Обострение ситуации в Афганистане на современном этапе

В данной публикации делается попытка рассмотреть развитие ситуации в Афганистане в 2008 г. Автором использованы официальные документы ООН: последний доклад Генерального секретаря ООН Пак Ги Муна, материалы Миссии ООН содействия Афганистану (МООНСА), резолюции СБ ООН, отдельные доклады и сообщения Управления по борьбе с наркотиками и преступностью (УНП), Управления Верховного Комиссара по делам беженцев (УВКБ), материалы международных конференций по Афганистану, публикации ученых востоковедов и практических работников, занимающихся в той или иной мере афганской проблематикой. В названных материалах однозначно подчеркивается резкое ухудшение положения в стране во всех сферах. Операция «Несокрушимая свобода», начатая в 2001 г. под руководством США и поддержанная 70 странами, более 40 из которых приняли в ней непосредственное участие, развивается совсем не по тому сценарию, как предполагалось Вашингтоном.

Ни США, ни МССБ и НАТО не смогли за эти годы нейтрализовать «Аль-Каиду», Движение афганских талибов, отряды Г. Хекматьяра и крупных полевых командиров, контролирующих ныне более 40% территории страны, хотя во многих СМИ неоднократно сообщалось, что они, их лидеры и сторонники, скрываются в афгано-пакистанском приграничье. Ими осуществляются теракты, нападения на военные подразделения правительственных и иностранных войск, мирные объекты (включая школы), создаются параллельные органы власти. Однако вооруженные силы коалиции, возглавляемые США, МССБ–НАТО, пакистанская армия и разведка не совершали рейды на эту территорию.

Создается впечатление, что в последние годы захват Усамы бен Ладена, муллы Омара и их сподвижников перестал быть сверхзадачей для США, как это провозглашалось в начале операции в Афганистане. Эта тема в последнее время практически ушла и из выступлений американского руководства – ее вытеснили более актуальные для него проблемы – обустройство послевоенного Ирака или поиски следующих за Ираком целей для удара. Между тем четко проявляются явные признаки того, что силы талибов и «Аль-Каиды» далеко не сломлены. Мулла Омар даже назначил «Совет руководителей Афганистана», в который вошли десять полевых командиров.

В своем последнем докладе осенью 2008 г. Генеральный секретарь ООН Пак Ги Мун “Положение в Афганистане и его последствия для международного мира и безопасности” однозначно признал беспрецедентное обострение положения в стране, прослеживая при этом три основные тенденции.

Во-первых, помимо юга и юго-востока антиправительственные силы стали уделять все большее внимание тем провинциям, где прежде сохранялась относительная стабильность. Во-вторых, значительно возросло проведение ассиметричных операций, точечных нападений, которые внезапно осуществляются боевиками в густо населенных местностях. И, наконец, резко увеличилось число терактов, применение угроз, запугивания и казней. Жертвами экстремистов прежде всего становятся служащие госучреждений, лица, занятые на общественных рабо-тах, врачи, студенты и даже школьные учителя. По данным ООН в минувшем 2008 г. 47 афганских школ были сожжены.

Положение в структурах власти в центре и на местах, особенно с учетом предстоящих в 2009 году президентских и парламентских выборов крайне не стабильно. В стране зарегистрировано 110 партий. Весьма далеки от решения сложные проблемы полиэтнического характера. Таджики, узбеки и хазарейцы, требуя правового закрепления роли своих представителей во всех властных структурах, выступают за создание федеративного государства.

В свою очередь пуштуны стремятся к утверждению своего привилегированного положения и созданию унитарного государства, что серьезно обостряет ситуацию и межплеменные и межклановые противоречия. В Национальном собрании резко осложнились отношения депутатов от кочевых племен с другими депутатами. Это привело к тому, что представители кочевников в течение нескольких недель отказывались присутствовать на заседаниях Собрания.

После продолжительных дебатов нижняя палата приняла проект закона о Независимой избирательной комиссии, в соответствии с которым ее члены должны назначаться президентом, а затем утверждаться нижней палатой. Согласно закону подготовка, регистрация и проведение выборов возлагаются на эту комиссию при поддержке международного сообщества. Все это широко обсуждалось населением и еще более накаляло обстановку.

