Об отношении Иордании к лагерю сирийских беженцев Рукбан

Впервые за многие годы Иордания на прошлой неделе разрешила продовольственному конвою добраться до Рукбана, лагеря для перемещенных сирийцев на границе между двумя странами, что дало повод иностранным экспертам выдвинуть версию о трансформации прежней позиции Аммана по отношению к сирийским беженцам. Предполагается, что этот шаг стал значительным сдвигом в политике Иордании на северной границе королевства, который был вызван ухудшением отношений с сирийским правительством на фоне активизации  трансграничных операций по контрабанде наркотиков.   9 июня в лагерь въехали два грузовика, груженных мукой, маслом, сахаром, булгуром и чаем. Товары, которые не являются гуманитарной помощью, были доставлены иорданским торговцем для продажи в лагере. В прошлом месяце лагерь оказался на грани голода, поскольку все основные продукты, включая муку и детское питание, закончились.  Население Рукбана бежало из Южной Сирии, и в целом оно поддерживает оппозицию Дамаску.  Рукбан был создан во время боевых действий, когда до 85 000 сирийцев собрались на границе в надежде попасть Иорданию, и выжили во многом благодаря близкому присутствию военной базы США в Эт-Танфе. Осуждая жителей лагеря как «террористов», Дамаск оказывает гуманитарное давление на лагерь — последний по времени конвой с гуманитарной помощью прибыл в Рукбан в 2019 году. Обитатели лагеря в этом контексте  в основном полагались на горстку контрабандистов, которые ввозили товары первой необходимости, продаваемые по непомерно высоким ценам, пока репрессии Аммана против контрабандистов в прошлом месяце не перекрыли этот маршрут на несколько недель. Таким образом, доставка на прошлой неделе знаменует собой первый случай, когда продовольствие легально поступило в Рукбан из Иордании с 2018 года. Все этом время Иордания в значительной степени отвергла просьбы обитателей лагеря о поставках товаров первой необходимости, заявив, что содержание лагеря не было ее обязанностью. Некоторые аналитики теперь предполагают, что недавняя доставка продовольствия в Рукбан мотивирована опасениями королевства по поводу активизации безудержной контрабанды наркотиков на его северной границе и влияния поддерживаемых Ираном группировок на юге Сирии. Хотя перепись населения не проводилась годами, считается, что в Рукбане проживает около 7000 перемещенных сирийцев, большинство из которых женщины и дети.  Несмотря на относительную безопасность, жители лагеря живут в ужасных условиях, с минимальным доступом к еде, жилью и медикаментам.

Различные стороны обмениваются обвинениями в сложившейся ситуации: Иордания отвергает свою ответственность за содержание  лагеря, Россия обвинила США в блокировании помощи в Эт-Танфе, а американские военные отказываются брать на себя гуманитарное бремя. Между тем, сирийские официальные лица открыто признали планы изгнать население путем блокады лагеря и подчеркнули, что за последние годы тысячи его жителей вернулись в свои дома. В 2016 году, после убийства шести военнослужащих под Рукбаном, иорданские власти закрыли границу, лишив НПО возможности работать там. На протяжении многих лет ограниченные услуги по оказанию помощи, предоставляемые иорданской стороной, постепенно сворачивались: медицинский пункт ЮНИСЕФ, который был единственным поставщиком неотложной помощи, закрылся в 2020 году, предположительно, из-за пандемии коронавируса, и больше никогда не открывался. Растущее безразличие и даже враждебность Иордании к лагерю в последние годы шли синхронно с ее усилиями по восстановлению связей с Дамаском. В июле 2021 года Иордания вновь открыла границу с Сирией в попытке поддержать свою слабеющую экономику. Примерно в то же время королевство арестовало ряд  активистов сирийской оппозиции и приказало независимым сирийским СМИ покинуть страну. Но год спустя иордано-сирийские связи ослабевают, а Иордания борется с устойчивым ростом контрабанды наркотиков на границе. Особую озабоченность вызывает каптагон, амфетамин, производимый и продаваемый связанными с правительством группами в Сирии. За первые пять месяцев года Иордания изъяла более 20 млн таблеток каптагона, по сравнению с 14 млн за весь 2021 год. В конце мая король Иордании Абдалла II обвинил Иран и его доверенные группы, которые, как считается, возглавляют торговлю каптагоном, в создании беспорядков на границе. Между тем глава пограничной службы Иордании прямо обвинил сирийские службы безопасности, заявив, что они не являются «настоящим партнером» в охране границ: «Растущие объемы контрабанды наркотиков и  операций по борьбе с контрабандой создают большую нагрузку на иорданскую армию и границу и подталкивают правительство к изучению новых вариантов». По мнению   Мухаммеда Наджара, аналитика ближневосточной политики и бывшего политического советника Госдепартамента США по Сирии, эти варианты может даже включать поддержку сирийских оппозиционных групп для получения контроля над границей. «Конвой в Рукбан был жестом доброй воли со стороны иорданцев в этом направлении после четырех лет отсутствия трансграничных операций», — полагает Наджар.

