота Дня памяти жертв Холокоста, которые, видимо, должны расплачиваться за современные конфликты между израильтянами и палестинцами. Бойкот, по замыслу МСВ, является молчаливой формой протеста против ведения израильскими войсками боевых действий на территории Палестины. Таким образом, очевидно, что те представители британской общественности, кто решил, будто отмена бойкота в 2007 г. является признаком стремления нормализовать взаимоотношения между организацией и правительством страны глубоко заблуждались.

В конце марта возмущение в правительственных кругах вызвал заместитель генерального секретаря МСВ Дауд Абдулла, подписавший незадолго до этого на международной встрече мусульманских лидеров в Стамбуле декларацию, которая была интерпретирована властями и критиками МСВ, как призыв к насилию против Израиля и оправдание атак на британских солдат. Секретарь по делам общин Хейзел Блэарс потребовала отставки Абдуллы с занимаемой им должности и заявила о том, что правительство приостанавливает взаимодействие с МСВ. Министр по проблемам единства сообщества (the Minister for Community Cohesion) Садик Хан считает, что «дни, когда ленивые политики имели дело с одной-двумя крупными организациями, представляющими мусульманское сообщество, сочтены, и сегодня есть острая необходимость напрямую обращаться к отдельным личностям и местным общинам». Отложить претворение своих слов в жизнь британские власти заставило заявление Абдуллы, подписанное некоторыми видными мусульманскими общественными деятелями страны, в том числе членом парламента Мохаммедом Сарваром, о том, что Абдулла не поддерживает и не оправдывает убийства людей и атаки на британских солдат.

Однако Мусульманский совет Великобритании находит новые сомнительные поводы привлечь к себе внимание. В середине мая он распространил пресс-релиз, в котором выражались возмущение и обеспокоенность в связи с приёмом в британском МИД министра иностранных дел Израиля Авигдора Либермана, обвинённого МСВ в использовании расистской и ксенофобской риторики в отношении арабов вообще и палестинцев в частности.

Не трудно заметить, что Мусульманский совет Великобритании уделяет несравнимо больше внимания израильско-палестинским отношениям, нежели чем проблемам британского мусульманского сообщества, на репрезентацию мнения половины которого он претендует. Наверное, в свете вышеперечисленных обстоятельств, не стоит говорить о том, что МСВ хоть сколько-нибудь лоялен властям Соединённого Королевства и идее разделения общих британских ценностей, активно продвигаемой правительством. Организация чаще бывает обеспокоена происходящим в третьих странах, чем отношениями между британскими мусульманами и принимающим обществом. Главный вопрос на сегодняшний день заключается в следующем: выступает ли совет в интересах мусульманского сообщества Великобритании, поощряя своими действиями насилие, межрелигиозное и межэтническое противостояние? Очевидно, что общины в этом не заинтересованы.

52.52MB | MySQL:103 | 0,478sec