С марта по август 2008 г. число инцидентов, представляющих угрозу безопасности страны, по данным ООН, возросло до 983, что стало самым высоким показателем со времени свержения режима талибов в 2001 г. и составило 44-х процентное увеличение по сравнению с теми же месяцами 2007 г. Антиправительственные силы стали все чаще нападать на иностран-ные и правительственные воинские подразделения. 27 апреля был обстрелян военный парад в Кабуле, 13 июня, на следующий день после завершения Парижской конференции по Афганистану, террористы совершили нападение на кандагарскую тюрьму. Взорвав ворота, они перебили охранников и освободили порядка 800 заключенных, в июле экстремисты напали на военный пост США в Нуристане, в том же месяце террорист-смертник взорвал себя у посольства Индии, в результате чего погибло 54 человека, в августе в засаду попали французские военно-служащие. По-прежнему, но еще в большей степени осуществляются захваты заложников из числа служащих международных организаций. Многие из них были казнены. Все чаще происходят нападения на автоколонны, везущие гуманитарную помощь.

Серьезно обостряло обстановку все возрастающая инфильтрация боевиков из Пакистана. Причем террористы проводят серьезную пропагандистскую работу, продолжая все более активно использовать средства массовой информации для пропаганды своих идей, жесткой критики кабульского правительства, действий США и вообще против иностранного присутствия в стране. В радиообращениях оппозиции все чаще подчеркивается мысль о негативных последствиях глобализации и призывы к США уйти из Ирака.

В этой связи, видимо, следует напомнить, что исторически сложившийся менталитет афганцев ни в коей мере не приемлет иностранного вмешательства в их внутренние дела, и вызывает резко негативную реакцию населения, побуждая его поддерживать экстремистскую оппозицию.

Афганистан, как свидетельствует в своем докладе Генеральный секретарь ООН Пак Ги Мун, по-прежнему сталкивается с серьезными проблемами в области прав человека. Слабость судебной системы и угрозы в адрес средств массовой информации, участившиеся угрозы в адрес лиц, сотрудничающих с властями, создают атмосферу безнаказанности, укрепляя в массах убеждение в том, что преступления и злоупотребления не пресекаются. Для подавления критики религиозных и политических убеждений, не соответствующих ныне общепринятым нормам, применяются меры внесудебного характера.

Восстановление экономики и повышение уровня жизни населения всегда объявлялись ключевыми задачами в стремлениях Запада расположить к себе афганцев. Однако их действия в этом направлении оказались, мягко говоря, безуспешными. В своем сентябрьском докладе Генеральный секретарь ООН Пак Ги Мун в числе проблем, требующих безотлагательного решения, назвал принятие срочных мер для обеспечения афганцев продовольствием, от острой нехватки которого страдает население. Помимо засухи Пак Ги Мун называет и другую весьма важную причину сложившейся ситуации – повышение цен на продукты питания на мировом рынке. В этих условиях афганское правительство и представительство ООН в январе 2008 г. выступили с совместным призывом к странам-донорам оказать необходимую помощь народу Афганистана. Ответом на этот призыв было выделение 81,3 млн долл. Однако, эта сумма не решила проблему. С учетом надвигавшегося кризиса, грозящего дальнейшему ухудшению ситуации, 9 июля 2008 г. вице-президент Афганистана Халили и представительство ООН в Кабуле выступили с чрезвычайным призывом, называя на этот раз необходимость выделения 404 млн долл. для оказания помощи миллионам афганцев, которым практически угрожало не только острое недоедание, но и голод. Мобилизация ресурсов в ответ на этот призыв осуществлялась крайне медленными темпами: к сентябрю удалось получить лишь 32% объема запрашиваемых средств. Полученных ресурсов, естественно, было недостаточно для улучшения положения практически голодающих людей, в том числе 1,2 млн детей. К тому же в условиях засухи остро ощущалась нехватка воды, что по мнению представителей ООН, вело к массовому перемещению населения.

