О ситуации вокруг договоренности между США и ИРИ по возрождению СВПД

В середине текущей недели американский Госдеп опроверг  появившиеся в СМИ заявления о достигнутой договоренности между США и ИРИ по вопросу подписания ядерного соглашения, известного как венские договоренности июля 2015 г – Совместного всеобъемлющего плана действий — СВПД. Это выяснилось во время пресс-конференции первого заместителя официального представителя американского внешнеполитического ведомства В.Пателя, который в ответ на вопрос о реакции США на информацию о том, что его страна и ИРИ пришли к соглашению о возвращении к ядерному соглашению, о чем будет объявлено в ближайшее время, сообщил, что это совсем не так, и что стороны еще не пришли в полному взаимопониманию. Как сказал американский представитель, «на данный момент получен ответ Ирана по окончательному тексту, предложенному ЕС.  Теперь дело за Ираном». По его словам, администрация американского президента Дж. Байдена была честной и твердой в своем стремлении придерживаться методов дипломатии для взаимного возврата к соблюдению венских договоренностей. «Вашингтон придерживается такой точки зрения, что взаимное возвращение двух стран в СВПД не только отвечает интересам национальной безопасности США, но также имеет жизненно важное значение для реализации идеи нераспространения ядерного оружия, и представляет также важный шаг в направлении укрепления региональной стабильности».  На этой пресс-конференции был заметен меньший оптимизм, хотя неделей раньше американские представители выражали достаточный оптимизм по поводу возможного возрождения приближавшегося подписания СВПД, озвучивая мысль о том, что становится все более заметной тенденция приближения обеими сторонами к подписанию соглашения. Нынешняя неделя переломила эту тенденцию, ибо в самом ее начале со стороны Вашингтона прозвучало беспокойство о том, что хотя Тегеран демонстрирует готовность устранить самые существенные препятствия, некоторые чувствительные разногласия между обеими все еще существуют.

Бесспорно, значительная часть этих препятствий связана с позицией Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) относительно инспекций на ряде ядерных объектов Ирана. В частности, речь идет об объектах, которые ИРИ давно уже относит к разряду военных, а потому противится проведению там инспекций. В этом плане обратим внимание на ответ В.Пателя, касающийся заявления иранского президента Э.Раиси  о расследовании в связи с гарантиями МАГАТЭ и возрождении СВПД. Чиновник сказал, что США положительно оценивают усилия генерального директора МАГАТЭ Р.Гросси по взаимодействию с Ираном «для уточнения и решения, и мы поддерживаем все аспекты, затрагивающие вопросы безопасности». Он же подчеркнул, что Соединенные Штаты четко заявили, что не должно быть никаких условий между повторным выполнением СВПД и расследованиями, связанными с юридическими обязательствами Ирана по ДНЯО и его Соглашению о всеобъемлющих гарантиях. Имеются в виду финансовые гарантии, которыми ИРИ хочет обезопасить себя в том случае, если новое американское правительство, после прихода к власти в США очередного президента, захочет, подобно Д.Трампу, выйти из действующего соглашения, принятого предыдущей властью.

В мире хорошо помнят все перипетии взаимоотношений ИРИ и МАГАТЭ. В течение нескольких месяцев эта специализированная инстанция ООН требовала от Исламской Республики разъяснений о происхождении урана, обнаруженного на незаявленных объектах Ирана – таких как Фордо и Парчин. Исламская Республика требовала закрыть это дело на время переговоров о возрождении СВПД. Президент Ирана Эбрахим Раиси также заявил в воскресенье, что одним из условий Тегерана для активизации СВПД является «закрытие политических претензий по вопросам безопасности». Принципиальной позицией МАГАТЭ было принятие около трех месяцев его Советом  управляющих резолюции против Тегерана из-за «нежелания Ирана сотрудничать» в выяснении трех незаявленных  объектов, где были обнаружены следы урана. Глава МАГАТЭ выразил в прошлом месяце твердую и принципиальную позицию его ведомства, состоящую в том, что необходимо прекратить политическое давление на Агентство со стороны Ирана, направленное на то, чтобы оно закрыло все вопросы, связанные с подозрительными объектами иранской ядерной инфраструктуры. В ответ на это многолетний глава пресс-службы Организации по атомной энергии Ирана Бехруз Камалванди заявил, что «из-за санкций» требования Международного агентства по атомной энергии к Ирану являются «чрезмерными». Тем самым он попытался вывести за скобки переговоров требования МАГАТЭ по поводу разъяснений о происхождении урана, обнаруженного на незаявленных объектах Ирана. Подобная же линия проводилась в ходе прежних раундов венских переговоров. В ходе переговоров в Вене Тегеран также хотел закрыть это дело. В числе  других принципиальных требований МАГАТЭ — доступ к камерам наблюдения всех своих ядерных объектов. Тем самым Агентство добивается максимальной прозрачности на всех иранских ядерных объектах. Однако руководитель пресс-службы Иранской организации по атомной энергии утверждает, что если Запад отменит санкции и вернется к своим обязательствам, Иран также вернется к обязательствам, принятым им в рамках СВПД. И только в этом случае  ИРИ откроет для всестороннего обзора не только все камеры видеонаблюдения на объектах, но и другое оборудование, в том числе работающие онлайн устройства для измерения процесса обогащения. По его словам, функционирование аппаратуры на вызывающих у Запада беспокойство объектах целиком связано с выполнением Западом в лице США своих обязательств.

При этом, со стороны ЕС продолжают поступать заявления о том, что СВПД будет возрожден «в ближайшие дни». Так сказал в среду глава внешнеполитического ведомства ЕС Ж. Боррель, добавив в радиоинтервью, что  Запад не упустит этот жизненно важный момент и придет к соглашению, «отвечая на озабоченность всех сторон». Практически  дезавуируя это утверждение, находившийся в России иранский министр иностранных дел Хосейн Амир Абдоллахиан сказал в тот же день, что Тегеран хочет от Америки «более сильных гарантий». Как уже известно, это означает гарантии того, что сохранение СВПД не будет зависеть от смены руководства в США. Это требование в США парируют, объясняя, что СВПД представляет  из себя политическое соглашение, а не юридический документ. В то же время, глава МИД ИРИ требует пренебречь требованиями МАГАТЭ, считая, что они основываются на «политическом поведении» в отношении ядерной программы ИРИ.

61.63MB | MySQL:101 | 0,550sec