Об отрицательном влиянии активности джихадистов на реализацию мозамбикских газовых проектов

Руководство французской энергетической компании Total признает, что ее планы по перезапуску в 2022 году мозамбикских СПГ-проектов провалились. Ставка на африканские газовые проекты в западной стратегии по «освобождению» от соответствующей «российской зависимости» пока не оправдывает себя.

Напомним, что весной 2021 г. активность работавших в Мозамбике (4-е место по запасам голубого топлива на африканском континенте или 2.83 трлн куб. м) международных компаний была фактически парализована в результате разгула террористических группировок, преимущественно действующих под вывеской «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). В результате им пришлось там практически полностью свернуть там работу.

Заметим, что Мозамбик должен был сыграть важную роль в европейской стратегии по ослаблению газовой зависимости от России еще до российской спецоперации на Украине. Причем среди инвестировавших в его газовый проект был целый ряд крупных зарубежных компаний, включая французскую Total, вложившую миллиарды евро.

Не случайно, что именно Париж фактически и стоял за организацией в эту страну вооруженной интервенции в июле 2021 года, чтобы спасти свои вложения. По меньшей мере, на север и северо-восток Мозамбика, где отмечается наибольшая активность радикальных исламистов, были введены 10 тысяч военнослужащих из ряда африканских стран к югу от экватора. Наиболее крупными из них были контингенты Руанды и ЮАР (более тысячи военных).

Высадка здесь интервентов прошла удачно – они без особого труда заняли районы действий исламских радикалов. Однако успокоения страны после этого не наступило: войска вмешавшихся в мозамбикские события африканских стран столкнулись с партизанскими вылазками, причем в массе своей местное население поддержало джихадистов, укрывая их и всячески помогая им.

Заметим, что с момента высадки интервентов прошел уже год. Однако реальных успехов достигнуто не было и в лучшем случае они лишь контролируют занимаемые ими лагеря, да и то против них регулярно происходят террористические вылазки.

Причем наибольшая активность джихадистов отмечается на дорогах по местам следования иностранных войск. Там против них регулярно применяют фугасы, а еще чаще они подрываются на минах.

Причина, почему интервентам не удается добиться хотя бы нейтральности местного населения, состоит в старых методах работы большинства зарубежных компаний в Африке, с одной стороны, фактически игнорирующих экологические требования, которыми они так кичатся, работая в странах западной цивилизации, а с другой стороны, в нежелании устанавливать доверительные отношения с этим самым населением.

Мозамбикцы желают разделять прибыли от эксплуатации своих национальных богатств в виде ренты и массового принятия их на работу с достойной, по их мнению, оплатой.

А пока этого в желаемых ими масштабах не происходит, они воспринимают иностранцев, в том числе из других африканских стран, врагами и зачастую дают радикальным группировкам добровольцев и всячески им помогают.

Не случайно, что представители населения мятежных северных и северо-восточных районов данной страны называли в качестве причины нежелание подчиняться ее властям из-за их «коррумпированности» и стремления «продать всё и вся иностранным дельцам».

Показательно и то, что тех же руандийцев, когда они высаживались в прошлом году в Мозамбике, обычно встречали почти пустые населенные пункты, включая города. Местные жители уходили в джунгли вместе с боевиками.

Кроме того, среди причин неудач интервентов в борьбе против мобильных отрядов джихадистов следует отметить их слабое техническое оснащение и плохое знание местности.

Заметим, что основные события происходят на территории страны, превышающей по площади Бенилюкс, да еще и труднопроходимой, преимущественно покрытой густыми кустарником и джунглями. Иными словами, местность идеально благоприятствует партизанским вылазкам.

В этих условиях руководство французской компании Total, планировавшее восстановить здесь работу заводов по сжижению природного газа в 2022 году, отказалось от этих намерений из-за неспособности гарантировать «какую-либо безопасность» сотням своих сотрудников. Причем неизвестно, когда теперь это реально произойдет.

Заметим, что одна из важных причин такого решения вызвана и трениями в отношениях между руководством работающих здесь энергетических компаний и властей Мозамбика. Так, последние недовольны «торможением» проектов СПГ и пытаются угрожать их собственникам вплоть до лишения в будущем возможности извлекать из них прибыль. А это, в свою очередь, явно не способствует плодотворной борьбе против джихадистов на французские же средства.

Причем это же бьет по интересам последних. Соответственно, дорогостоящий мозамбикский пример «африканских инвестиций» наглядно демонстрирует рискованность подобных вложений.

Будет ли этот опыт должным образом учтен и при работе в других странах Африки? Неизвестно, но, в любом случае, после произошедшего французы и другие их коллеги будут вынуждены закладывать в проекты дополнительные дорогостоящие риски. Что, в свою очередь, будет снижать их привлекательность.

Во всяком случае, большая часть условно «газовых стран» вроде Нигерии также демонстрируют свою невысокую инвестиционную привлекательность по мере расширения там действий сепаратистов и террористов, в том числе и местного филиала запрещенных в России представителей ИГ.

И, как представляется, пока наибольшую ценность в плане политической стабильности демонстрируют Алжир и часть западноафриканских стран от Габона до Экваториальной Гвинеи, пока еще реально не затронутых ударами террористов.

Впрочем, и там по мере расширения газодобычи, а значит и усиления нагрузки на местную экологию, следует ожидать соответствующего увеличения недовольства населения, часть которого, в условиях затронутых вылазками террористов соседних стран Сахеля и Нигерии, также может взяться за оружие.

Во всяком случае, реальность осуществления подобного сценария продемонстрировал тот же Мозамбик, многие мирные жители которого потянулись в боевики, когда их непосредственно затронула деятельность энергетических зарубежных компаний.

Сколько в итоге впустую потратила миллиардов евро на работу здесь одна только Франция – точно неизвестно. Причем эта неудача еще больше снизила и без того пошатнувшийся ее авторитет в Африке, где она до недавнего времени являлась одной из главных колониальных держав, серьезно влиявших на управление там политическими и экономическими процессами.

Соответственно, это дополнительно демонстрирует потребителям преимущества работы с дешевым российским голубым топливом по сравнению с полумифическим и дорогостоящим африканским газом.

62.2MB | MySQL:101 | 0,477sec