Иностранная помощь Афганистану была недостаточна и в предшествующие годы. Здесь следует особо подчеркнуть, что не только население, но и официальные органы власти подвергают серьезной критике страны Запада за невыполнение ими своих обязательств. По информации Афганского инвестиционного агентства (АИА), в наполнение зарегистрированных в 2007 году инвестиционных контрактов на сумму 1,4 млрд долл. США реальное финансирование было осуществлено только на 800 млн долл.

Доля иностранных частных инвестиций в афганскую экономику не превышает 30% от суммарного объема, что на Западе связывают с нестабильностью внутриполитической обстановки в стране, бюрократическими проволочками, коррумпированностью чиновников, высокими тарифами и пошлинами. К тому же в Афганистане до сих пор слаба нормативно-правовая база инвестиционной деятельности, отсутствует надлежащий механизм гарантирования сохранности капиталов. Кроме того, доноры практически ежегодно существенно урезают заявки большинства афганских министерств на финансирование проектов отраслевого развития. Так, например, потребность афганского Минфина была сокращена в 2007 г. до 36 млн долл. США (с 44,5 млн), Минторговли до 35,3 млн долл. США (с 144,3 млн), Минразвития деревень до 55,8 млн долл. США (с 95,8 млн), Минсельхоза до 28 млн долл. США (с 136,6 млн.), Минградостроительства до 49,4 млн долл. США (с 96 млн), Минобщественных работ до 218,3 млн долл. США (с 270,7 млн) и Минэнергетики до 220,7 млн долл. США (с 280,4 млн). Подобная картина наблюдалась и в 2008 г.

Низкую эффективность международной помощи Афганистану в Кабуле склонны во многом объяснять тем, что лишь 30% поступающих донорских средств предоставляются непосредственно в распоряжение афганского правительства. Оставшаяся часть распределяется иностранным структурам, действующим в стране и идет в основном на покрытие их текущих расходов и оплату услуг привлекаемых специалистов.

На Лондонской конференции (2006 г.) была сформулирована Стратегия обустройства страны на ближайшее пятилетие и принято Соглашение по Афганистану (Afghanistan Compact) – рамочный документ, определяющий направление взаимодействия между афганским правительством и международным сообществом в трех ключевых сферах: обеспечение безопасности, социально-экономическое развитие и строительство эффективной системы государственной власти. В Лондоне было так же объявлено о выделении странами-донорами помощи Афгани-стану на период до 2011 г. в размере 10,5 млрд долларов США. Тем не менее ситуация обострялась.

12 июня 2008 г. в Париже была созвана еще одна международная Конференция в поддержку Афганистана, основными целями которой ее устроители назвали обзор хода выполнения лондонского Соглашения и выделение новых средств.

Французские организаторы приложили максимум усилий для придания этому мероприятию атмосферы помпезности: конференцию открывали президенты Франции и Афганистана, Генеральный секретарь ООН, супруга тогдашнего президента США Лора Буш. В конференции приняли участие более 80 делегаций, многие из которых (Албания, Бангладеш, Кипр, Мальта, Вьетнам) вообще впервые участвовали в подобного рода встречах.

После вступительных слов сопредседателей и презентации Стратегии национального развития ведущий конференцию министр иностранных дел Франции Б. Кушнер предложил собравшимся сосредоточить внимание на заявлениях, определяющих суммы вложений участников в афганскую экономику.

По проблемам Стратегии никаких вопросов делегаты практически не поднимали, т.к. ее основные разделы (обеспечение безопасности, верховенство закона и прав человека, устойчивое социально-экономическое развитие) уже многократно обсуждались на разных уровнях. Большинство выступавших признавало необходимость скорейшего обустройства Афганистана и решения названных проблем. Однако, конкретных предложений по их реализации в условиях растущей нестабильности, галопирующего наркопроизводства, коррупции и, наконец, практически безуспешной борьбы афганской армии, Коалиционных сил и МССБ/НАТО с экстремизмом, высказано не было.

Афганское правительство запросило у доноров предоставить более 50 млрд долл., заявив при этом, что сами афганцы в состоянии обеспечить только 6,9 млрд за счет внутренних средств. Полученные средства в Кабуле предполагали потратить на безопасность , восстановление и строительство дорог, сельское хозяйство, образование, здравоохранение и на расходы по госаппарату.