В 2017 году США, Израиль, Россия и Иордания достигли соглашения из четырех пунктов по Южной Сирии, при этом Москва, по сути, обязалась держать поддерживаемые Ираном группировки подальше от границы. Но вторжение в Украину вызвало опасения, что фокус внимания России сместился и позволит иранскому влиянию там расшириться. Это реальный источник беспокойства для Иордании и США и неприемлемо для Израиля. Если Иордания действительно рассматривает возможность поддержки оппозиционных групп для противодействия этому влиянию, у нее ограниченные возможности. Две основные группировки являются кандидатами на поддержку Иордании в районе Рукбана. Во-первых, «Джейш Ахрар аль-Ашер», которая имеет тесные связи с Амманом и ранее получала прямую поддержку от Иордании. Во-вторых — «Магавир аль-Тавра» (MAT), поддерживаемая США повстанческая группировка, базирующаяся в Эт-Танфе. Перед МАТ уже поставлена задача защищать «зону деконфликтации» вокруг эт-Танфа от террористических групп и иранских боевиков и «предотвращать незаконный оборот наркотиков». MAT не опровергла и не подтвердила слухи о потенциальном сотрудничестве с Иорданией, заявив, что «готова сотрудничать с любой стороной для ликвидации наркотиков и терроризма, продвигаемых режимом Асада и ополченцами», и что он готова работать за пределами «зоны деконфликтации», если это необходимо. Группировка отказалась раскрывать количество боевиков в своих рядах, хотя местные источники в лагере Рукбан оценил их примерно в 400 человек — цифру, которая не может быть проверена независимо.  Представитель Центрального командования США полагает, что доставка еды в Рукбан «на самом деле была независимым коммерческим предприятием, осуществляемым гражданским лицом», и что ни силы США, ни Амман не были вовлечены в этот процесс. «Как таковое, это событие не обязательно означает изменение политики ни для одной из организаций», — считает этот представитель, но добавил, что США «работают с USAID и НПО в этом районе, чтобы облегчить доставку пакетов гуманитарной помощи в Рукбан в ближайшие несколько месяцев», которые будут содержать в основном продукты питания, а также «другие товары». Если эта гуманитарная инициатива будет реализована, она ознаменует значительный сдвиг как в политике США, так и Иордании по отношению к лагерю. Аналитики ожидают, что лагерь Рукбан напрямую выиграет, если Иордания обратится за поддержкой к оппозиционным группировкам. «Если Иордания достигнет соглашения с русскими о поддержке некоторых военных группировок, Иордания вернется к пропуску гуманитарной помощи или разрешит ввоз товаров. Вы должны иметь в виду, что часть населения лагеря связана с боевиками из МАТ и других оппозиционных группировок. Но реальная способность Иордании работать с оппозиционными группами остается большой загадкой. Помимо тех, кто находится в «зоне деконфликтации», Иордания не может поддерживать военную группировку, расположенную в настоящее время в зонах режима, без молчаливого согласия России, потому что [эта группировка] не может противостоять режиму в одиночку. Второй вопрос: может ли Иордания финансировать эти группы? Я думаю, что иорданское финансирование будет очень ограниченным», — полагает Наджар. Иордания сейчас сохраняет очень сложный баланс в отношении Сирии. С одной стороны, власти хотят восстановить торговые потоки с Сирией и восстановить разрушенную экономику приграничных городов. С другой стороны, королевство втянуто в дорогостоящий и смертельный кризис безопасности на своей границе. Протягивая руку помощи Рукбану, Иордания помогает сохранить «занозу в ноге Асада» и временно сводит на нет усилия Сирии заморить жителей лагеря голодом. Это может сигнализировать о более глубоком сдвиге в политике Иордании в отношении Сирии.

62.21MB | MySQL:101 | 0,496sec