О мерах властей Алжира по преодолению воднога кризиса

Алжирское Министерство водных ресурсов празднует победу – ему, согласно заявлениям представителей властей АНДР, удалось победить водный кризис, то есть нехватку воды для потребителей. Так, в отличие от 2021 года, когда в Алжире поставки ее им были заметно ограничены, в текущем году, согласно их заявлениям, такой проблемы нет. Прошел традиционно критично жаркий здесь июль, но прежние проблемы уже не ощущаются.

Одной из причин представители алжирских властей называют свою «прозорливость», поскольку 31 августа 2021 г. они, возложив полноту ответственности за перебои с водой, расторгли контракт на управление коммунальными услугами в области водоснабжения и санитарии между алжирской компанией водоснабжения и санитарии (Seaal) и франко-бельгийским концерном Suez Group (Suez Environment).

Скептики упрекали власти АНДР в авантюризме и стремлении переложить ответственность за случившееся на других. По их мнению, эти действия являются «опасной карточной игрой», которой они, пытаясь спасти остатки своего авторитета, могут тем самым лишь ухудшить и без того непростую ситуацию с водоснабжением.

Между тем, проправительственные алжирские СМИ подогревали недовольство населения и пытались перенаправить его на иностранцев, которые де и спровоцировали кризис. Дескать, в ходе обсуждений алжирских предложений «улучшить работу» в фешенебельных ресторанах столицы АНДР они наотрез отказались это сделать и вкладывать дополнительные инвестиции в коммунальную отрасль, поскольку им «это невыгодно». Якобы представители руководства Suez Group угрожали уйти, «на этот раз оставив им не виллы (намек на французский уход из Алжира в 1962 году – авт.), а дырявые трубы» (водопроводные – авт.).

При этом распространялись слухи, что «высокопоставленные представители компании Suez Environment, отвечающей за водоснабжение алжирцев, тем самым ностальгировали по папиному колониальному Алжиру». Дескать, их родителями были организаторами угона в октябре 1956 года французской армией самолета, на борту которого находились пять лидеров боровшегося за его свободу Фронта национального освобождения Алжира. Среди них был и будущий лидер АНДР Ахмед Бен Белла.

И, воспользовавшись окончанием контракта на управление коммунальными услугами в области водоснабжения и санитарии между Seaal и Suez Group, алжирские власти не стали его продлевать, хотя этому предшествовали 15 лет их партнерства (с 2006 года), за время которого они делали это трижды.

Соответственно, в полный рост встал вопрос, что делать дальше, поскольку бельгийцы и французы фактически управляли управлением водопроводным хозяйством страны, во многом доставшегося ей от бывших колониальных французских властей. И их фактически алжирские власти и обвинили в том, что они довели его до состояния краха, поскольку в результате регулярных утечек воды пользователи недополучали значительную часть причитавшегося им объема. И это действительно является одной из причин нехватки в Алжире воды.

Заметим, что ситуация тогда действительно была непростая: атмосферных осадков почти не было, в результате чего большинство водохранилищ страны фактически высохли и расторжение контракта, казалось, сулит стране еще большие беды и это было использовано оппозицией для роста выступлений против власти.

Связывают этот успех с деятельностью молодой команды специалистов Министерства водных ресурсов и подчиненных ему ведомств, и их работу ставят в пример в стране, поскольку-де они спасли ее от настоящей катастрофы.

Так, в 2021 году в момент резкого обострения проблемы во главе Министерства водных ресурсов и водной безопасности алжирское руководство ставит почти неизвестного Карима Хасни, выпускника российского Санкт-Петербургского политехнического института, который, согласно оценке провластных рупоров АНДР «оказался гением и проницательным менеджером, способным выявлять таких же представителей молодежи».

И, по их данным, именно эта «энергичная, тщательно подобранная команда, бросившаяся в воду, и во многом решила проблему, созданную французами».

Так, в том числе благодаря решению Карима Хасни, в совет директоров Seaal, отвечающей за коммунальные услуги в области водоснабжения и санитарии, пришли Лиес Михуби (генеральный директор) и его заместитель Амин Хамаден, успешно реализовавшие свои навыки на уровне вилай Алжир и Типаза.

Результаты, кажется, говорят сами за себя: в отличие от ситуации 2021 года, когда у многих жителей воды не бывало неделями, сейчас перебои, причем программа действий в чрезвычайных ситуациях, фактически, являвшаяся строго ограниченной нормой водопотребления, уже мало где применяется.

Соответственно, этот успех власти страны не против использовать и в других, особенно кризисных отраслях, направив на руководящие посты молодые талантливые кадры, также способные справиться с вызовами.

Впрочем, прежде чем славить гений новых руководителей алжирского водного хозяйства, попробуем разобраться в причинах их успеха. Сами они утверждают, что, кроме реализации экстренной программы бурения быстро истощаемых артезианских скважин, прежде всего сработала стратегия опреснения морской воды.