Последовавший затем блиц-опрос показал, что сумма заявленных взносов составила лишь 21,4 млрд.долл., т.е. меньше половины запрошенных средств, причем некоторая их часть старые, до сих пор невыполненные обязательства. Так, сумма объявленного США взноса составила 10,2 млрд (из них 3,1 млрд – старые долги), взносы Азиатского Банка Развития – 1,3 млрд, Великобритании – 1,2 млрд, Голландии – 1,2 млрд, Всемирного Банка – 1,1 млрд, Канады – 600 мл, Австрии – 450 млн, Евросоюза (включая Францию) – 750 млн (вдвое меньше, чем ожидали в Кабуле), Японии – 550 млн, ФРГ – 420 млн евро, ОАЭ – 250 млн долл., Турции – 100 млн. долл, Фонда Ага-Хана – 100 млн долл. Иран и Кувейт заявили, что готовы предоставить только кредиты. КНР, Индия, Пакистан, Греция, Дания, Швеция и Италия вообще воздержались объявлять о своих донорских взносах. Словом, итоги опроса не требуют особых комментариев.

Что касается России, то выступление на конференции ее представителей было достаточно конкретным. Так, российская сторона высказала, в частности, готовность участвовать в программе Всемирного банка по развитию высшего образования – восстановление Кабульского политехнического Университета и системы здравоохранения – создание Дома матери и ребенка в Мазари-Шарифе, оказывать содействие становлению вооруженных сил Афганистана, обучать афганских гражданских и военных специалистов в России, задействовать возможности ОДКБ для активизации борьбы с наркотрафиком 1.

Рассматривая результаты Парижской конференции, видимо, не следует обходить вниманием акценты и тональность некоторых выступлений, в том числе весьма высокопоставленных лиц, например, президента Франции Н. Саркози и супруги президента США Л. Буш, которые, не повторяли ранее выдвигавшийся на Западе тезис о достижении национального примирения, а, напротив, признавали необходимость бескомпромиссной борьбы с экстремистами 2.

Общая нестабильность в стране во многом связана с резким увеличением производства и контрабанды наркотиков, доходы от которых идут на поддержку террористов.

27 августа 2008 г. Управление ООН по наркотикам и преступности (УНП) опубликовало результаты своего обследования, которое показало, что площади посевов опийного мака сократились. Однако, как отмечает Пак Ги Мун, по сведениям УНП в 2008 г. объем выращенного опийного мака фактически увеличился, т.к. посевы мака были уничтожены лишь на 5480 га, в то время как целевой показатель уничтожения посевов составляет 50000 га. Отметим, что достижение даже отмеченного результата, стоило немалых человеческих жертв – в ходе проводившейся операции были убиты 77 человек, что в 6 раз превышает число жертв 2007 года.

Кроме того, на севере, а также в провинциях Нангархар, Урузган, Гильменд и Кандагар ежегодно увеличиваются площади посевов индийской конопли (каннабиса). В 2008 г. этой культурой было засеяно 70 тыс. га в 14 провинциях. По этому показателю Афганистан вышел на второе место в мире (после Марокко). Выращивание конопли приносит равнозначные с опийным маком доходы. Активно стимулируют нелегальную афганскую наркоэкономику ежегодно увеличивающиеся потоки прекурсоров, особенно ангидрида уксусной кислоты, необходимого для производства героина. Этот прекурсор ввозится в Афганистан из стран Центральной Азии, Пакистана и Китая. Широкая сеть существующих нарколабораторий позволяет перерабатывать на афганской территории до 65% выращиваемого в стране сырья.

В местностях, подконтрольных антиправительственным силам, их лидеры собирают дань с фермеров и посредников. Часть героина распространяется в Афганистане, где число наркозависимых неуклонно растет. Большая часть героина направляется по уже освоенным путям через страны Центральной Азии в государства Европы и Россию, через Иран, Турцию в государства Балканского полуострова и через Пакистан морем во многие страны мира.

В южных провинциях наркотики выполняют функцию фондового капитала финансирования деятельности экстремистов. На севере страны они практически приобретают очертания главного экономического инструмента, заново формируют товарно-денежную систему взаиморасчетов населения.

