О попытках Украины наладить контакт с премьер-министром Израиля Я.Лапидом

Если первый ротационный глава правительства Израиля от т. н. «блока перемен» Н.Беннет предпринимал попытку выступить с посреднической миссией между Москвой и Киевом, то его преемник Я.Лапид, занимая до этого пост министра иностранных дел, успел отличиться довольно критичной риторикой в адрес России. Вероятно, именно с данным обстоятельством и оказалось связано намерение президента Украины В.Зеленского пообщаться с новым премьер-министром с целью убедить его более четко артикулировать позицию Израиля при характеристике ситуации на украинском треке, а также присоединиться к санкционному давлению Запада на РФ. Телефонный разговор двух лидеров, посвященный данной проблематике, состоялся 1 сентября и стал первым раундом общения на высшем уровне после транзита власти, состоявшегося в ближневосточной стране еще летом.

Согласно пресс-релизу израильского внешнеполитического ведомства, «премьер-министр Я.Лапид выразил соболезнования погибшим и раненым», «призвал к достижению дипломатического решения для прекращения боевых действий», а также сделал предупреждение собственным гражданам воздержаться от ежегодного паломничества в город Умань во время предстоящего празднования Рош ха-Шана. В Зеленский со своей стороны по итогам указанных переговоров сообщил, что «рассчитывает на присоединение его страны (Израиля – авт.) к санкциям в отношении России и оказание практической помощи Украине». При этом, если верить комментариям ряда американских обозревателей, украинский президент, судя по всему, не получил от главы израильского правительства того четкого ответа, на который хотел рассчитывать.

Обращаясь уже к израильским источникам, можно обнаружить серию публикаций, излагающих версию, в соответствии с которой первый телефонный звонок между лидерами должен был состояться неделей ранее и быть приурочен ко Дню независимости Украины. Однако в конечном итоге сам В.Зеленский отменил запрошенный им звонок из-за того, что Израиль не принял участия в  заседании т. н. «Крымской платформы», состоявшемся накануне. В итоге общение все же было возобновлено, а для сглаживания ситуации День независимости Украины Я.Лапид упомянул в указанном телефонном разговоре в отличие от вопроса о статусе Крыма в целом и проведения посвященного этой теме заседания в частности. Эти пункты в данных Иерусалима и Киева о ходе первого общения лидеров попросту отсутствуют. Также была предложена своего рода комфортная версия того, почему звонок был отложен. Заключалась она в загруженности премьер-министра ближневосточной страны и сложностях при составлении расписания, что обусловлено набирающей обороты избирательной кампанией.

Примечателен в рассматриваемом первом общении Я.Лапида и В.Зеленского еще один аспект, а именно то, что на этот раз открыто с украинской стороны не прозвучало запросов на оказание прямой военной помощи в виде отправки вооружений. Теперь, судя по всему, Киев хотел добиться хотя бы политико-дипломатического содействия, принимая во внимание высказывания Я.Лапида, сделанные им в период каденции на посту главы внешнеполитического ведомства. А вот посол Украины в Израиле прокомментировал ситуацию в довольно жесткой форме, которая все чаще становится свойственной дипломатам республики. В частности, Е.Корнийчук выразил недовольство тем, что правительство ближневосточной страны отказалось от предоставления Киеву кредита на сумму 500 млн долларов, а также подчеркнул, что партии военной помощи в виде бронежилетов и касок, которые Иерусалим отправлял дважды, были, по его мнению слишком незначительными по объемам. Наконец, любопытно, что Е.Корнийчук в некотором смысле привлек внимание к тому обстоятельству, что одна из таких поставок совпала по времени с визитом президента США Дж.Байдена в Израиль, в чем можно заметить попытку упрекнуть власти ближневосточного государства в том, что указанный шаг был ориентирован исключительно на создание благоприятного фона для общения с американским лидером.

Подводя итог рассмотренному первому общению между Израилем и Украиной на высшем уровне, напрашивается вывод об изменившейся позиции Иерусалима по отношению к Киеву, однако такая трактовка происходящего, если и справедлива, то лишь отчасти. В реальности, ближневосточное государство в целом так и не отходило от курса на нейтралитет на российско-украинском треке, а если позиция страны оказывалась несколько более деятельной, то связано это было в большей степени с общим характером израильской внешней политики, формулируя которую Я.Лапид предпринял попытку сместить фокус на США и Европу.

Немаловажно и то, что на этапе, когда Н.Беннет делал свои посреднические шаги, а Я.Лапид выступал с критикой в адрес РФ, Израиль не стоял на пороге новых досрочных выборов, что позволяло сосредоточиться не только на внутриполитической проблематике. Более того, как предполагалось изначально, Н.Беннету должен был достаться довольно сложный переходный период ситуационного реагирования и преодоления последствий пандемии коронавируса и затяжного политического кризиса, в то время как Я.Лапид рассчитывал, что после ротации сможет заниматься среднесрочным планированием. В результате, лидер партии  «Еш атид» мог позволить себе определенные высказывания, которые в нынешнем его положении весьма опасны для продолжения карьеры во власти.

Наконец, большое влияние на ситуацию способен оказать продолжающий борьбу за возвращение в правительство Б.Нетаньяху. Ранее как лидер оппозиции он уже обвинял коалицию в недальновидности при обращении к российско-украинскому треку, предостерегая, что это может нанести урон израильской безопасности. В настоящий момент к аргументам председателя партии Ликуд могут добавиться еще факторы, связанные с Ираном и США. Суть их состоит в том, что, уделяя повышенное внимание по сути периферийной для государства проблеме, а также заигрывая с демократической администрацией США в надеже наладить с ней коммуникацию, правительство и прежде всего Я.Лапид, бывший идеологом этих процессов, не сумел предпринять действительно эффективных шагов в том, что касается экзистенциальной иранской грозы. При этом определенные попытки поддержать Запад в давлении на РФ встречных уступок по иранской ядерной проблеме не принесли, но рискуют вылиться в ограничение свободы израильских действий в Сирии при вытекающем из этого усилении там иранского присутствия.

62.4MB | MySQL:101 | 0,483sec