В этой связи лидеры алжирской водной отрасли подняли тему необходимости дальнейшего расширения опреснения на состоявшемся 27 марта под председательством главы государства Абдельмаджида Теббуна заседании Совета министров.

На нем Карим Хасни заявил, что без этого невозможно достичь водной безопасности страны без перебоев водоснабжения, почему крайне важно ускорить ввод в эксплуатацию пяти новых опреснительных станций. В итоге президент АНДР распорядился в кратчайшие сроки запустить соответствующие проекты с производственной мощностью более 300 000 кубометров в сутки каждый на востоке, западе и в центре страны.

В результате сейчас на побережье Алжира работают 21 станция опреснения морской воды, дающие 2,6 млн куб. м  «голубого золота», как ее называют на севере Африки, обеспечивающие 17% водного потребления. Сейчас такой водой пользуются 6 млн алжирцев и в будущем власти АНДР рассчитывают увеличить их число в разы.

Так, в ближайший год должны вступить в строй еще 11 опреснительных установок в девяти прибрежных провинциях общей производительностью 2,1 млн куб. м в в сутки. Из них 4 планируется разместить в алжирской столице (в Зеральде, Айн-Бениане, Палм-Бич) и в ее окрестностях (в Бусмаиле,  провинция Типаса).

Как ожидается, они гарантированно перекроют все ее водные потребности как дополнение к опреснительной станции Дуауда (Типаса), запущенной в январе текущего года. Она дает 200 000 куб. м воды в день для столицы и еще 100 000 куб. м для вилайи Блида.

Также недавно был запущен соответствующий объект в Махельме (к западу от Алжира) мощностью 40 000 куб. м в сутки.

В ближайшее время будет введена в эксплуатацию опреснительная станция в Эль-Хамизе, предназначенная снабжать водой нескольких муниципалитетов в Центральном и Восточном регионах столицы.

Кроме того, еще две станции опреснения морской воды должны появиться в вилайе Эт-Тарф и Джиджеле к 2030 году. К этому сроку правительство АНДР планирует увеличить объем использования в стране очищенной морской воды до 2 млрд куб. м в год. В настоящее время он составляет 450 млн куб. м в год.

Эта инфраструктура появится в дополнение к 2000 насосным станциям, примерно 100 станциям очистки воды, 20 станциям деминерализации и 13 моноблочным станциям опреснения морской воды, поставленным германской компанией ADE в 2020 году, с которой все теснее работают алжирские власти. По сути, она становится основным поставщиком всего необходимого для модернизации водной отрасли страны.

Впрочем, сами руководители отрасли считают, что битва за воду еще далеко не выиграна и на данном пути предстоит поучаствовать во множестве сражений. Ведь по-прежнему основной объем потребляемой в Алжире воды приходится на дождевую, концентрирующуюся в водохранилищах, объемы которой отнюдь не гарантированы. Соответственно, заменить ее опресненной сложно и дорого.

Так, один кубометр такой очищенной воды обходится государство в один евро, и оно гасит 80 – 90% ее стоимости для потребителей. Соответственно, только на ее производство к 2030 году ему придется тратить 2 млрд евро ежегодно. И это не считая «попутных» расходов, связанных с покупкой оборудования опреснительных станций, расходами на их работу и обслуживание, в том числе на привлечение иностранных специалистов, энергозатраты, на соблюдение экологических требований и пр.

Что же касается «водной победы 2022 г.», то в значительной степени она обусловлена выпадением в текущем году гораздо большего объема осадков весной, чем в предыдущем. Так, если к лету 2021 года уровень заполнения алжирских водохранилищ в среднем составлял около 30%, то к соответствующему периоду 2022 г. – почти 45%.

Между тем, перед Алжиром на этом направлении существуют и другие проблемы – его власти ставили перед представителями профильной отрасли на наш взгляд, чрезмерно амбициозные задачи, чтобы они добились резкого роста используемых объемов воды на осуществление дальнейшего промышленного роста и расширение аграрных проектов. Для этого потребуются действительно огромные ее объемы, заметно превышающие текущее алжирское потребление.

Однако специалисты водной отрасли уверены, что, с одной стороны, такая вода будет слишком дорогой для Алжира, что повлияет на рентабельность тех или иных проектов, а с другой – далеко не везде она подойдет для использования в той или иной сфере. Тем более, что год от года водные расходы будут только увеличиваться в том числе за счет ежегодного увеличения алжирского населения в среднем на 800 тысяч человек.

Причем дороговизна подобных проектов может впоследствии сыграть с Алжиром злую шутку. В том числе из-за их реализации страна вынуждена тратить заметную часть получаемых от подорожавших углеводородов доходов. Соответственно, Алжир откладывает «на черный день» в разы меньше, чем это было в нулевые годы, и поэтому рискует прийти к периоду низких цен на них с недостаточно наполненной казной и тогда решать водную проблему будет гораздо труднее.

62.34MB | MySQL:101 | 0,627sec