Антинаркотические действия афганского правительства осуществляются по линии Министерства по борьбе с наркотиками (МБН) и МВД. По инициативе МБН создана межведомственная комиссия (из членов Верховного Суда, Генпрокуратуры, МВД и Минюста). Ее задачей является обеспечение эффективной борьбы с коррупцией. Несмотря на конкуренцию между МБН и МВД (первое поддерживают британцы, второе – американцы) Афганистан все же смог добиться определенных успехов: в 30 провинциях постепенно реализуются программы развития альтернативного земледелия. В феврале 2009 г. МБН заявило о намерении проведения масштабной операции по уничтожению наркопосевов в южных провинциях Гильменд, Кандагар и Урузган.

В рамках МБН в 2008 г. сформирован Комитет по контролю за ввозом в страну химических веществ (прекурсоров). В сентябре 2008 г. Комитет внес на рассмотрение президента Х. Карзая проект указа о полном запрете на ввоз в Афганистан ангидрида уксусной кислоты. Однако, сохраняющаяся в стране ситуация не позволяет властям добиться перелома в борьбе с наркопроизводителями. В этой связи уместно провести выдержку из статьи “Нью-Йорк Таймс” от 27 июля 2008 г., где ее автор Т. Швейч (до июня 2008 г. являвшийся координатором Госдепартамента США по антинаркотической деятельности и судебной реформе) утверждает, что по его наблюдениям “производство наркотиков взлетело до небес после начала возглавляемой США интервенции в Афганистане”. Следует особо подчеркнуть и тот факт, что размещенные в Афганистане иностранные войска относительно долгое время отказывались участвовать в ликвидации наркопосевов из опасений усилить недовольство афганского населения и высказывались за предоставление кабульскому руководству финансовой помощи для реализации антинаркотических мероприятий, а также обеспечение подготовки афганских наркополицейских. Однако резолюция СБ ООН № 1833 (сентябрь 2008 г.) призвала МССБ “углублять взаимодействие с афганскими властями и государствами региона” в сфере борьбы с наркоугрозой.

Кроме того, на саммите НАТО в Будапеште (октябрь 2008 г.) было принято решение об участии МССБ в создании “поясов безопасности” на афганской границе, перехвате наркокараванов, уничтожении нарколабораторий и аресте наркодельцов.

В Кабуле рассматривают многостороннее антинаркотическое сотрудничество как важный элемент национальной стратегии. Постепенно налаживается работа афгано-пакистано-американской комиссии по обмену информацией. В апреле 2008 г. афганская сторона участвовала в многостороннем оперативном мероприятии “Тарсет”. Вопросы борьбы с афганской наркоугрозой традиционно находятся в поле зрения мирового сообщества.

Тема борьбы с афганскими наркотиками присутствовала в повестке дня многих совещаний и конференций (в Лондоне, Мадриде, Дохе, Москве и Париже). В ходе саммита “Группы восьми” на о. Хоккайдо в июле 2008 г. также было заявлено о решимости государств-членов “восьмерки” продолжить участие в борьбе с наркоугрозой, включая уничтожение незаконных посевов опийного мака, арест наркодельцов и пресечение финансирования терроризма за счет наркодоходов.

В июне 2008 г. СБ ООН принял резолюцию № 1817 “О международном сотрудничестве но пресечению незаконного оборота и утечки прекурсоров для незаконного производства героина в Афганистане”. Россия выступила соавтором этого документа. Напомним, что Москва совместно со своими коллегами по СНГ, ОДКБ, ШОС вносит вклад в укрепление антинаркотического потенциала афганских силовых структур, осуществляет финансирование проектов по линии УНП ООН на центрально-азиатском направлении (российский взнос – 500 тыс. дол-ларов), в том числе по развитию метода контролируемой поставки, оснащения антинаркотических структур компьютерной техникой и т.п.

Российская Федерация является инициатором создания “пояса антинаркотической безопасности” по периметру афганских границ путем консолидации усилий стран региона в пресечении наркотрафика из Афганистана.

