Афганистан: новая схема налогообложения правительства «Талибана»

Граждане Афганистана с трудом сводят концы с концами в условиях экономического кризиса, который подорвал работу основных социальных институтов, привел к росту расходов и туманным перспективам трудоустройства, а также нанес серьезный ущерб системе здравоохранения и финансовому сектору. При этом руководство радикального исламистского движения «Талибан» (запрещено в РФ), имея ограниченные внутренние доходы для финансирования своего первого годового бюджета, нашло способы «выжать» из граждан еще больше средств. Чтобы профинансировать прогнозируемый бюджет в 2,6 млрд долларов, который впечатлил экспертов, несмотря на прогнозируемый дефицит в 500 млн долларов, талибы полагаются на сбор налогов и на увеличение экспорта ценных природных ресурсов, таких как уголь. Руководство движения утверждает, что ликвидировало коррупцию при сборе налогов, а также незаконную добычу и экспорт природных ресурсов. Талибы вновь активировали систему электронной подачи документов и отменили штрафы за несвоевременную уплату налогов. Зарубежные эксперты считают, что даже если запланированного бюджета окажется недостаточно, предпринимаемые талибами меры демонстрируют, что ужесточение мер по сбору доходов – меньшее из зол в сравнении с катастрофической ситуацией в сфере экономики. Если собранные средства будут потрачены должным образом, с точки зрения управления государством этого, вероятно, будет достаточно. Однако, сделав заявление о том, что средства будут генерироваться за счет налоговых и таможенных сборов, а также добычи полезных ископаемых, талибы не уточнили, каким образом и куда будет распределена выручка. Но одно ясно наверняка: афганцы должны быть готовы к тому, что они будут платить больше налогов за все, от транспортировки товаров до размещения вывески перед магазином. Однако отсутствие прозрачности во внутренней политике «Талибана» и невозможность граждан получить базовые услуги затрудняют понимание того, что они в конечном итоге получат взамен. Внешняя торговля Афганистана резко сократилась с тех пор, как талибы пришли к власти в августе 2021 года, а иностранная помощь, которая когда-то поддерживала афганскую экономику, закончилась, в результате чего талибам пришлось самостоятельно финансировать свое правительство. Тем не менее, объявляя в мае первый годовой бюджет, заместитель премьер-министра Абдул Салам Ханафи спрогнозировал доход в размере 186,7 млрд афгани (около 2,1 млрд долларов США), а другие официальные лица объявили об искоренении коррупции в качестве одного из факторов, способствующих этому. «Весь бюджет, включая расходы на образование, здравоохранение, развитие, оборону и другие сектора, будет финансироваться из наших источников национального дохода без каких-либо иностранных вложений», – заявил Ханафи, добавив, что основное внимание будет уделяться образованию детей и что 27,9 млрд афгани (330 млн долларов) будут потрачены на развитие проектов в различных социальных сферах. При этом Ханафи не уточнил, каким образом будет учитываться ожидаемый дефицит. Предыдущее правительство, поддерживаемое Западом, работало над бюджетом в размере около 6 миллиардов долларов в 2021 году, прежде чем талибы захватили власть. В нем прогнозировался внутренний доход в размере 216,5 млрд афгани (2,7 млрд долларов), но этому помешали пандемия коронавируса и большие военные расходы. Как и в случае с бюджетом талибов, большая часть внутренних доходов прежнего правительства поступала от таможенных пошлин и налогов, при этом большая часть операционного бюджета использовалась для выплаты заработной платы правительству, а 35% направлялись на инфраструктуру, сельское хозяйство и здравоохранение. Но с тех пор, как к власти вернулись талибы, государственные служащие сообщают о трудностях с получением зарплаты. Также резко выросли цены на продукты питания и топливо, а системы образования и здравоохранения пришли в упадок. Поскольку новая афганская власть вводит и увеличивает сборы по всем направлениям, афганцы жалуются на то, что они почти ничего не получают взамен, и просят о помощи. В этом месяце талибы объявили о новых тарифах на грузовые перевозки, благодаря которым, по их словам, казну пополнят 30 млрд афгани (341 млн долларов). Однако существуют свидетельства, что руководством движения уже были предприняты неоднократные попытки осуществить сборы с водителей. К примеру, поездка, которая раньше могла обходиться в 70 афгани (0,80 доллара США), теперь стоит почти в три раза больше, что в сочетании с выросшими ценами на топливо еще больше увеличивает фактические траты. В Кабуле владельцы магазинов жалуются, что местные власти вводят налог на вывески, которого раньше не было. Другие афганцы жалуются, что непопулярный налог на телефонные карты, который был признан незаконным при предыдущем правительстве, все еще применяется талибами. Ситуация стала катастрофически неблагоприятной для афганских средств массовой информации, сотни из которых уже столкнулись с закрытием из-за экономического давления и подавления инакомыслия. Руководители СМИ призывают власти к освобождению от налогов, чтобы тем самым помочь им остаться на плаву. Несмотря на то, что власти «Талибана» пообещали найти способы снизить растущие расходы на отопление и обеспечить больше электроэнергии для промышленных предприятий и крупных городов, они увеличивают экспорт угля – важнейшего природного ресурса – чтобы пополнить бюджет. В конце мая руководство движения объявило, что наращивает экспорт угля в соседний Пакистан, стремясь получить больше доходов от горнодобывающего сектора Афганистана и извлечь выгоду из рекордных цен на уголь. Объем мировых поставок упал из-за начала спецоперации России на территории Украины и запрета на экспорт, действовавший до 31 января в Индонезии. Сообщается, что за последние шесть месяцев талибы собрали более 33 млн долларов таможенных поступлений и увеличили экспорт угля до 1,8 млн тонн в прошлом году, что составляет рост на 16%. Также правительство увеличило налоги на экспорт угля с 20 до 30%. По словам Эсматуллы Бурхана, представителя Министерства горнодобывающей промышленности и нефти движения «Талибан», большая часть угля экспортируется в Пакистан и поступает в основном из 17 афганских шахт. Большая часть угля добывается на кустарных шахтах, которые традиционно считались основным источником коррупции и распрей и подвергались критике за использование детского труда. «Мы позволяем каждой компании добывать 2 тонны угля в день, и они экспортируют его в Пакистан», – заявил Бурхан, добавив, что в целом талибы ежедневно экспортируют порядка 10-15 тонн угля. Эксперты сходятся во мнении, что доходы, получаемые от добычи малоценных крупногабаритных товаров, таких как уголь, не станут основной статьей бюджета и могут иметь негативные последствия в долгосрочной перспективе, в частности, для окружающей среды.

В любом случае, ключевым моментом формирования бюджета является прозрачность, и в интересах талибов, чтобы международные организации знали, на что движение планирует его потратить. Это необходимо для того, чтобы ООН или другие гуманитарные организации и НПО не дублировали эти расходы. Пока «Талибан» не опубликует полный бюджет, трудно судить о том, каким образом в Афганистане собираются и расходуются средства, вырученные с налогов.

62.28MB | MySQL:101 | 0,450sec