Российским вкладом в борьбу с афганской наркоугрозой стал запушенный еще в декабре 2005 г. в рамках Совета Россия-НАТО (СРН) пилотный проект обучения офицеров антинаркотической полиции Афганистана на базе Международного межведомственного центра подготовки сотрудников подразделений по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в г. Домодедово. К 2008 г. 37 афганских офицеров прошли курс обучения. На заседании Совета Россия-НАТО в Бухаресте (апрель 2008 г.) проекту был придан статус постоянного. Домодедовский центр готов к подготовке афганских экспертов по линии ОБСЕ в контексте принятого Решения Совета министров иностранных дел этой организации “О взаимодействии Афганистана с ОБСЕ” (Мадрид, ноябрь 2007 г.). Однако, несмотря на договоренности в 2008 г. Кабул не представил списки курсантов, что привело к срыву двух проектов на базе центра Домодедово по линии СРН и одного – по линии ОБСЕ. Афганцы объясняли сложившуюся ситуацию бюрократическими и техническими проблемами. Однако по имеющейся информации, давление на афганскую сторону оказывали американские советники, стремящиеся перенести обучение сотрудников антинаркотической полиции в Полицейскую академию Кабула, которую финансирует Вашингтон.

Тем не менее, позже Кабул командировал специалистов для подготовки в домодедовском центре: в ноябре 2008 г. 11 афганцев завершили обучение в рамках проекта ОБСЕ; в течение ноября-декабря 2008 г. еще 11 экспертов прошли подготовку по линии проекта СРН. На 2009 г. запланировано прибытие в Домодедово 8 групп афганских слушателей по 17 человек каждая.

Российские специалисты по борьбе с наркотиками активно участвуют в заседаниях инициативной группы по созданию в Афганистане иностранного антинаркотического сообщества (Россия, Италия, Франция, Норвегия, ФРГ, Англия, США). Целями указанного сообщества будут активизация информационного обмена, определение стратегии и тактики действий, а также выработка общей позиции по наиболее значимым вопросам международной повестки дня в антинаркотической сфере.

Вопросы оказания содействия Кабулу не только в борьбе с ростом производства наркотиков, но и финансовой и иной помощи стоят весьма остро. Несмотря на многочисленные заявления и декларации США и других стран Запада, положение в Афганистане все больше обостряется. Однако мировое сообщество и, прежде всего США, не принимали эффективных мер для ее стабилизации, причем многие обещания поддержать Афганистан практически не работают.

Несомненно, немаловажное значение в этом вопросе приобрело отвлечение финансовых средств, необходимых для антитеррористической деятельности в Афганистане. Показателем этого является цифра, фигурирующая во многих СМИ – затраты на операцию в Ираке исчисляются 50 млрд долл. каждые три месяца.

Однако, создавшаяся в Афганистане ситуация, как видится, стала в последние месяцы серьезно беспокоить США и НАТО, заявляющих о необходимости пересмотра отношения к Афганистану.

Убедившись в резком обострении этой ситуации и отсутствии действенных мер по претворению в жизнь деклараций Запада или его нежелание предпринять конкретные шаги, направленные на реальные и эффективные решения афганской проблемы, страны-члены ШОС созвали специальную конференцию по Афганистану.

27 марта 2009 г. такая конференция состоялась в Москве. В конференции приняли участие Генеральные секретари ООН, ОИК, ОБСЕ, ШОС, ОДКБ, СВМДА, главы региональных структур ООН, представители ЕС, руководители внешнеполитических ведомств стран-членов и наблюдателей при ШОС, Афганистана, Туркменистана, Турции, членов “Группы восьми”. Участники Конференции рассмотрели и одобрили Заявление и План действий ШОС–Афганистан, выразив готовность подключиться к реализации изложенного в этих документах широкого спектра направлений сотрудничества. Такой настрой был закреплен в итоговой Декларации конференции.

Ее главным результатом явилось признание необходимости и незаменяемости координации действий всех, кто готов сотрудничать в интересах возрождения Афганистана в качестве демократического, стабильного государства, живущего в мире и согласии со своими соседями и не нуждающегося в иностранном военном присутствии по своей территории.

Одобренный конференцией План действий ШОС–Афганистан, предусматривает целый набор конкретных практических шагов, призванных решить эти проблемы.

Что касается России, то для нее 2009 г. весьма знаменателен. 90 лет тому назад были приняты меры для установления отношений между нашими странами. За эти годы произошли многие события – и те, которые мы вспоминаем с горечью, и другие, которыми мы по праву гордимся. Так, нельзя вычеркнуть из памяти народов более 140 объектов, построенных в Афганистане при содействии нашей страны. Это сотни километров шоссейных дорог, тоннель через перевал Саланг, Джелалабадский ирригационный комплекс, водохранилище в Сарде, газопромыслы, цементный завод, электростанции в Наглу и Даруте, Политехнический Университет, обучение сотен афганских специалистов разного профиля и многое другое.

В 2007 г. Россия списала финансовую задолженность Афганистана в размере более 10 млрд долларов, а в марте 2009 г. подписала Соглашение о борьбе с наркотрафиком.

Россия твердо намерена продолжать оказание разносторонней и разноформатной помощи правительству Афганистана. Речь идет о проведении совместных операций по борьбе с террористами, наркобаронами и прочими преступными элементами, содействии подготовке национальных кадров афганских силовых структур. Осуществление рекомендаций конференции, несомненно, позволит делать это более эффективно.

Участники конференции подчеркнули, что предстоящие в августе 2009 г. в Афганистане президентские и провинциальные выборы должны быть организованы в соответствии с общепринятыми международными стандартами, учитывая интересы всего полиэтнического и многоконфессионального афганского общества. Нельзя допустить, чтобы экстремисты подорвали этот процесс и дестабилизировали ситуацию. Тем персонажам, которые включены в санкционный список СБ ООН, путь во власть, несомненно, должен быть заказан. Столь необходимый процесс должен опираться на критерии, сформулированные афганским президентом Х. Карзаем: отказ от террористической деятельности, разрыв связей с “Аль-Каидой”, признание Конституции ИРА.

Все выступавшие на конференции рассматривали ее как важную составную часть коллективных усилий по выработке новой, подлинной многосторонней, всеобъемлющей стратегии по Афганистану и высказали убеждение, что ее итоги будут способствовать повышению эффективности последующих встреч – министров иностранных дел и Саммита ШОС. Рассмотрению их итогов и реализации решений мы посвятим последующие публикации.

 

1. Отметим, что предложение России об активизации действий ОДКБ в деле борьбы с наркотиками было встречено несколько прохладно спецпредставителем Генерального секретаря ООН г-ном Кай Эйде. В беседе с главой российского МИД С. Лавровым, его заместителем А. Яковенко, а также с корреспондентом газеты “Время новостей”, г-н Кай Эйде заявил, что он руководствуется мандатом мирового сообщества, в котором ему предписано вестиработу с руководством конкретных стран региона. К тому же г-н К. Эйде обратил внимание на то, что Россия назвала только ОДКБ, хотя в регионе существует еще ряд организаций, способных внести вклад в борьбу с незаконным оборотом наркотиков и если эти страны сочтут работу с ОДКБ эффективной, то, как он полагает, со стороны ОО возражений не будет.

2. Напомним, что линия на вовлечение “умеренных талибов” во власть под лозунгом “национального примирения” практически оказалась контрпродуктивной: экстремисты использовали ее для укрепления своих позиций как в центре, так и в целом ряде провинций. Они сумели пройти даже в парламент. Депутатами нижней палаты стали моулави Мохаммад Ислам Мохаммади (в период правления талибов занимал пост губернатора провинции Бамиан, где с его ведома были уничтожены всемирно известные статуи Будды) и мулла Абдул Салам Ракети (при талибах командовал боевым отрядом). В верхнюю палату указом президента Х. Карзая назначены моулави Рахмани (ранее возглавлял боевой отряд талибов в провинции Пактика, позже занимал пост замминистра высшего образования в талибской администрации) и бывший заместитель министра по делам племен и границ при режиме талибов А.Х. Мониб губернатором провинции Урузган. Все они числятся в санкционном списке СБ ООН.

25.66MB | MySQL:65 | 0,506sec